ДВОР КАК МИШЕНЬ

Кто и как от­ре­а­ги­ро­вал на ЧП в цен­тре го­ро­да?

AiF v Udmurtii (Izhevsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ма­рия ЗА­ХА­РО­ВА.

но­яб­ря я по­лу­чи­ла от­пис­ку, что ос­но­ва­ний для воз­буж­де­ния уго­лов­но­го де­ла нет: уби­тая со­ба­ка - двор­ня­га, и, зна­чит, ущер­ба нет.

- Я бы­ла оскорб­ле­на этим от­ве­том, - при­зна­ёт­ся Та­ма­ра Сив­ко­ва. - И по­тря­се­на неже­ла­ни­ем защитить: стре­ля­ют в на­шем дво­ре не пер­вый день. Дох­лые во­ро­ны по­сто­ян­но ле­жат под де­ре­вья­ми. Видели мы од­ну и с до­зна­ва­те­лем, и я пред­ло­жи­ла за­брать пти­цу: что в ней - пу­ля, дробь? По­ли­цей­ские от­мах­ну­лись. А стре­лок, меж­ду тем, уди­ви­тель­но мет­кий: фак­ти­че­ски под те­ми же де­ре­вья­ми - ав­то­сто­ян­ка, но он не по­па­да­ет в ма­ши­ны. И Маш­ку он уби­вал, ко­гда я сто­я­ла все­го в мет­ре от со­ба­ки.

НАГНЕТАНИЕ СТРАХА

Не мол­чат по это­му по­во­ду и за­щит­ни­ки жи­вот­ных в соц­се­тях, вол­ну­ют­ся жи­те­ли до­мов № 227-241 - со­се­ди по од­но­му дво­ру. Из раз­го­во­ров с ни­ми кар­ти­на вы­ри­со­вы­ва­ет­ся жут­ко­ва­тая. Вы­стре­лы здесь слы­шат ре­гу­ляр­но: и ра­но утром (а по­том на­хо­дят тру­пи­ки птиц), и позд­но ве­че­ром. 8 но­яб­ря в 19.00 жи­тель­ни­ца до­ма №229 вы­шла с па­рой сво­их со­бак и сно­ва услы­ша­ла вы­стре­лы. Мож­но по­нять со­сто­я­ние жен­щи­ны, ко­то­рая тут же об­ра­ти­лась в участ­ко­вый пункт. По­ли­цей­ско­му яв­но на- до­е­ла исто­рия про вы­стре­лы, он от­мах­нул­ся и ушёл.

А лю­ди здесь жи­вут и слу­ша­ют паль­бу. И сно­ва из­де­ва­тель­скую ка­но­на­ду за­фик­си­ро­ва­ли в по­след­ние выходные но­яб­ря в 21.00 и в 02.00 но­чи.

- В этом дво­ре я ра­бо­таю двор­ни­ком, го­во­рит

- 6 но­яб­ря я вы­шла на уча­сток и ви­де­ла, как за­тас­ки­ва­ли в подъ­езд окро­вав­лен­ную со­ба­ку. До это­го я то­же на­хо­ди­ла тру­пи­ки голубей и ни­как не мог­ла по­нять, что у них за мор? Ес­ли че­ло­век без­на­ка­зан­но па­лит во дво­ре, нет ни­ка­кой га­ран­тии, что он не сде­ла­ет ми­ше­нью лю­дей. Во дво­ре, где уби­ли до­маш­нюю доб­рую двор­ня­гу, две дет­ских пло­щад­ки. Но ве­че­ра­ми там те­перь ни­ко­го нет.

ПО­КА НЕТ БОЛЬ­ШОЙ КРО­ВИ?

Пер­вы­ми, кто от­кли­нул­ся на убий­ство со­ба­ки, ста­ли жур­на­ли­сты ТРК «Моя Уд­мур­тия».

- Я сде­лал сю­жет на радио, а Дмит­рий Во­ров­нин - те­ле­сю­жет, - рас­ска­зы­ва­ет жур­на­лист радио «Моя Уд­мур­тия» Илья ВИХАРЕВ. - Но они вы­шли 9 но­яб­ря и ре­зо­нан­са не по­лу­чи­ли - в этот день как раз об­ру­шил­ся дом на Уд­мурт­ской, 261. Ги­бель лю­дей, ко­неч­но, за­тми­ла рас­стрел со­ба­ки. Но к этой те­ме необ­хо­ди­мо вер­нуть­ся, что­бы не бы­ло но­вых жертв.

Сей­час все ми­ро­вые тра­ге­дии - в ша­го­вой до­ступ­но­сти. И мы зна­ем, что всё боль­ше жертв имен­но от оди­ноч­ных стрел­ков. О них обыч­но зна­ли, но, ви­ди­мо, алгоритм ра­бо­ты пра­во­охра­ни­те­лей все­го ми­ра оди­на­ков: по­ка нет боль­шой кро­ви, «всё хо­ро­шо».

Ес­ли че­ло­век без­на­ка­зан­но па­лит во дво­ре, нет ни­ка­кой га­ран­тии, что он не сде­ла­ет ми­ше­нью лю­дей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.