ЗА БОРТОМ

С та­ким ощу­ще­ни­ем жи­вут на­ши се­мьи с детьми­ин­ва­ли­да­ми

AiF v Udmurtii (Izhevsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

про­цес­су: им са­мим тя­же­ло, и с ни­ми тя­же­ло пе­да­го­гам.

Но и шко­лы не го­то­вы учить де­тей с про­бле­ма­ми раз­ви­тия они не уком­плек­то­ва­ны кад­ра­ми. Их в 4 ра­за мень­ше, чем тре­бу­ет­ся - об этом недав­но за­яви­ла ми­нистр об­ра­зо­ва­ния стра­ны. Пе­да­го­ги обя­за­ны ис­пол­нять ИПРА - индивидуальный план ре­а­би­ли­та­ции/аби­ли­та­ции ин­ва­ли­да, но те­ми си­ла­ми, ко­то­рые сей­час есть, они про­сто не мо­гут делать это ка­че­ствен­но. А ро­ди­те­ли хо­тят дать де­тям хо­ро­шее обра­зо­ва­ние и тре­бу­ют вы­пол­не­ния то­го же ИПРА в пол­ном объ­ё­ме. И в этом од­на из при­чин конфликта. На ре­бён­ка с ДЦП при нор­маль­но вы­стро­ен­ной ра­бо­те по ре­а­би­ли­та­ци­ив год за­тра­чи­ва­ет­ся по­ряд­ка1 млн руб­лей! И о ней зна­ют уже на фе­де­раль­ном уровне. Кста­ти, Ро­со­бр­над­зор сто­ит на сто­роне ро­ди­те­лей.

- Ес­ли бы… Есть си­ту­а­ция в дет­ском са­ду № 69, где груп­па для де­тей с на­ру­ше­ни­я­ми опор­но­дви­га­тель­но­го ап­па­ра­та на­хо­дит­ся на гра­ни за­кры­тия: нет специалистов, нет ар­хи­тек­тур­ной до­ступ­но­сти. Сна­ча­ла ро­ди­те­ли об­ра­ти­лись к за­мгла­вы Ад­ми­ни­стра­ции Ижев­ска по со­ци­аль­ной по­ли­ти­ке Та­ра­со­ву, а по­том в от­ча­я­нье к нам. На­ша ас­со­ци­а­ция во­вре­мя под­клю­чи­лась к кон­флик­ту, и мы по­обе­ща­ли ид­ти жёст­ко. Это уже итог опы­та, ко­гда мы от­да­ли на рас­тер­за­ние 218-й сад. Сей­час идут раз­го­во­ры вер­нуть всё об­рат­но, но тре­бу­ет­ся уже 3-5 млн руб­лей.

- Его гла­ва не по­ни­ма­ет этих про­блем и в этой те­ме не за­ин­те­ре­со­ван, а с об­ще­ствен­но­стью диа­ло­га нет.

РАН­НЯЯ ПО­МОЩЬ

про­блем по тем или иным но­зо­ло­ги­че­ским груп­пам. По то­таль­но сле­пым и сле­по­глу­хим у нас ра­бо­та­ет дет­ский сад №256, есть успеш­ный опыт шко­лы №53, есть шко­ла-ин­тер­нат №15, где за­ни­ма­ют­ся со сла­бо­слы­ша­щи­ми и глу­хи­ми, кохле­ар­но им­план­ти­ро­ван­ны­ми, дру­ги­ми слож­ны­ми на­ру­ше­ни­я­ми де­тей и ДЦП. В до­школь­ные учре­жде­ния часть де­тей-инвалидов по­пасть не мо­жет, а часть ро­ди­те­лей про них да­же не зна­ет. Мы про­ана­ли­зи­ро­ва­ли, на­при­мер, неко­то­рые циф­ры за 2015 год, ка­са­ю­щи­е­ся ока­за­ния помощи и услуг об­ра­зо­ва­ния незря­чим де­тям. В те­че­ние го­да был по­став­лен этот ди­а­гноз 30 де­тям, а в до­школь­ное учре­жде­ние при­шли 15.

Меж­ду тем ран­няя по­мощь долж­на быть ока­за­на не толь­ко де­тям, но и их ро­ди­те­лям. Они не зна­ют, что го­су­дар­ство се­го­дня мно­го де­ла­ет: на ре­бён­ка с ДЦП при нор­маль­но вы­стро­ен­ной ра­бо­те по ре­а­би­ли­та­ции в год за­тра­чи­ва­ет­ся по­ряд­ка 1 млн руб­лей! Ра­бо­та­ют фе­де­раль­ные цен­тры по аби­ли­та­ции и ре­а­би­ли­та­ции. Но ро­ди­те­ли ча­сто не зна­ют об ад­ре­сах помощи, о под­держ­ке го­су­дар­ства. В се­мье на­чи­на­ют­ся кон­флик­ты, и в ито­ге мы име­ем до 60% ма­те­рей-оди­но­чек с детьми­ин­ва­ли­да­ми. А ес­ли ре­бё­нок не по­лу­ча­ет до­школь­но­го об­ра­зо­ва­ния, мать про­сто вы­го­ра­ет. До до­сти­же­ния ма­лы­шом трёх лет она пси­хо­ло­ги­че­ски опу­сто­ше­на, а про­бле­мы на­кап­ли­ва­ют­ся, как снеж­ный ком.

- По­то­му что они ста­ра­ют­ся ре­шать про­бле­мы сво­их де­тей - работать над из­ме­не­ни­ем си­ту­а­ции в Удмуртии ма­ло кто пы­та­ет­ся. При­чи­на не толь­ко в ве­ре в «вол­шеб­ную» таб­лет­ку, но и непо­ни­ма­ние, что ре­а­би­ли­та­ци­ей ре­бён­ка на­до за­ни­мать­ся всю жизнь. Ро­ди­те­ли не по­ни­ма­ют, что мы долж­ны, ис­хо­дя из фе­де­раль­но­го опы­та, в вы­стро­ен­ной си­сте­ме дать ре­бён­ку обра­зо­ва­ние, на­учить са­мо­сто­я­тель­но­сти, чтобы он мог жить, при­ни­мая ак­тив­ное участие в жиз­ни, работать, со­здать се­мью. А у нас до­вле­ет ги­пе­ро­пе­ка ре­бён­ка, что при­во­дит к то­му, что он ста­но­вит­ся про­фес­си­о­наль­ным ин­ва­ли­дом, ко­то­рый жи­вёт на пен­сию и го­во­рит, что всё пло­хо.

- Есть це­лая си­сте­ма при рож­де­нии ре­бён­ка-ин­ва­ли­да и опре­де­ле­нии ИПРА - им долж­ны за­ни­мать­ся мин­здрав, мин­соц­за­щи­ты, ми­ни­стер­ства об­ра­зо­ва­ния, спор­та, и по­том под­клю­ча­ет­ся мин­тр­у­да. Но по­ка они не мо­гут до­го­во­рить­ся, что и как они де­ла­ют.

Что ка­са­ет­ся ро­ди­тель­ских объ­еди­не­ний, у нас нет силь­ных ор­га­ни­за­ций, ко­то­рые мо­гут ре­шать вопрос. А кон­крет­ные их представители, ко­то­рые вхо­дят в об­ще­ствен­ные со­ве­ты при ми­ни­стер­ствах, за­ни­ма­ют там мол­ча­ли­вую по­зи­цию. Непо­нят­но, для че­го они там чис­лят­ся? Чтобы делать даль­ше ка­рье­ру? Ра­ди пре­сти­жа?

РАВНОДУШНАЯ РОДИНА

- На по­след­нем ин­вест­фо­ру­ме в Ижев­ске был Сер­гей Бо­ча­ров, пред­ста­ви­тель Агент­ства со­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции в ПФО. Я за­дал ему пря­мой вопрос: «Ес­ли мы не на­хо­дим под­держ­ки в ре­ги­оне, мо­жет быть, про­ще нам уехать в Моск­ву?» Он от­ве­тил: «Это ва­ше пра­во, но убе­ди­тель­ная прось­ба - остать­ся здесь». У нас еже­год­но из Удмуртии уез­жа­ют не толь­ко те, ко­му тре­бу­ет­ся по­мощь, но и вы­со­ко­класс­ные спе­ци­а­ли­сты по ли­нии ме­ди­ци­ны, соц­за­щи­ты, об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рые спо­соб­ны её ока­зать. В Ко­ор­ди­на­ци­он­ном со­ве­те, зная на­шу си­ту­а­цию, мне пря­мо со­ве­ту­ют не тра­тить вре­мя и си­лы на ре­ше­ние про­блем в рес­пуб­ли­ке, где не слы­шат и не хо­тят по­ни­мать, а за­ни­мать­ся се­рьёз­ны­ми про­ек­та­ми фе­де­раль­но­го уров­ня.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.