НЕПРИДУМАННАЯ САГА

Ха­джи-Му­рат - бес­страш­ный во­ин или пре­да­тель?

AiF v Tule (Tula) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ан­то­ни­на ПОЗДНЯКОВА Фо­то Ки­рил­ла РОМАНОВА

ЛЕОНОРА МОСКАЛЕНКО, ПРАВНУЧКА ИЗ­ВЕСТ­НО­ГО ГОРЦА, ПРИ­Е­ХА­ЛА В ЯСНУЮ ПОЛЯНУ С СЫ­НОМ. МЫ ПОГОВОРИЛИ С НЕЙ О ЛЬ­ВЕ ТОЛ­СТОМ, НАПИСАВШЕМ ПОВЕСТЬ «ХА­ДЖИ-МУ­РАТ», О РО­ДИ­ТЕ­ЛЯХ И ВЕЛИКОМ ПРЕДКЕ.

БА­БУШ­КА, ЗАПИШИ!

- Леонора Ни­ко­ла­ев­на, у вас до­воль­но необыч­ное имя…

- Мой па­па Ни­ко­лай Бе­лов был боль­шим фан­та­зё­ром, лю­бил ин­те­рес­ные име­на и му­зы­ку. Имен­но он дал мне имя в честь од­ной из ге­ро­инь опе­ры Джу­зеп­пе Верди «Тру­ба­дур».

- По об­ра­зо­ва­нию вы био­лог. С че­го вдруг пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­ва­лись в пи­са­те­ля?

- Кни­гу пи­сать не пла­ни­ро­ва­ла, но са­ма ча­сто рас­ска­зы­ва­ла ис­то­рии из про­шло­го - о се­бе, ма­ме, пра­де­душ­ке. То, что пом­ни­ла по рас­ска­зам стар­ших. Де­ти, вну­ки в один го­лос просили: «Ба­буш­ка, запиши, мы же всё за­бу­дем!» Так как ма­ма бы­ла во­ен­ным вра­чом, то мы с ней мно­го пу­те­ше­ство­ва­ли, и рас­ска­зать бы­ло о чём. Кро­ме то­го, она ле­чи­ла мно­гих из­вест­ных лю­дей - ар­ти­стов, на­уч­ных ра­бот­ни­ков, зна­ла по­этов и пи­са­те­лей.

Ино­гда вскользь вы­да­ва­ла уди­ви­тель­ные ис­то­рии. «Этот Ма­я­ков­ский, он та­кой неак­ку­рат­ный был, всё вре­мя брю­ки под­тя­ги­вал». Или: «Ста­лин этот наглый та­кой, за косы ме­ня дёргал, ко­гда они у дя­ди си­де­ли, а я на стол по­да­ва­ла». Для неё все эти лю­ди, про ко­то­рых мы сей­час хо­тим знать как мож­но боль­ше и по­дроб­нее, бы­ли ча­стью обы­ден­ной жиз­ни. Вос­по­ми­на­ния эти она не за­пи­сы­ва­ла. «Не люб­лю я эту пи­са­ни­ну, - го­во­ри­ла, - знаешь сколь­ко я ис­то­рий бо­лез­ни за свою жизнь на­пи­са­ла, с ума сой­ти мож­но!».

Но в 2010 го­ду я се­ла и на­пи­са­ла вступ­ле­ние к кни­ге, ни­че­го дру­го­го у ме­ня то­гда в го­ло­ве не бы­ло. По­том сло­жил­ся план, я на­ча­ла дей­ство­вать. Свя­за­лась с род­ствен­ни­ка­ми, ко­то­рые что-то ин­те­рес­ное пом­ни­ли, хра­ни­ли фо­то­гра­фии, на­ча­ла ко­пать всё глуб­же, ста­но­ви­лось всё ин­те­рес­нее и ин­те­рес­нее. В 2015 го­ду кни­га бы­ла на­пи­са­на, оста­ва­лось её от­ре­дак­ти­ро­вать. Что­бы ни­че­го не пе­ре­врать, все от­рыв­ки я от­прав­ля­ла род­ствен­ни­кам, на это ушло ещё два го­да. В 2017 го­ду вы­шла кни­га вос­по­ми­на­ний.

- По­лу­ча­ет­ся, фак­ты, при­ве­дён­ные в кни­ге, не име­ют до­ку­мен­таль­но­го под­твер­жде­ния?

- Это кни­га рас­ска­зов и легенд, ко­то­рые пе­ре­да­ют­ся в се­мье из поколения в поколение. На пре­зен­та­ции от­ме­ча­ли, что нет ссы­лок на ар­хи­вы и до­ку­мен­ты, но я со­би­ра­ла ис­то­рии лю­дей - ес­ли хо­ти­те, се­мей­ные ска­за­ния.

Имя Ха­джи-Мурата об­рос­ло тол­стым сло­ем легенд. Где прав­да, а где вы­мы­сел, разо­брать слож­но. Так что це­ли со­здать до­сто­вер­но вы­ве­рен­ный до­ку­мен­таль­ный труд у ме­ня не бы­ло.

«ОН ЖЕ БАНДИТ!»

- Ха­джи-Му­рат - лич­ность неод­но­знач­ная. Од­ни его кри­ти­ку­ют, дру­гие им вос­хи­ща­ют­ся. Бе­з­услов­но, ма­ло кто мо­жет остать­ся рав­но­душ­ным к его ис­то­рии. Так всё же ваш пре­док - герой или пре­да­тель?

- Это слож­ная те­ма. Од­но­знач­но, Ха­джи-Му­рат - на­сто­я­щий во­ин, бес­страш­ный и вы­да­ю­щий­ся, не пре­сту­пив­ший сво­их прин­ци­пов.

Но од­на­ж­ды мой внук ска­зал: «Он же бандит! То ту­да по­шёл - сдал­ся, то ту­да по­шёл - то­же сдал­ся, то Ша­ми­ля пре­дал, то рус­ских». Это ре­ак­ция ма­лень­ко­го ре­бён­ка, ко­то­рый кра­ем уха услы­шал, что у него та­кой пре­док. Ре­бён­ку, бе­з­услов­но, про­сти­тель­но мыс­лить та­ки­ми пря­мо­ли­ней­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми, но, к со­жа­ле­нию, та­кая точ­ка зре­ния есть и сре­ди взрос­лых.

Лич­но я глу­бо­ко убеж­де­на в том, что пре­да­те­лем он не был. Что­бы оце­нить его поступки, необ­хо­ди­мо пол­но и глу­бо­ко ана­ли­зи­ро­вать си­ту­а­ции, в ко­то­рые он по­па­дал. Ему при­хо­ди­лось де­лать вы­бор, он его сде­лал, при этом не за­пят­нав сво­ей че­сти.

- Как, по-ва­ше­му, Лев Тол­стой от­ра­зил в по­ве­сти «Ха­джи-Му­рат» всю слож­ность си­ту­а­ции и неод­но­знач­ность лич­но­сти ва­ше­го пред­ка?

- Повесть «Ха­джи-Му­рат» не пуб­ли­ко­ва­лась при жиз­ни Ль­ва Ни­ко­ла­е­ви­ча по его же ре­ше­нию.

Рос­сий­ский пуб­ли­цист и пи­са­тель Ру­дольф Ива­нов по­ла­га­ет, что он не за­кон­чил её. Тол­стой ведь неод­но­крат­но воз­вра­щал­ся к об­ра­зу горца, пы­тал­ся разобраться в его лич­но­сти, по­нять, че­го он хо­тел и чем жил. Бы­ли по­пыт­ки свя­зать­ся с род­ствен­ни­ка­ми, на­сколь­ко мне из­вест­но, но по ка­ким-то при­чи­нам они не увен­ча­лись успе­хом.

Но, опять же, по мне­нию Ру­доль­фа Ни­ко­ла­е­ви­ча, Тол­сто­му так и не уда­лось до кон­ца чёт­ко из­ло­жить ха­рак­тер сво­е­го пер­со­на­жа, он так и не смог объ­ём­но и пол­но охватить этот об­раз, по­это­му и не за­кон­чил повесть.

Од­на­ко я счи­таю эту повесть од­ним из луч­ших про­из­ве­де­ний Ль­ва Ни­ко­ла­е­ви­ча. Воз­мож­но, это пред­взя­то, но про­из­ве­де­ние вы­да­ю­ще­е­ся.

О пра­де­душ­ке на­пи­са­но мно­го, но в боль­шин­стве это об­щие фра­зы о храб­ро­сти и воле, ко­то­рые, ко­неч­но, име­ли ме­сто быть, но о том, ка­ким он был че­ло­ве­ком, что бы­ло у него внут­ри, - нет прак­ти­че­ски ни­где.

Повесть Тол­сто­го, на­пол­нен­ная аро­ма­та­ми и аурой Кав­ка­за, на­сы­щен­ная раз­ви­ти­ем со­бы­тий, не за­пол­нен­ная опи­са­ни­я­ми и раз­мыш­ле­ни­я­ми, не мо­жет не тро­гать. К этой кни­ге хо­чет­ся воз­вра­щать­ся вновь и вновь, ото­рвать­ся от неё невоз­мож­но. А ка­кой в ней язык! Ём­кий, сжа­тый, че­кан­ный, ла­ко­нич­ный, - прак­ти­че­ски пуш­кин­ский.

«БОГ ОДИН»

- Ва­ша ма­ма - му­суль­ман­ка, отец - пра­во­слав­ный. Не воз­ни­ка­ло про­блем?

- Па­па и ма­ма по­зна­ко­ми­лись в 20-е го­ды про­шло­го ве­ка. Во вре­ме­на торжества ком­му­низ­ма, ко­гда ре­ли­гия не при­вет­ство­ва­лась, а мо­ло­дые лю­ди, ка­ки­ми то­гда и бы­ли мои ро­ди­те­ли, не силь­но этим во­про­сом оза­да­чи­ва­лись.

В се­мье ни­ко­гда не бы­ло раз­го­во­ров на эту те­му, мне не го­во­ри­ли: за или про­тив.

Од­на­ко в кон­це жиз­ни и у ма­мы, и у па­пы на­ча­ла про­яв­лять­ся ре­ли­ги­оз­ность - да­ва­ло плоды то, что они впи­та­ли в дет­стве, но это не вы­ра­жа­лось в фа­на­тич­ном слу­же­нии Бо­гу. Пом­ню, у ма­мы дверь в ком­на­ту бы­ла при­от­кры­та, я за­гля­ну­ла и уви­де­ла, что она, сло­жив ру­ки, ти­хо мо­лит­ся. Ма­ма во­об­ще бы­ла глу­бо­ко ре­ли­ги­оз­ным че­ло­ве­ком. Все её поступки про­ни­за­ны же­ла­ни- ем по­мо­гать лю­дям.

Кста­ти, она хо­ди­ла в пра­во­слав­ную цер­ковь. Го­во­рю ей как-то: «За­чем ты идёшь, тебя же вы­го­нят». «А вдруг не вы­го­нят?» отве­ча­ет. «А че­го же ты в пра­во­слав­ную цер­ковь хо­дишь, у тебя же ре­ли­гия дру­гая?» - не уни­ма­лась я. - «А Бог-то один».

- Се­го­дня вы са­мая бли­жай­шая род­ствен­ни­ца Ха­джи-Мурата. А вли­я­ло ли род­ство с из­вест­ным гор­цем как-то на ва­шу жизнь?

- Мы не афи­ши­ро­ва­ли это­го род­ства. Близ­кие дру­зья зна­ли о на­шем предке, но пуб­лич­ной оглас­ке мы это не пре­да­ва­ли. Ко­гда узна­ва­ли фа­ми­лию, мог­ли спро­сить.

Но в це­лом ни на учё­бе, ни на ра­бо­те это ни­как не от­ра­жа­лось. Всё-та­ки это боль­ше на­ша се­мей­ная внут­рен­няя ис­то­рия.

Я вот сей­час смот­рю на сво­их де­тей и вну­ков, все они раз­ные, но свя­зу­ю­щая ду­хов­ная нить всё рав­но есть.

Де­ло тут не столь­ко в вос­пи­та­нии, сколь­ко, на­вер­ное, в ге­не­ти­че­ской па­мя­ти. У нас в се­мье ни­ко­гда не бы­ло при­ня­то на­вя­зы­вать ка­кие-то иде­а­лы, про­дав­ли­вать цен­но­сти, всё раз­ви­ва­лось са­мо со­бой. Ха­джи-Му­рат про­сто сво­им су­ще­ство­ва­ни­ем и бли­зо­стью под­пи­ты­ва­ет нас из­нут­ри.

СТА­ЛИН НАГЛЫЙ. ЗА КОСЫ ДЁРГАЛ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.