ЗА­ГО­ВО­РИ­ЛИ ПО­ВЕНГЕРСКИ

Ста­нет ли на­ци­о­наль­ная клас­си­ка ев­ро­пей­ским бест­сел­ле­ром?

AiF v Udmurtii (Izhevsk) - - ТВ + АФИША - Али­са ЧУДОВА

до сих пор не су­ще­ству­ет, не­смот­ря на несколь­ко де­ся­ти­ле­тий ак­тив­но­го куль­тур­но­го сбли­же­ния фин­но-угор­ских стран Ев­ро­пы и рес­пуб­лик Рос­сии. Пе­ре­вод­че­ские про­ек­ты, ини­ци­и­ро­ван­ные, как пра­ви­ло, уни­вер­си­те­та­ми, ре­а­ли­зу­ют­ся, но их яв­но недо­ста­точ­но, что­бы уд­мурт­ская про­за и по­э­зия сто­я­ли на пол­ках вен­гер­ских книж­ных ма­га­зи­нов ря­дом с пе­ре­вод­ны­ми бест­сел­ле­ра­ми дат­ских, швед­ских или нор­веж­ских ав­то­ров. К на­сто­я­ще­му вре­ме­ни пе­ре­ве­де­ны на венгерский толь­ко сти­хи Ашаль­чи Оки (пер­вой и са­мой из­вест­ной уд­мурт­ской по­этес­сы), по­э­ма Ку­зеб­ая Гер­да «Ке­ре­мет», несколь­ко народных ска­за­ний, ле­генд и мо­литв и ро­ман со­вре­мен­но­го пи­са­те­ля Вя­че­сла­ва Ар-Сер­ги.

Во-вто­рых, в слу­чае «Ста­ро­го Мул­та­на» мож­но го­во­рить не о рус­ском пе­ре­во­де, а об ав­тор­ской рус­ско­языч­ной вер­сии, на­столь­ко же сти­ли­сти­че­ски вы­ве­рен­ной, хра­ня­щей го­лос са­мо­го Ми­ха­и­ла Пет­ро­ва, как и уд­мурт­ский ори­ги­нал. Де­ло в том, что Пет­ро­ву, пи­сав­ше­му «Ста­рый Мул­тан» око­ло два­дца­ти лет и за­кон­чив­ше­му ро­ман в 1954 го­ду, бы­ло важ­но, что­бы и рус­ско­языч­ные чи­та­те­ли узна­ли рас­ска­зан­ную им ис­то­рию - и он сам без про­мед­ле­ния взял­ся за рус­скую вер­сию ро­ма­на. Он умер в 1955-м, успев за­вер­шить ав­тор­ский пе­ре­вод мно­гих глав. Так что, по су­ти, су­ще­ству­ет две вер­сии глав­но­го уд­мурт­ско­го ро­ма­на 20 сто­ле­тия - на уд­мурт­ском и рус­ском язы­ках.

А до­сто­я­ни­ем уд­мурт­ской куль­ту­ры «Ста­рый Мул­тан» при­знан не толь­ко по прин­ци­пу язы­ко­вой при­над­леж­но­сти, но, в первую оче­редь, по­то­му, что рас­ска­зы­ва­ет об од­ном из са­мых важ­ных со­бы­тий в ис­то­рии уд­мурт­ско­го на­ро­да, по­сле ко­то­ро­го про­све­щён­ная Ев­ро­па узна­ла о су­ще­ство­ва­нии уд­мур­тов и об их тра­ди­ци­ях.

СТА­РОЕ МУЛТАНСКОЕ ДЕ­ЛО

Ро­ман по­свя­щён «мул­тан­ско­му де­лу» - про­дол­жи­тель­но­му су­деб­но­му про­цес­су (1892-1896 гг.), на­чав­ше­му­ся с об­ви­не­ния уд­мурт­ских кре­стьян-языч­ни­ков в че­ло­ве­че­ских жерт­во­при­но­ше­ни­ях. Бла­го­да­ря пуб­ли­ци­сти­че­ским ста­тьям пи­са­те­ля и пра­во­за­щит­ни­ка Вла­ди­ми­ра Ко­ро­лен­ко про­цесс ока­зал­ся в цен­тре вни­ма­ния рос­сий­ской и ев­ро­пей­ской об­ще­ствен­но­сти, ни­ко­гда рань­ше не знав­шие сло­ва «уд­мурт», лю­ди узна­ли о древ­ней, этич­ной и гу­ман­ной куль­ту­ре это­го фин­но-угор­ско­го на­ро­да, а жи­те­лей Ста­ро­го Мул­та­на, уже осуж­дён­ных на ка­тор­гу, уда­лось осво­бо­дить и вер­нуть в род­ную де­рев­ню. Ро­ман Ми­ха­и­ла Пет­ро­ва стал по­втор­ным оправ­да­ни­ем уд­мур­тов пи­са­тель сам вы­рос в де­ревне, по­хо­жей на Ста­рый Мул­тан, и с по­ра­зи­тель­ной точ­но­стью опи­сал быт и ду­шев­ный на­строй её жи­те­лей. А Иван Хо­рват объ­еди­нил мис­сии Ко­ро­лен­ко и Пет­ро­ва и сде­лал кре­стьян-уд­мур­тов, жив­ших в кон­це 19 ве­ка, близ­ки­ми и по­нят­ны­ми про­све­щён­ной пуб­ли­ке в Ев­ро­пе 21 ве­ка.

По сло­вам Ива­на, глав­ная цель пе­ре­вод­чи­ка - сбли­же­ние куль­тур. Каж­дый пе­ре­вод - это мост меж­ду куль­ту­ра­ми, прой­дя по ко­то­ро­му мож­но зай­ти на но­вую тер­ри­то­рию, узнать что­то но­вое, за­хва­ты­ва­ю­щее. «Ко­гда я про­чи­тал «Ста­рый Мул­тан» Ми­ха­и­ла Пет­ро­ва, я по­нял, что мне хо­чет­ся рас­ска­зать вен­грам эту мрач­ную, до­стой­ную страш­но­го де­тек­ти­ва ис­то­рию про­стых лю­дей из уд­мурт­ской глу­бин­ки, най­ден­но­го те­ла без го­ло­вы, пу­га­ю­щих суе­ве­рий о язы­че­стве, из­нан­ке ра­бо­ты по­ли­ции и о лю­дях, ко­то­рые го­то­вы всту­пить­ся за иде­а­лы гу­ма­низ­ма, не жа­лея вре­ме­ни и сил, - рас­ска­зы­ва­ет он. - Мне ска­за­ли, что в са­мой Уд­мур­тии «Ста­рый Мул­тан» се­год­ня чи­та­ют раз­ве что сту­ден­ты-фи­ло­ло­ги, и это очень зря: ро­ман ни­чем не усту­па­ет тем мод­ным трил­ле­рам, ко­то­рые про­да­ют­ся мно­го­ты­сяч­ны­ми ти­ра­жа­ми, а во мно­гом и пре­вос­хо­дит их.

ПРО­ГУЛ­КА ПО СТРАНИЦАМ КНИ­ГИ

Пе­ре­вод был пре­зен­то­ван два­жды - сна­ча­ла в Ижев­ске, а за­тем - в Киз­нер­ском рай­оне, к ко­то­ро­му сей­час от­но­сит­ся Ста­рый Мул­тан (с 1939 го­да се­ло Ко­ро­лен­ко). Иван Хо­рват не мог упу­стить воз­мож­но­сти уви­деть ме­ста, где про­ис­хо­ди­ли те со­бы­тия, к ко­то­рым он по­сто­ян­но воз­вра­щал­ся в те­че­ние двух лет жиз­ни - имен­но столь­ко он ра­бо­тал над пе­ре­во­дом.

По ули­цам се­ла Хо­рват шёл с яв­ным вол­не­ни­ем, ста­ра­ясь об­на­ру­жить сле­ды той ре­аль­но­сти, ко­то­рую ста­рал­ся вос­со­здать на вен­гер­ском язы­ке. Это оказалось не слож­но: плет­ни, ого­ро­ды, за ко­то­ры­ми ле­жат по­ло­гие хол­мы, де­ре­вян­ные до­ма с яр­ки­ми рез­ны­ми на­лич­ни­ка­ми, ка­мен­ная цер­ковь 1861 го­да по­строй­ки - Ста­рый Мул­тан за по­след­ние 120 лет по­чти не из­ме­нил­ся. Венгерский пе­ре­вод­чик ви­дел то же са­мое, что и Ко­ро­лен­ко, при­е­хав­ший в Ста­рый Мул­тан в 1895-м, что­бы на ме­сте изу­чить по­дроб­но­сти дела. Раз­ве что па­мят­ник са­мо­му Вла­ди­ми­ру Ко­ро­лен­ко мож­но те­перь об­на­ру­жить в глу­бине зе­лё­но­го скве­ра. Вой­дя в двух­этаж­ный дом од­но­го из об­ви­ня­е­мых в жерт­во­при­но­ше­нии, за­жи­точ­но­го мул­тан­ца, круп­но­го тор­гов­ца Ва­си­лия Кузь­ми­ча Кузнецова, где сей­час рас­по­ла­га­ет­ся му­зей име­ни Ко­ро­лен­ко, по­свя­щен­ный Мул­тан­ско­му де­лу и кре­стьян­ско­му бы­ту 19 ве­ка, Хо­рват вос­клик­нул: «Я опи­сал его в сво­ём пе­ре­во­де имен­но так, как ви­жу сей­час своими гла­за­ми. Кни­га ожи­ла!».

Иван Хо­р­вар не мог упу­стить воз­мож­ность уви­деть ме­ста, где про­ис­хо­ди­ли со­бы­тия, опи­сан­ные в ро­мане.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.