С ДОМАМИ НЕ ПОСПОРИШЬ

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ГОСТЬ НОМЕРА -

Ка­кие ис­то­рии цеп­ля­ют мо­ло­до­го зод­че­го.

АР­ХИ­ТЕК­ТОР МИ­ХА­ИЛ КАПИТОНОВ ЗА­ВЕР­ШИЛ СВОЙ ЦИКЛ ПО­ЗНА­ВА­ТЕЛЬ­НЫХ ЛЕКЦИЙ, РА­НЕЕ ОН ПРО­ВО­ДИЛ ЭКС­КУР­СИИ, РАС­СКА­ЗЫ­ВАЯ О РАЗ­НЫХ ПЕРИОДАХ И СТИЛЯХ В ЖИЗ­НИ ГО­РОД­СКО­ГО ПРО­СТРАН­СТВА, ДЕ­МОН­СТРИ­РУЯ НАИ­БО­ЛЕЕ ИН­ТЕ­РЕС­НЫЕ ОБЪ­ЕК­ТЫ КА­МЕН­НОЙ ПО­СТРОЙ­КИ.

Из лек­ции Ми­ха­и­ла Ка­пи­то­но­ва

«НЕВИДИМЫЙ» СТИЛЬ

– Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич, что за­став­ля­ет ар­хи­тек­то­ра в ста­ту­се пред­при­ни­ма­те­ля за­ни­мать­ся та­кой об­ще­ствен­ной на­груз­кой – лек­ци­я­ми, экс­кур­си­я­ми?

– На­чал я это слу­чай­но, ещё ра­бо­тая у от­ца по най­му. По­лу­чил за­да­ние: осу­ще­ствить функ­ции ме­не­дже­ра при подготовке кни­ги «Юби­лей­ный Улья­новск». У ме­ня бы­ли ад­ми­ни­стра­тив­ные функ­ции плюс ра­бо­та с ар­хи­ва­ми, му­зе­я­ми. И я уви­дел пласт ар­хи­тек­ту­ры, на ко­то­рый рань­ше не об­ра­щал вни­ма­ния. Это со­вет­ский мо­дер­низм.

– То есть всё, что стро­и­лось в пост­ста­лин­скую эпо­ху?

– Да, со­вер­шен­но вер­но. В школь­ном воз­расте я вос­при­ни­мал его, как про­сто сре­ду оби­та­ния, за ко­то­рую не цеп­ля­ет­ся взгляд. Раз­ве что Мем­центр боль­ше при­тя­ги­вал: при­ят­но по­гу­лять меж ко­лонн.

– Ка­кие объ­ек­ты вы для се­бя от­кры­ли и за­хо­те­ли по­де­лить­ся?

– Я за­но­во уви­дел ар­хи­тек­тур­ный за­мы­сел у Двор­ца твор­че­ства уча­щих­ся, дет­ской би­б­лио­те­ки Ак­са­ко­ва, двор­ца проф­со­ю­зов. И зда­ние на уг­лу улиц Кар­ла Либ­к­нех­та и Мат­ро­со­ва, так на­зы­ва­е­мый «зиг­заг уда­чи». Впер­вые уви­дел дво­рец куль­ту­ры «1 Мая» на Ниж­ней Тер­ра­се. Кру­тое зда­ние!

По­нял, что очень мно­гие го­ро­жане на­хо­дят­ся в та­ком же неве­де­нии. Хо­те­лось рас­ска­зать лю­дям о том, что зна­ешь, ну и… за­ра­бо­тать день­ги на экс­кур­си­ях. Прав­да, это бы­ло со­вер­шен­но смеш­но.

За­ра­бо­ток несо­из­ме­рим с за­тра­той энер­гии и сил. Но это ста­ло класс­ной тре­ни­ров­кой на­вы­ка ора­то­ра. За­вя­зал мно­го ин­те­рес­ных кон­так­тов.

ПОЩУПАТЬ ИС­ТО­РИЮ

– Од­на из ва­ших экс­кур­сий три го­да на­зад как раз по об­раз­цам со­вет­ско­го мо­дер­низ­ма. А ещё ка­кие те­мы бы­ли?

– Сле­ду­ю­щей те­мой, ко­то­рая вы­рос­ла из ис­сле­до­ва­ния мо­дер­низ­ма, ста­ла те­ма сим­бир­ских церк­вей и хра­мов. Со­вет­ская ар­хи­тек­ту­ра свя­за­на с идео­ло­ги­ей, ко­то­рая вы­тес­ня­ла и уни­что­жа­ла преды­ду­щую идео­ло­гию, са­мо­дер­жав­но-пра­во­слав­ную. И сле­ду­ю­щей те­мой ста­ла экс­кур­сия по их сле­дам. Ещё две те­мы – судь­бы двух сим­бир­ских ар­хи­тек­то­ров.

– Да­вай­те уга­даю: Ав­густ Шодэ и Фё­дор Лив­чак?

– Да. Вер­но. Экс­кур­сии я де­лал по от­дель­но­сти по каж­до­му из них, а в этом го­ду про­чи­тал «па­рал­лель­ную» лек­цию об их судь­бах. Очень ин­те­рес­ны имен­но сов­па­де­ния в их судь­бе.

– Что за сов­па­де- ния?

– Оба ро­ди­лись за пре­де­ла­ми Сим­бир­ска. Шодэ – в Одес­се, Лив­чак – в Виль­но. Оба при­е­ха­ли в Сим­бирск в до­ста­точ­но зре­лом воз­расте. Оба стро­и­ли мно­го. Оба эми­гри­ро­ва­ли от со­вет­ской вла­сти. Обо­их за­нес­ло в Омск, где они Со­вет­скую власть всё же встре­ти­ли и на­ча­ли с ней ра­бо­тать. Оба за­ра­зи­лись ти­фом, там же и скон­ча­лись. Один в 1918, дру­гой в 1919 го­ду. Оба счи­та­ют­ся на­шим до­сто­я­ни­ем. Хо­тя Шодэ во­об­ще фран­цуз, у него да­же пас­пор­та Рос­сий­ской им­пе­рии не бы­ло.

– Что да­ёт изу­че­ние су­деб ар­хи­тек­то­ров?

– Воз­мож­ность «пощупать» ис­то­рию сво­ей стра­ны. Ко­гда мы го­во­рим о зда­нии, это неоспо­ри­мый факт. Про­тив это­го не поспоришь. Ка­кие зда­ния и как стро­и­лись – зна­ния об этом да­ют немнож­ко дру­гую кар­ти­ну на­шей ис­то­рии. Го­раз­до чест­нее, чем я в шко­ле в учеб­ни­ке чи­тал: ка­кие-то сте­рео­ти­пы о той или иной эпо­хе. Че­рез ар­хи­тек­ту­ру по­ни­ма­ешь, как стра­на жи­ла, как она встре­ча­ла раз­ные по­тря­се­ния, как это от­ра­жа­лось на лю­дях, на го­ро­де.

АР­ХИ­ТЕК­ТУ­РА КАК ПО­ТРЕБ­НОСТЬ

– А ваш по­след­ний цикл лекций – то­же по­пыт­ка за­ра­бо­тать?

– Те­перь я про­сто чи­таю лек­ции в своё удо­воль­ствие. Это, во-пер­вых, ин­те­рес­но. Мне в удо­воль­ствие по­го­во­рить на лю­би­мую те­му, услы­шать мне­ние лю­дей. Это от­ча­сти ме­тод ис­сле­до­ва­ния. Что лю­ди ду­ма­ют о том или ином зда­нии, по­во­ро­те в судь­бе го­ро­да? Это энер­ге­ти­ка. Ещё од­на се­рьёз­ная мо­ти­ва­ция – это моя воз­мож­ность по­вли­ять на си­ту­а­цию в го­ро­де.

– Ка­ким об­ра­зом?

– Во­про­сы ар­хи­тек­ту­ры вол­ну­ют лю­дей го­раз­до мень­ше, чем кри­ми­нал, до­ро­ги или ЖКХ. На эту ин­фор­ма­цию есть об­ще­ствен­ный за­прос. Я рас­ска­зы­ваю об ар­хи­тек­ту­ре, что­бы лю­ди на­ча­ли об­ра­щать на неё вни­ма­ние, что­бы на­чал фор­ми­ро­вать­ся слой го­ро­жан, у ко­то­рых есть за­прос на ар­хи­тек­ту­ру.

– Чем уда­ёт­ся «за­це­пить» слу­ша­те­ля?

– Я при­шёл к вы­во­ду, что лю­дей силь­нее ин­те­ре­су­ют и тро­га­ют лич­ные ис­то­рии. Ис­то­рии о дру­гих лю­дях. И толь­ко в свя­зи с ни­ми – о зда­ни­ях. Лек­ция о Лив­ча­ке и Шодэ по­лу­чи­лась са­мая жи­вая, по­то­му что это в чи­стом ви­де судь­ба двух лю­дей. Или исто­рия од­но­го сим­би­ря­ни­на, ко­то­ро­го зва­ли Сте­фан Тро­фи­мов, про­сто­го му­жи­ка, ко­то­рый при на­ше­ствии Стень­ки Ра­зи­на за­пи­сал­ся в опол­че­ние, обо­ро­нял кремль, за что по­лу­чил зем­лю, пра­во по­стро­ить мель­ни­цу. В ито­ге стал од­ним из са­мых бо­га­тых лю­дей го­ро­да. И льви­ную до­лю сво­их до­хо­дов по­жерт­во­вал на стро­и­тель­ство хра­ма в Спас­ском мо­на­сты­ре. Та­кие ис­то­рии цеп­ля­ют.

– Что вам боль­ше все­го нра­вит­ся в Улья­нов­ске?

– Сме­ше­ние раз­ных пла­стов. Уни­каль­ный микс ар­хи­тек­ту­ры до­ре­во­лю­ци­он­ной, «ста­лин­ской», мо­дер­нист­ской.

– Ор­га­нич­но ли это сме­ше­ние? – На мой взгляд, да. Ко­неч­но, у нас по­яви­лись объ­ек­ты, ко­то­рые на­ру­ша­ют мас­штаб го­ро­да, сре­ду. Эти круп­ные та­ко­го мик­ро­рай­он­но­го ти­па до­ма по пе­ре­ул­ку Ми­ра и в По­жар­ном пе­ре­ул­ке. Но то, что стро­ит­ся в по­след­нее вре­мя – всё луч­ше и луч­ше впи­сы­ва­ет­ся в го­род. Кста­ти, есть та­кой тер­мин «То­чеч­ная за­строй­ка», окра­шен­ный ис­клю­чи­тель­но нега­ти­вом. А это неоправ­дан­но. Возь­ми­те но­вый дом, ко­то­рый по­стро­ен в ме­сте, где схо­дят­ся ули­цы Гон­ча­ро­ва, Бе­бе­ля и Эн­гель­са. На глав­ную ули­цу выходит П-об­раз­ный ста­рин­ный 3-этаж­ный дом и сра­зу за ним – кор­пус со­вре­мен­ной за­строй­ки, ко­то­рый очень ор­га­нич­но там сел, та­кой же по мас­шта­бу. Это то­же «то­чеч­ная за­строй­ка».

– Мож­но ли сно­сить ста­рые до­ма? Что строить на их ме­сте?

– Это веч­ный во­прос ар­хи­тек­ту­ры, то есть все го­ро­да в опре­де­лён­ный мо­мент стал­ки­ва­ют­ся с ди­лем­мой: со­хра­нять или сно­сить? И это нор­маль­ный во­прос раз­ви­тия. То есть, с од­ной сто­ро­ны, невоз­мож­но оста­но­вить жизнь и раз­ви­тие. С дру­гой – оно не мо­жет про­ис­хо­дить без ка­кой-то ба­зы, без пре­ем­ствен­но­сти. В Ки­тае сей­час всплеск ур­ба­ни­за­ции. Там ак­тив­но сно­сят за­строй­ку 60-70-х го­дов, ана­лог на­ших «хру­щё­вок» и «бреж­не­вок» и стро­ят уже эта­жей под 40. Но в ито­ге у них во­об­ще нет ни­ка­кой иден­тич­но­сти. А Ев­ро­па, на­обо­рот, по­шла по то­таль­но­му со­хра­не­нию и в ос­нов­ном цен­тры го­ро­дов там за­кон­сер­ви­ро­ва­ны на на­ча­ло ХХ ве­ка. Да­же но­вое стро­и­тель­ство ве­дут, ми­мик­ри­руя под эту ста­рин­ную за­строй­ку.

– Ка­кой путь вы­брать нам?

– По хо­ро­ше­му, каж­дый рай­он го­ро­да дол­жен быть про­сто гра­мот­но спла­ни­ро­ван. Дол­жен быть ка­кой-то об­щий план, ко­то­рый преду­смат­ри­ва­ет раз­ви­тие не од­но­го участ­ка, а ком­плекс­ной тер­ри­то­рии.

– Та­ко­го пла­на нет?

– Сей­час эту функ­цию мо­гут вы­пол­нять пра­ви­ла зем­ле­поль­зо­ва­ния и за­строй­ки (ПЗЗ). Там есть все воз­мож­но­сти для то­го, что­бы де­та­ли­зи­ро­вать и про­пи­сать этаж­ность, от­сту­пы от пе­ре­крёст­ка, от со­сед­не­го зда­ния. На­при­мер: здесь у нас бу­дет 7 эта­жей, че­рез до­ро­гу 3, здесь мы ста­вим неболь­шую баш­ню в 12 эта­жей. Об­ще­го­род­ской про­ект на уровне та­ких «ку­би­ков» дол­жен по­явить­ся. А это до­ста­точ­но боль­шие тру­до­за­тра­ты. А сей­час этот до­ку­мент до­ста­точ­но пу­стой. Всё от­да­ёт­ся на усмот­ре­ние де­ве­ло­пе­ра, за­строй­щи­ка, ар­хи­тек­то­ра. Де­ве­ло­пер, есте­ствен­но, за­ин­те­ре­со­ван про­сто в уве­ли­че­нии при­бы­ли, и это глав­ная мо­ти­ва­ция по­след­них двух де­ся­ти­ле­тий стро­и­тель­ства. – Что же де­лать?

– Долж­на быть ру­ко­во­дя­щая роль му­ни­ци­па­ли­те­та. Но у вла­сти есть сей­час во­про­сы бо­лее ак­ту­аль­ные, на ко­то­рые об­ще­ство го­раз­до ак­тив­нее предо­став­ля­ет за­прос. Важ­ность этой сфе­ры в со­зна­нии лю­дей толь­ко на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся.

ПРИ­БЫЛЬ  ГЛАВ­НАЯ МО­ТИ­ВА­ЦИЯ НО­ВОЙ СТРОЙКИ.

Фото ав­то­ра и из архива Ми­ха­и­ла КА­ПИ­ТО­НО­ВА

«Вкон­так­те» Ми­ха­ил Капитонов на­пи­сал: «Я люб­лю смот­реть, как она раз­де­ва­ет­ся». Она – го­сти­ни­ца «Ве­нец», а сни­ма­ет­ся дол­гое вре­мя про­ви­сев­шая рас­тяж­ка про юби­лей Ка­рам­зи­на…

Сме­на тра­ди­ци­он­но­го рус­ско­го сти­ля в ар­хи­тек­ту­ре на ев­ро­пей­ское ба­рок­ко при Пет­ре по­хо­же на ис­то­рию, про­изо­шед­шую во вре­мя вто­рой ми­ро­вой вой­ны. На один из ост­ро­вов Оке­а­нии, где оби­та­ло пле­мя, не знав­шее ци­ви­ли­за­ции, вы­са­ди­лись аме­ри­кан­цы и ан­гли­чане, ос­но­вав­шие здесь во­ен­ную ба­зу. Уви­ден­ное: са­мо­лё­ты, трак­то­ра, креп­кие до­ма, кон­сер­вы, одеж­да – по­ра­зи­ло ту­зем­цев. Они ре­ши­ли, что у при­шель­цев мощ­ные по­кро­ви­те­ли в ми­ре ду­хов. Ко­гда бе­лые лю­ди ушли, ту­зем­цы ста­ли из под­руч­ных ма­те­ри­а­лов де­лать се­бе «оч­ки», «на­уш­ни­ки», «кас­ки». Со­ору­ди­ли и «са­мо­лёт» из трост­ни­ка и мо­ли­лись на него – но до­го­во­рить­ся с ду­ха­ми не уда­лось. Ко­пи­ро­ва­ние внеш­них ат­ри­бу­тов не ве­дёт к глу­бин­ным пе­ре­ме­нам. Но за­им­ство­ван­ный Пет­ром I стиль всё же при­жил­ся на рус­ской поч­ве, по­ро­див но­вую эс­те­ти­ку, от­лич­ную от ис­кон­ной.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.