МУ­ЗЫ­КА, БЛИЗКАЯ СЕРД­ЦУ На­ка­нуне сво­е­го вы­ступ­ле­ния Ма­ю­ко Ка­мио рас­ска­за­ла «АиФ», по­че­му её вос­хи­ща­ет ис­крен­ность рус­ских.

ЯПОНСКАЯ СКРИПАЧКА МА­Ю­КО КА­МИО, КО­ТО­РУЮ ЗАРУБЕЖНАЯ ПРЕС­СА ИМЕНУЕТ «ОСЛЕПИТЕЛЬНО ТА­ЛАНТ­ЛИ­ВОЙ» ИСПОЛНИТЕЛЬНИЦЕЙ В БОЛЬ­ШОМ ЗА­ЛЕ ЛЕ­НИН­СКО­ГО МЕМОРИАЛА БУ­ДЕТ СОЛИРОВАТЬ В КОН­ЦЕР­ТЕ УЛЬЯНОВСКОГО ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НО­ГО АКА­ДЕ­МИ­ЧЕ­СКО­ГО СИМ­ФО­НИ­ЧЕ­СКО­ГО ОР­КЕСТ­РА «ГУБЕРНАТОРС

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - СОБЫТИЕ - ГРУСТЬ, ПОЛ­НАЯ РОМАНТИКИ

СЛУШАТЕЛЬ ДЕ­ЛА­ЕТ

МУЗЫКАНТА НЕПОВТОРИМЫМ

– Ма­ю­ко, скри­пач учит­ся всю жизнь, на­чи­ная по­чти с мла­ден­че­ско­го воз­рас­та. Скрип­ка бы­ла ва­шим лич­ным вы­бо­ром или та­ко­ва бы­ла во­ля ро­ди­те­лей?

– Я на­ча­ла иг­рать на пи­а­ни­но, ко­гда мне бы­ло три го­да про­сто по­то­му, что это обыч­ное за­ня­тие для де­тей сред­не­го клас­са в Япо­нии. Мне не осо­бен­но был ин­те­ре­сен этот ин­стру­мент, и то­гда мой де­душ­ка, ко­то­рый очень лю­бил му­зы­ку, по­зна­ко­мил ме­ня со скрип­кой.

– Око­ло два­дца­ти лет на­зад, ко­гда я толь­ко на­ча­ла вы­сту­пать пе­ред пуб­ли­кой, уже го­во­ри­ли, что у ме­ня есть своя яр­ко вы­ра­жен­ная ма­не­ра. Я по­ня­ла: это не то, что ты при­об­ре­та­ешь со вре­ме­нем, это, ско­рее, чер­та, ко­то­рую твоя ауди­то­рия при­сва­и­ва­ет те­бе без тво­е­го поз­во­ле­ния.

– Вы вы­сту­па­е­те со мно­гим ор­кест­ра­ми в раз­ных ста­нах ми­ра. Лег­ко ли каж­дый раз на­хо­дить «об­щий язык» с раз­ны­ми му­зы­каль­ны­ми кол­лек­ти­ва­ми?

– Со­ли­сты и ди­ри­же­ры не все­гда схо­дят­ся в чем-то, и слож­но­сти в от­но­ше­ни­ях меж­ду ни­ми мо­гут воз­ник­нуть. Все же, мож­но прий­ти к ком­про­мис­су, и это не обя­за­тель­но пло­хо:

бла­го­да­ря та­ким си­ту­а­ци­ям вы­хо­дишь на аб­со­лют­но но­вый уро­вень зву­ча­ния му­зы­ки.

– В 2007 го­ду вы ста­ли ла­у­ре­а­том XIII меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са име­ни Чай­ков­ско­го. Что для ка­рье­ры музыканта да­ёт по­доб­ный успех?

– К то­му вре­ме­ни мне по­счаст­ли­ви­лось под­пи­сать несколь­ко кон­трак­тов, и я уже мно­го где вы­сту­па­ла. Но та­кое гран­ди­оз­ное со­рев­но­ва­ние, как кон­курс име­ни Чай­ков­ско­го, дей­стви­тель­но, под­нял ме­ня на но­вый уро­вень, от­ку­да я смог­ла до­тя­нуть­ся да­же до тех лю­дей в мо­ей стране, кто рань­ше не слу­шал клас­си­че­скую му­зы­ку. Моё имя по­яв­ля­лось в раз­лич­ных по­пу­ляр­ных из­да­ни­ях, я с уве­рен­но­стью мо­гу ска­зать, что про­бу­ди­ла во мно­гих лю­дях ин­те­рес к клас­си­че­ской му­зы­ке.

– В Улья­нов­ске и на пред­сто­я­щих в но­яб­ре га­стро­лях ульяновского ор­кест­ра в То­кио вы бу­де­те иг­рать рус­скую му­зы­ку. Ка­ко­вы её чер­ты, они опре­де­ля­ют наш на­ци­о­наль­ный ха­рак­тер?

– Мно­гие рус­ские ком­по­зи­то­ры – романтики, ск­лон­ные по­э­ти­зи­ро­вать боль и стра­да­ния. Они по­чти упи­ва­ют­ся ими. Я с опре­де­лён­ной иро­ни­ей смот­рю на то, как силь­но рус­ские лю­бят се­то­вать на жизнь в це­лом. Но, с дру­гой сто­ро­ны, мне ка­жет­ся, это од­на из при­чин то­го, по­че­му рус­ская культура вы­зы­ва­ет ин­те­рес: грусть – чув­ство, зна­ко­мое каж­до­му, и рус­ские оку­ты­ва­ют вас гру­стью, пол­ной романтики.

– Каж­дый му­зы­кант ищет свой непо­вто­ри­мый стиль ис­пол­не­ния. Вы его на­шли или всё ещё на­хо­ди­тесь в по­ис­ке?

– Где ис­пы­ты­ва­е­те боль­шее вол­не­ние, ко­гда вы­сту­па­е­те: в Рос­сии или в Япо­нии?

– Мне нра­вит­ся иг­рать вез­де, но я ощу­щаю, как силь­но от­ли­ча­ет­ся пуб­ли­ка в раз­ных странах. Ме­ня вос­хи­ща­ет муд­рость и ис­крен­ность рус­ских, вни­ма­ние и по­чти­тель­ность япон­цев, от­кры­тость и ра­ду­шие аме­ри­кан­цев.

ТОЛЬ­КО У НАС

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.