ШОУ ДОЛЖ­НО ПРО­ДОЛ­ЖАТЬ­СЯ!

Алек­сандр Ев­до­ки­мов о за­ку­ли­сье «Го­ло­са», бэк-во­ка­лах для «звёзд» и сво­бо­де твор­че­ства

AiF v Tveri (Tver) - - ГОСТЬ НОМЕРА -

ПО­СЛЕ ШОУ «ГО­ЛОС» АЛЕК­САНДРА ЕВДОКИМОВА УЗНА­ЮТ НЕ ТОЛЬ­КО В РОД­НОЙ ТВЕ­РИ. ЕЩЁ БЫ: ИЗ ПОЛУТОРА ТЫ­СЯЧ ЧЕ­ЛО­ВЕК ОН СНА­ЧА­ЛА ПО­ПАЛ В ЧИС­ЛО ПЯ­ТИ­ДЕ­СЯ­ТИ СЧАСТ­ЛИВ­ЧИ­КОВ, ПРО­ШЕД­ШИХ КА­СТИНГ, А ЗА­ТЕМ ОКА­ЗАЛ­СЯ В ЧЕТВЁРКЕ ЛЕОНИДА АГУТИНА.

- Алек­сандр, за всю ис­то­рию шоу вы пер­вый участ­ник из Тве­ри во взрос­лом «Го­ло­се». Не обид­но, что Лео­нид Агу­тин взял в фи­нал сво­е­го от­ца, а не вас?

- Ко­неч­но, нет. От уча­стия в «Го­ло­се» у ме­ня оста­лись са­мые при­ят­ные впе­чат­ле­ния. Это был на­сто­я­щий празд­ник! Я не ста­вил для се­бя цель по­бе­дить. Про­сто хо­те­лось до­стой­но вы­сту­пить, что­бы на­став­ни­ки ко мне по­вер­ну­лись на эта­пе «сле­пых про­слу­ши­ва­ний». Я по­ни­мал, что в та­ком слу­чае два эфи­ра на Пер­вом ка­на­ле точ­но обес­пе­че­ны. Ко мне раз­вер­ну­ли крес­ла Лео­нид Агу­тин и Лев Ле­щен­ко, и я бла­го­да­рен им. У Леонида сло­жи­лась друж­ная ко­ман­да, все про­фес­си­о­наль­ные му­зы­кан­ты. Со мно­ги­ми я был зна­ком ещё до шоу. На­при­мер, мно­го лет на­зад Ни­ко­лай Агу­тин был ад­ми­ни­стра­то­ром кол­лек­ти­ва «По­ю­щие серд­ца», где я вы­сту­пал. А то, что я не про­шёл даль­ше… По­ни­ма­е­те, «Го­лос» - это шоу, а у каж­до­го про­ек­та есть опре­де­лён­ные за­ко­ны жан­ра, своё ви­де­ние, ка­ки­ми долж­ны быть участ­ни­ки. Ор­га­ни­за­то­рам ин­те­рес­ны не толь­ко во­каль­ные дан­ные, но и об­раз кон­кур­сан­та, его ис­то­рия. На­при­мер, отец на­став­ни­ка 83-лет­ний Ни­ко­лай Агу­тин ока­зал­ся са­мым воз­раст­ным участ­ни­ком за ис­то­рию всех «Го­ло­сов» в ми­ре. Я шёл на шоу, что­бы рас­ши­рить свою ауди­то­рию. Для му­зы­кан­та это все­гда важ­но.

На днях в Москве ко мне по­до­шли несколь­ко че­ло­век со сло­ва­ми: «Ой, а мы вас смот­ре­ли, под­дер­жи­ва­ли. Мож­но сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся?» Это до­ро­го­го сто­ит. Ко­неч­но, я до кон­ца не рас­крыл­ся в «Го­ло­се», по­то­му что ис­пол­нил не со­всем ха­рак­тер­ные для ме­ня пес­ни. Но ста­рал­ся вы­сту­пать так, что­бы не под­ве­сти тех, кто ме­ня под­дер­жи­вал.

- Кто под­би­рал вам ре­пер­ту­ар? Рас­ска­жи­те о за­ку­ли­сье шоу.

- На ка­стин­ге ис­пол­ня­ешь две пес­ни, ко­то­рые вы­би­ра­ешь сам. На «сле­пые про­слу­ши­ва­ния» ком­по­зи­цию да­ют ор­га­ни­за­то­ры. Мне пред­ло­жи­ли спеть «Где же ты бы­ла». Кста­ти, эту пес­ню мно­го лет пел Лев Ле­щен­ко. Он да­же уди­вил­ся, ко­гда я её ис­пол­нил немно­го по-сво­е­му: в бо­лее быст­ром тем­пе и экс­прес­сив­нее. Обер­нув­шись, Лев Ва­ле­рья­но­вич да­же ска­зал: «Я дол­го не мог по­нять, хо­ро­шо это или пло­хо». На осталь­ных эта­пах ре­пер­ту­ар вы­би­ра­ет на­став­ник. Лео­нид пред­ло­жил ис­пол­нить пес­ню «Fantasy» фаль­це­том. Он ска­зал: «Са­ша, знаю, что ты лет два­дцать не пел фаль­це­том, но да­вай по­про­бу­ем, по­ка­жем уро­вень во­каль­но­го ма­стер­ства. В та­ком воз­расте это кру­то». Я со­гла­сил­ся, по­ни­мая, что эта му­зы­ка ско­рее для про­фес­си­о­наль­ной сре­ды, а не для ши­ро­кой ауди­то­рии. Во­об­ще, ра­бо­тать с Агу­ти­ным - од­но удо­воль­ствие. Он боль­шой му­зы­кан­ти­ще. Лео­нид толь­ко под­шу­чи­вал: «Обыч­но я са­мый ста­рый в сво­ей ко­ман­де, а тут са­мый мо­ло­дой». Что ка­са­ет­ся за­ку­ли­сья, то там непре­рыв­ный ра­бо­чий про­цесс. Вы не пред­став­ля­е­те, ка­кой это кон­вей­ер! Ско­ро вы­ступ­ле­ние, бе­жишь в ко­стю­мер­ную, пе­ре­оде­ва­ешь­ся, по­том к гри­мё­рам, за­тем нуж­но ска­зать несколь­ко слов на ка­ме­ру, а тут те­бя пе- ре­хва­ты­ва­ет фо­то­граф - по­сто­ян­но в дви­же­нии. От это­го уста­ёшь, но уста­лость при­ят­ная. Хоть каж­дый день та­кую!

- В про­шлых се­зо­нах на шоу при­хо­ди­ли кол­ле­ги Би­ла­на, дочь Леп­са, сын Град­ско­го. Вы и са­ми дав­но зна­ко­мы с Лео­ни­дом Агу­ти­ным. Есть ли блат на «Го­ло­се»?

- Я счи­таю, что нет! По какому бла­ту на шоу ока­зал­ся 80-лет­ний де­душ­ка, ра­бот­ник по­чты? Или воз­раст­ная участ­ни­ца са­мо­де­я­тель­но­сти, ко­то­рая да­же нот не зна­ет? Ме­ня на «Го­лос» от­пра­ви­ли де­ти. Они за­пол­ни­ли заявку и ска­за­ли: «Па­па, те­бе оста­лось толь­ко вый­ти и спеть». Я так и сде­лал. А то, что в му­зы­каль­ном ми­ре кто-то ко­го-то зна­ет, ло­гич­но. Ну, зна­ком я с Лео­ни­дом, но мы же не при­я­те­ли. Что ж, мне те­перь и в «Го­ло­се» не участ­во­вать? В ка­че­стве на­став­ни­ка Агутина вы­брал, по­то­му что он по­вер­нул­ся ко мне пер­вым, да и за­хо­те­лось с ним по­ра­бо­тать. Впер­вые я уви­дел Леонида в 90-е го­ды в Тве­ри на сту­дии «SALAM», ту­да при­ез­жа­ли за­пи­сы­вать­ся мно­гие рос­сий­ские звёз­ды. Лео­нид был со­всем мо­ло­дым и ещё ма­ло­из­вест­ным. Ка­жет­ся, на тот мо­мент он да­же не ис­пол­нил сво­е­го «Бо­со­но­го­го маль­чи­ка». Нас пред­ста­ви­ли друг дру­гу, мы раз­го­во­ри­лись. Я то­гда пи­сал ан­гло­языч­ные аль­бо­мы - ра­бо­тал с «фир­мОй», как го­во­рит­ся. С тех пор мы из­ред­ка пе­ре­се­ка­ем­ся с Лео­ни­дом, мо­жем немно­го по­го­во­рить о жиз­ни, о музыке.

«SALAM» су­ще­ству­ет до сих пор. Несколь­ко лет на­зад её при­зна­ли луч­шей зву­ко­за­пи­сы­ва­ю­щей сту­ди­ей в стране. В своё вре­мя мне на ней уда­лось по­ра­бо­тать со мно­ги­ми ар­ти­ста­ми. Я пи­сал бэк-во­ка­лы Ва­ле­рию Леон­тье­ву, Ми­ха­и­лу Шу­фу­тин­ско­му, Та­тьяне Ов­си­ен­ко и дру­гим. Фи­лип­пу Кир­ко­ро­ву пи­сал бэк на пес­ню, с ко­то­рой он ез­дил на «Ев­ро­ви­де­ние».

- Вы на сцене мно­го лет. Толь­ко рань­ше бы­ли аме­ри­ка­ни­стом, а те­перь пе­ре­шли на оте­че­ствен­ную му­зы­ку. По­че­му?

- В мо­ло­до­сти я был боль­шим лю­би­те­лем джаз-ро­ка. Но у нас это на­прав­ле­ние не очень по­пу­ляр­но. Ка­кой смысл что-то де­лать, ес­ли нет спро­са?! Неко­то­рые мне го­во­ри­ли: «Ты по­шёл на по­во­ду у пуб­ли­ки». Но ес­ли лю­дям боль­ше нра­вит­ся на­ша му­зы­ка, по­че­му я не мо­гу ею за­ни­мать­ся? Тем бо­лее мне в по­след­нее вре­мя бли­же ре­тро­пес­ни 70-х го­дов, рус­ские ро­ман­сы. В на­шей куль­ту­ре есть свои осо­бен­но­сти, ко­то­рых нет в аф­ро-аме­ри­кан­ской музыке, и на­обо­рот. Их му­зы­ка те­лес­но-страст­ная, а на­ша, на мой взгляд, ду­шев­ная, по­рой на­ив­ная. Рус­ско­му че­ло­ве­ку она бли­же. Это как с едой: как бы нас ни кор­ми­ли аме­ри­кан­ским фаст­фу­дом, всё рав­но ма­ло­соль­ный огур­чик да се­лё­доч­ка род­нее. Сей­час сам пи­шу ро­ман­сы, мно­го лет пою в цер­ков­ном хо­ре при Воз­не­сен­ском со­бо­ре в Тве­ри. Ко­гда-то при­шёл ту­да за день­га­ми - под­ра­бо­тать, а в ито­ге стал хри­сти­а­ни­ном.

- Не­дав­но раз­го­рел­ся скан­дал во­круг непри­стой­но­го кли­па Ни­ко­лая Бас­ко­ва и Фи­лип­па Кир­ко­ро­ва на пес­ню «Иби­ца». Неко­то­рые да­же про­си­ли ли­шить пев­цов ста­ту­са на­род­ных ар­ти­стов Рос­сии. Как вам та­кое «искус­ство», к че­му этот хайп?

- Это по­зор не толь­ко му­зы­кан­тов, но и тех, кто сни­мал и по­ка­зы­вал этот клип. Ар­ти­сты ска­за­ли, что они ре­ши­ли по­сте­бать­ся. Что ж, их пра­во: каж­дый вы­би­ра­ет, что хо­чет. Од­на­ко, на мой взгляд, мож­но бы­ло по­шу­тить по-дру­го­му. За­чем вы­тас­ки­вать на сце­ну от­кро­вен­ную грязь?! Но у нас се­го­дня сво­бод­ное об­ще­ство, всех при­зы­ва­ют к то­ле­рант­но­сти, то есть к тер­пи­мо­сти. Толь­ко по­че­му я дол­жен тер­петь, ес­ли че­ло­век ру­га­ет­ся ма­том или ри­су­ет непри­стой­ные над­пи­си на сте­нах? По­че­му обя­зан при­ни­мать то, что про­ти­во­ре­чит нрав­ствен­ным за­ко­нам? Я жил в Со­вет­ском Со­ю­зе, ко­гда да­же пред­ста­вить нель­зя бы­ло, что­бы ар­ти­сты вы­сту­па­ли по­лу­го­лы­ми, нецен­зур­но вы­ра­жа­лись в эфи­ре или пе­ли под «фа­не­ру». Ко­неч­но, в те го­ды то­же хва­та­ло пе­ре­ги­бов - мно­гое за­пре­ща­лось. Но сей­час дру­гая край­ность: раз­ре­ши­ли всё. Толь­ко сво­бо­да не долж­на пре­вра­щать­ся в рас­пу­щен­ность.

- Как оце­ни­ва­е­те му­зы­каль­ную жизнь Тве­ри?

- В сто­ли­це Верх­не­вол­жья за­ме­ча­тель­ная фи­лар­мо­ния, му­зы­каль­ные учи­ли­ща, шко­лы ис­кусств, пре­крас­ная са­мо­де­я­тель­ность. Наш край бо­гат та­лан­та­ми. Од­на­ко лю­ди за­ча­стую вы­нуж­де­ны сов­ме­щать му­зы­ку с дру­гой де­я­тель­но­стью, по­то­му что од­ним пе­ни­ем на жизнь не за­ра­бо­тать. Ар­ти­стам нуж­на под­держ­ка. Необ­хо­ди­мо про­во­дить боль­ше кон­кур­сов, фе­сти­ва­лей, где му­зы­кан­ты мо­гут про­явить се­бя, за­во­е­вать зри­те­ля. Мно­гие шоу, ко­то­рые про­хо­дят на фе­де­раль­ных ка­на­лах, мож­но про­во­дить и на мест­ном уровне. Се­го­дня пи­а­рить­ся по­мо­га­ет ин­тер­нет. В се­тях мож­но быст­рее до­стичь по­пу­ляр­но­сти, чем че­рез те­ле­ви­де­ние и ра­дио. Но всё же про­бить­ся даль­ше без про­дю­се­ра тя­же­ло.

Фи­нан­си­ро­ва­ние - са­мый слож­ный во­прос в на­шем де­ле. Мож­но най­ти сред­ства на за­пись пес­ни, да­же на съём­ки кли­па, но, что­бы по­ста­вить его в эфи­ры, тре­бу­ют­ся огром­ные сум­мы, при­чём в дол­ла­рах. Ещё в 1993 го­ду зна­ко­мый му­зы­кант уехал в Лон­дон на за­пись аль­бо­ма. Уже то­гда без мил­ли­о­на фун­тов мож­но бы­ло не рас­счи­ты­вать на про­дви­же­ние. Сей­час сум­мы ещё боль­ше! Но это не по­вод опус­кать ру­ки.

- Есть ли жизнь по­сле «Го­ло­са»?

- Ко­неч­но! На­де­юсь, она бу­дет пло­до­твор­ной. В пла­нах - за­пи­сать но­вые пес­ни и ро­ман­сы, рас­ши­рить свой пе­сен­ный ре­тро­ре­пер­ту­ар. Хо­те­лось бы пе­ре­дать дух про­шло­го сто­ле­тия, но вне­ся свои ощу­ще­ния. Я да­же уче­ни­кам все­гда го­во­рю: ста­рай­тесь петь по-сво­е­му, не ко­пи­руй­те «в ко­пей­ку». Ес­ли под­ра­жать пер­во­ис­точ­ни­ку, бу­дешь вы­гля­деть как по­пу­гай. Му­зы­ка тем и хо­ро­ша, что каж­дый раз спо­соб­на от­кры­вать­ся по-но­во­му.

ИЗ 1500 ЧЕ­ЛО­ВЕК ВЫ­БОР ПАЛ НА НА­ШЕ­ГО ЗЕМЛЯКА.

Наш зем­ляк Алек­сандр Ев­до­ки­мов стал од­ним из са­мых яр­ких участ­ни­ков «Го­ло­са». Настав­ни­ком у него был Лео­нид Агу­тин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.