ЖИТЬ - ЗНА­ЧИТ МЕ­НЯТЬ­СЯ

Ак­три­са о бед­ном Ма­ра­те, ам­би­ци­ях и лич­ном ре­жис­сё­ре

AiF v Tule (Tula) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Татьяна ОРЛОВСКАЯ Фо­то Мак­си­ма МО­РО­ЗО­ВА

ИМЯ МА­РИ­НЫ ЛАГУТИНОЙ НОВОМОСКОВСКИЙ ЗРИ­ТЕЛЬ ВПЕР­ВЫЕ УВИ­ДЕЛ НА АФИШАХ К СПЕКТАКЛЮ «ЖЕМЧУЖИНА ЧЁР­НАЯ, ЖЕМЧУЖИНА БЕЛАЯ» ПО ПЬЕ­СЕ НА­ДЕЖ­ДЫ ПТУШКИНОЙ.

Бы­ло это 18 лет на­зад. То­гда вы­пуск­ни­ца Ал­тай­ской го­су­дар­ствен­ной ака­де­мии культуры и ис­кусств при­е­ха­ла ра­бо­тать в новомосковский те­атр.

ТАК РЕ­ШИЛ ПА­ПА

- По­зи­тив­ная, кра­си­вая, уве­рен­ная в се­бе женщина. Вас счи­та­ют та­лант­ли­вой и успеш­ной ак­три­сой. Лег­ко ли скла­ды­ва­лась ва­ша ар­ти­сти­че­ская судь­ба?

- Стать ак­три­сой я не меч­та­ла. Этот вы­бор, на­вер­ное, как и всё в мо­ей жиз­ни, не был слу­чай­ным. Ду­ма­ла стать эко­но­ми­стом или бух­гал­те­ром. Но па­па ви­дел во мне твор­че­ский по­тен­ци­ал и пред­ло­жил по­сту­пить на ак­тёр­ское от­де­ле­ние. Вот тут-то и на­ча­лось! Моя ма­ма, врач по при­зва­нию, не мог­ла при­нять, что лю­би­мая дочь станет ак­три­сой те­ат­ра и ки­но. А оста­вал­ся все­го день на по­да­чу в ин­сти­тут до­ку­мен­тов. Вол­не­ние, бес­сон­ная ночь, при­ня­тие ре­ше­ния, бла­го­сло­ве­ние ро­ди­те­лей, и вот я уже ле­чу на­встре­чу сво­ей судь­бе. Я так нерв­ни­ча­ла, что три­жды на­ме­рен­но про­ез­жа­ла ми­мо оста­нов­ки ин­сти­ту­та и толь­ко к концу дня по­па­ла на ка­фед­ру, бук­валь­но уго­во­рив чле­нов при­ём­ной ко­мис­сии взять моё за­яв­ле­ние.

Программы для по­ступ­ле­ния у ме­ня, ко­неч­но, не бы­ло, при­шлось чи­тать то, что пом­ни­ла со шко­лы. В этю­дах по ак­тёр­ско­му ма­стер­ству я так сыг­ра­ла несчаст­ную де­вуш­ку, ко­то­рую бан­ди­ты взя­ли в за­лож­ни­цы, что ка­фед­ра еди­но­глас­но оце­ни­ла ме­ня на пять бал­лов.

ОТ СНЕГУРОЧКИ ДО АИДЫ

- А как ока­за­лись в Туль­ской об­ла­сти?

- По­сле ин­сти­ту­та ме­ня при­гла­си­ли в Бар­на­уль­ский мо­ло­дёж­ный те­атр. На­ча­лись за- столь­ные ре­пе­ти­ции спек­так­ля «Го­ре от ума», ко­гда появилась воз­мож­ность по­ехать с кур­со­вым спек­так­лем «Ме­тель» по по­ве­сти Пуш­ки­на в Моск­ву на фестиваль ак­тёр­ских школ.

Москва, встре­ча с из­вест­ны­ми ак­тё­ра­ми и ре­жис­сё­ра­ми из­ме­ни­ла мою жизнь, а го­род с та­ким за­ман­чи­вым на­зва­ни­ем, как Но­во­мос­ковск, пред­став­лял­ся Но­вой Москвой и при­тя­ги­вал к се­бе как ма­г­нит. В ка­нун двух­ты­сяч­но­го я уже от­пля­сы­ва­ла воз­ле ёлоч­ки с но­во­мос­ков­ски­ми де­тиш­ка­ми в ро­ли Снегурочки.

- В про­фес­сии ак­тё­ра есть на­ча­ло твор­че­ской ка­рье­ры. Для вас это роль Аиды в спек­так­ле ре­жис­сё­ра Ев­ге­ния Вял­ко­ва и ху­дож­ни­ка Еле­ны Се­на­то­вой. Роль слож­ная для ещё со­всем юной ак­три­сы…

- «Жемчужина чёр­ная, жемчужина белая» - это кра­си­вая, тро­га­тель­ная ис­то­рия любви сы­на фа­ра­о­на и эфи­оп­ской ра­бы­ни. В пье­су, на­пи­сан­ную за­ме­ча­тель­ным дра­ма­тур­гом На­деж­дой Птушкиной по опе­ре Джу­зеп­пе Вер­ди, я влю­би­лась на всю жизнь. Лю­бовь, рев­ность, пре­да­тель­ство, пре­дан­ность и ко­вар­ство: это же иг­рать - не пе­ре­иг­рать! А ра­бо­тать в спек­так­ле с опыт­ны­ми ма­сте­ра­ми сце­ны Пет­ром Ба­ла­ба­но­вым, Вя­че­сла­вом Го­луб­ко­вым, На­та­льей Жда­но­вой и Алек­сан­дром Но­во­же­ни­ным, ко­то­рые вся­че­ски по­мо­га­ют, обе­ре­га­ют, под­ска­зы­ва­ют, од­но удовольствие. Ре­жис­сёр тер­пе­ли­во и очень по­дроб­но про­ра­ба­ты­вал каж­дую внут­рен­нюю де­таль и мо­ти­ва­цию об­ра­за. Это бы­ло увле­ка­тель­но, и на­сколь­ко силь­ный ре­зо­нанс был от это­го спек­так­ля в го­ро­де, на­столь­ко эта ра­бо­та бы­ла слож­ной для нас. Тем бо­лее что нам, ак­тё­рам, при­е­хав­шим из Си­би­ри, необ­хо­ди­мо бы­ло за­явить о се­бе и сво­ей шко­ле.

- Ва­шим пе­да­го­гом по ак­тёр­ско­му ма­стер­ству был уче­ник Геор­гия Тов­сто­но­го­ва Михаил Ту­ма­шов. У каж­до­го ак­тё­ра есть личное пред­став­ле­ние о «сво­ём» ре­жис­сё­ре. Ка­ко­го ре­жис­сё­ра пред­по­чли бы вы?

- Ре­жис­сё­ра с ком­по­зи­ци­он­ным мыш­ле­ни­ем, спо­соб­но­го со­чи­нить спек­такль, увлечь и по­ве­сти за со­бой, ре­жис­сё­ра, ко­то­рый те­бе до­ве­ря­ет, как со­твор­цу, ко­то­рый чёт­ко ста­вит сверх­за­да­чу и ве­дёт к свер­хи­дее. Ре­жис­сё­ра, в спек­так­лях ко­то­ро­го по­лу­ча­ешь тот са­мый ак­тёр­ский драйв от вза­и­мо­дей­ствия со зри­те­ля­ми, то необык­но­вен­ное со­сто­я­ние ка­тар­си­са от удач­но­го спек­так­ля. Ко­гда, иг­рая два­дцать пя­тый раз од­ну и ту же роль, бла­го­да­ришь Бо­га за вер­ный вы­бор про­фес­сии.

- Жить - зна­чит ме­нять­ся, ме­нять­ся - зна­чит взрос­леть, а взрос­леть - зна­чит непре­стан­но тво­рить се­бя са­мо­го. В ка­кой сте­пе­ни это можно от­не­сти к вам?

- Вот уже 18 лет я жи­ву и ра­бо­таю в за­ме­ча­тель­ном го­ро­де Но­во­мос­ков­ске, ко­то­рый дав­но стал род­ным, где по­яви­лось мно­го дру­зей, небез­раз­лич­ных к мо­е­му твор­че­ству. Наши ма­мы ста­ли ба­буш­ка­ми, а мы - ма­ма­ми и па­па­ми. Мой муж ак­тёр, ре­жис­сёр те­ат­ра Мак­сим Ка­зан­цев, он же неиз­мен­ный парт­нёр по сцене. У нас бо­лее два­дца­ти сов­мест­ных ра­бот. В про­шлом го­ду мы от­ме­ти­ли шест­на­дца­ти­лет­ний юби­лей спек­так­ля «Мой бед­ный Марат» по пье­се Ар­бу­зо­ва. Этот спек­такль, по­став­лен­ный быв­шим ди­рек­то­ром те­ат­ра и ре­жис­сё­ром Ва­лен­ти­ной Пет­ров­ной Вейн­бен­дер, стал для нас с Мак­си­мом не про­сто лю­би­мым, но и зна­ко­вым: у нас ро­дил­ся сын и мы на­зва­ли его Марат. И всё это, без­услов­но, из­ме­ни­ло ме­ня, мои ценности, уси­ли­ло, как мне ка­жет­ся, твор­че­ский по­тен­ци­ал. Я счаст­ли­вая ма­ма и же­на, на­ше­му сы­ну уже шесть лет, и, есте­ствен­но, он за­яд­лый те­ат­рал и са­мый глав­ный мой кри­тик и по­клон­ник.

Я - НЕЗНАЙКА

- Роль Незнай­ки в дет­ском спек­так­ле «сри­со­ва­на» с ва­ше­го сы­на?

- Всё то, что я де­лаю в этой ро­ли, - это мой сын Марат. На са­мом де­ле я очень ком­плек­сую по по­во­ду сво­ей внеш­но­сти, осо­бен­но ко­гда при­хо­дит- ся иг­рать кра­си­вых жен­щин, ге­ро­инь. И вот мне до­ста­лась роль, где я мо­гу по­ка­зать весь свой нере­а­ли­зо­ван­ный спектр дет­ских эмо­ций. В од­ном из от­зы­вов о спек­так­ле зри­тель-па­па на­пи­сал: «Как здо­ро­во иг­ра­ют ак­тё­ры, а осо­бен­но ак­тёр, ис­пол­нив­ший роль Незнай­ки». Ак­тёр?! Во мне не рас­по­зна­ли жен­щи­ну! Вот это для ме­ня боль­шая твор­че­ская по­бе­да.

ДЛЯ ФРЕКЕН ЛИНДГРЕН

- В 2014 го­ду в ре­пер­ту­а­ре те­ат­ра по­явил­ся спек­такль «Ма­лыш и Карлсон» в по­ста­нов­ке Ма­ри­ны Лагутиной. Для зри­те­лей, ко­то­рые при­вык­ли ви­деть в вас толь­ко ак­три­су, это был сюр­приз.

- Для зри­те­лей… Но для кол­лег это бы­ла оче­ред­ная моя ре­жис­сёр­ская ра­бо­та. За годы ра­бо­ты в те­ат­ре я бы­ла ав­то­ром и ре­жис­сё­ром те­ат­раль­ных ка­пуст­ни­ков… В Туль­ском ака­де­ми­че­ском те­ат­ре мы не раз вы­сту­па­ли с ка­пуст­ни­ка­ми в еже­год­ном празд­ни­ке «Те­ат­раль­ное за­ку­ли­сье», да­ва­ли но­во­год­ние пред­став­ле­ния, спек­такль-кон­церт «Вой­на и Лю­бовь». Так что «Ма­лыш и Карлсон» ро­дил­ся не слу­чай­но. Я дав­но меч­та­ла по­ста­вить дет­ский спек­такль, и ко­гда появилась та­кая воз­мож­ность, ко­неч­но, с удо­воль­стви­ем это сде­ла­ла. Три го­да на­зад на фе­сти­ва­ле те­ат­ров ма­лых городов Рос­сии в Выш­нем Во­лоч­ке эта ра­бо­та по­лу­чи­ла диплом в но­ми­на­ции «Уста­ми мла­ден­ца» за луч­ший дет­ский спек­такль.

- Хва­лу и кле­ве­ту при­ем­ли рав­но­душ­но, ска­зал Пуш­кин. Но, как мне ка­жет­ся, к те­ат­раль­но­му ми­ру это со­всем не от­но­сит­ся?

- Раз­го­во­ры во­круг пуб­лич­ных персон шли во все вре­ме­на, а вот ап­ло­дис­мен­ты, цве­ты, на­гра­ды и все­воз­мож­ные пре­мии - что скры­вать? - ак­тё­ры лю­бят. За все свои по­бе­ды я бла­го­дар­на мо­ей семье, и осо­бен­но ма­ме, ко­то­рая все­гда по­мо­га­ла пре­одо­леть труд­но­сти и во всём под­дер­жи­ва­ла ме­ня и мой вы­бор. Так что ес­ли вы хо­ти­те стать «ба­лов­нем судь­бы», то пре­пят­ствия на ва­шем пу­ти неиз­беж­ны, так как её рас­по­ло­же­ние необ­хо­ди­мо за­слу­жить.

СУДЬ­БА ПОДБРОСИТ ВАМ ПРОБЛЕМ…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.