НА УРОВНЕ СЕРД­ЦА

AiF v Udmurtii (Izhevsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Пост­скрип­ту­мом сто­я­ла глав­ная фра­за: «И не на­до ме­ня от­го­ва­ри­вать!»

- Из муж­чин от­клик­ну­лись ше­сте­ро... Все­го ше­сте­ро! Па­ра по­друг над­рыв­но на­пи­са­ли: «Ку­да со­бра­лась? Ты же де­воч­ка, долж­на сы­но­вьям сказ­ки на ночь рас­ска­зы­вать!»

Не хо­те­лось осо­бо­го па­фо­са. Я про­сто зна­ла, что смо­гу вы­пол­нить эту ра­бо­ту: со­брать день­ги, ку­пить по­дар­ки, до­вез­ти ве­щи. И обя­за­тель­но что-то ска­зать этим му­же­ствен­ным лю­дям. Как я умею. У ме­ня в за­па­се был толь­ко ме­сяц.

ОТ­КРЫ­ТЫЕ СЕРД­ЦА

ото­дви­нул все свои де­ла. Кор­по­ра­ти­вы, но­во­год­ние хло­по­ты, по­си­дел­ки пе­ре­ве­си­ло од­но про­стое ре­ше­ние - ехать!

Це­лый день они за­ку­па­ли фор­му для опол­чен­цев, ле­кар­ства для вдов, иг­руш­ки для де­тей-ин­ва­ли­дов, тёп­лые нос­ки и ва­реж­ки, по­том гру­зи­ли это в свои джи­пы. Ко­гда на сле­ду­ю­щее утро рас­се­лись по ма­ши­нам, они за­сме­я­лись: «От­ча­ян­ная ты дев­чон­ка!»

БЕЗУСЛОВНОЕ ДОБ­РО

при­е­дешь?» - она за­ва­ли­ла ме­ня во­про­са­ми ещё он­лайн, ко­гда мы не зна­ли друг дру­га. Глав­ный центр гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи в го­ро­де Зу­гр­эс - это Све­точ­ки­на квар­ти­ра. Сю­да днём и но­чью за­хо­дят лю­ди. За по­дар­ка­ми и ве­ща­ми. Что­бы по­мочь разо­брать оче­ред­ные ко­роб­ки с гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щью. И что­бы по­слу­шать, что тво­рит­ся на передовой, где ей то­же при­хо­дит­ся бы­вать. «У ме­ня до­ма - по­сто­ян­но на­род. По­тер­пишь?» - из­ви­ня­ясь, ска­за­ла она при встре­че. Я толь­ко хмык­ну­ла: «На­шла чем уди­вить!» На свои день­ги ищет ма­ши­ны, до­го­ва­ри­ва­ет­ся со зна­ко­мы­ми, мо­та­ет­ся по ад­ре­сам, что­бы раз­дать всё необ­хо­ди­мое. Квар­ти­ра точ­но так же за­став­ле­на па­ке­та­ми и ко­роб­ка­ми. Плюс пол­ный на­бор ин­су­ли­но­вых ру­чек и ле­карств в хо­ло­диль­ни­ке - на слу­чай, ес­ли это ко­му-то сроч­но по­на­до­бит­ся.

- Я вгля­ды­ва­лась в их ли­ца и про­сто не по­ни­ма­ла, от­ку­да они бе­рут си­лы под­бад­ри­вать дру­гих, вста­вать в 5 утра, по­мо­гать, ко­го-то пе­ре­во­зить, та­щить в тру­що­бы сти­раль­ные ма­шин­ки и ве­ло­си­пе­ды для ре­бят­ни. Ни ми­ну­ты рас­слаб­ле­ния. По­сто­ян­но при­слу­ши­ва­ясь к шу­му за ок­на­ми. Но при этом их гла­за из­лу­ча­ют доб­ро. Безусловное!

- На­при­мер, спать вполгла­за. Кра­сить­ся за три ми­ну­ты. Об­ни­мать каж­до­го че­ло­ве­ка, как род­но­го - на сколь­ко бы вы ни про­ща­лись. На вся­кий слу­чай. И всю­ду тас­кать с со­бой вещ­ме­шок, то есть рюк­зак с лич­ны­ми ве­ща­ми. По­то­му что здесь ни­ко­гда не зна­ешь, в ка­ком ты­лу и на ка­кое вре­мя ты за­ся­дешь, что­бы в без­опас­но­сти до­ждать­ся сво­е­го «кон­воя».

ЧУ­ЖИЕ БОЛЬ­ШЕ, ЧЕМ СВОИ

- Пер­вы­ми, кто ждал ме­ня на дон­бас­ской зем­ле, бы­ли имен­но де­ти. Де­ти-ин­ва­ли­ды. Осо­бен­ные слу­ша­те­ли. «Они дав­но при­шли. Зай­ди в зал!» - под­толк­ну­ла Све­точ­ка. Я от­кры­ла дверь и… Пра­во сло­во, в клет­ке со льва­ми мне бы­ло бы лег­че! Жад­но ло­вя­щие каждое сло­во («А как там в Рос­сии?») и об­сту­пив­шие ме­ня плот­ным коль­цом («А есть ка­кая-ни­будь вещь для ме­ня?»). Я скры­лась за меш­ка­ми и на­ча­ла, слов­но ко­ро­бей­ник, кри­чать из-за ко­ро­бок: «А вот ко­му пу­хо­ви­чок от­лич­ный? Ба­рышне-Сне­гур­ке, ви­дать!» Сме­я­лись и тя­ну­ли ру­ки. Да­же сол­неч­ные дет­ки из кор­рек­ци­он­ной шко­лы. По­сле раз­да­чи все­го по­до­шли, ещё раз ска­за­ли «спа­си­бо» и за­топ­та­лись на ме­сте: «А об­нять вас мож­но?»

«А зна­ешь, что страш­но? - пе­чаль­но ска­за­ла Све­та. - Это мы, взрос­лые, ещё вздра­ги­ва­ем при хлоп­ках на ули­це. Де­ти на них уже не ре­а­ги­ру­ют. Очень быст­ро пе­ре­стро­и­лись. У них во­ен­ный ре­жим уже в кро­ви. Жут­ко!»

В до­ме у знаменитой ма­мы Ли­ды Ко­ва­лё­вой все­гда шум­но и мно­го­люд­но. За свою жизнь она вос­пи­та­ла 50 при­ём­ных де­тей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.