НЕПОВТОРИМ, КАК ЖИЗНЬ

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Сер­гей ЮРЬЕВ

О СВОЁМ ТВОРЧЕСТВЕ МА­СТЕР РАС­СКА­ЗАЛ В КНИ­ГЕ «ЖИЗНЬ ОД­НО­ГО ТЕ­АТ­РА».

Ре­жис­сё­ру ну­жен недю­жин­ный та­лант и твёр­дый ха­рак­тер

НА­РОД­НЫЙ АР­ТИСТ РОС­СИИ ЮРИЙ КОПЫЛОВ ЧЕТ­ВЕРТЬ ВЕ­КА БЫЛ ХУДОЖЕСТВЕННЫМ РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕ­ЛЕМ УЛЬЯНОВСКОГО ТЕ­АТ­РА ДРА­МЫ, ПО­СТА­ВИЛ ДЕ­СЯТ­КИ СПЕКТАКЛЕЙ, КО­ТО­РЫЕ И СЕЙ­ЧАС ЗНА­ЮТ, ПОМНЯТ И ЛЮ­БЯТ ТЕ, КТО ИХ ВИ­ДЕЛ.

Его не ста­ло 31 мар­та 2012 го­да… 2 но­яб­ря ему ис­пол­ни­лось бы 75 лет. Вос­по­ми­на­ни­я­ми о Юрии Се­мё­но­ви­че по­де­лил­ся его сын – ак­тёр и ре­жис­сёр Мак­сим КОПЫЛОВ.

ЖЁСТКИЙ И ВОЛЕВОЙ

– Мак­сим, в каж­дом че­ло­ве­ке есть глав­ная чер­та ха­рак­те­ра. Ка­ко­ва она бы­ла у Юрия Се­мё­но­ви­ча?

– Отец был до­воль­но жёст­ким и во­ле­вым че­ло­ве­ком – и в се­мье, и в те­ат­ре. На­вер­ное, это бы­ло пра­виль­но, по­сколь­ку те­атр – боль­шая ор­га­ни­за­ция, где стал­ки­ва­ют­ся мне­ния, по­зи­ции, ин­те­ре­сы мно­гих лю­дей. У каж­до­го ар­ти­ста свой нрав, свой ха­рак­тер. Всем уго­дить невоз­мож­но, а зна­чит, то­му, кто всем этим ру­ко­во­дит, ну­жен не толь­ко недю­жин­ный та­лант, но и твёр­дый ха­рак­тер. Ар­ти­сты долж­ны ува­жать че­ло­ве­ка, ко­то­рый им пред­ла­га­ет что-то сде­лать. И он вну­шал ува­же­ние. Во вся­ком слу­чае, ни от од­но­го из ак­тё­ров, ко­то­рые с ним ра­бо­та­ли в Ор­ле, во Вла­ди­ми­ре и в Улья­нов­ске, я не слы­шал о нём ни од­но­го дур­но­го от­зы­ва.

– Во­об­ще жа­лоб и кон­флик­тов не бы­ло?

– Без жа­лоб и кон­флик­тов ни один те­атр не об­хо­дит­ся в прин­ци­пе. Но он мог не толь­ко про­явить жёст­кость, но и рас­по­ло­жить к се­бе лю­дей. Все во­про­сы ре­ша­лись на уровне диа­ло­га, об­ме­на мне­ни­я­ми, со­по­став­ле­ния по­зи­ций…

– Меж­ду ва­ми бы­ли от­но­ше­ния – не как меж­ду сы­ном и от­цом, а как меж­ду ак­тё­ром и ре­жис­сё­ром?

– Нет. Та­ко­го не бы­ло. Де­ло в том, что на ак­тёр­ском от­де­ле­нии в УлГУ я от­учил­ся все­го год, а в 2000 го­ду уехал в Моск­ву и в Улья­новск воз­вра­щал­ся толь­ко на но­во­год­ние празд­ни­ки. Я да­же не мог уви­деть мно­гие спек­так­ли, по­став­лен­ные им в по­след­ние го­ды, на­при­мер, «Ко­роль Лир», и очень об этом жа­лею.

– Се­го­дня «Ко­роль Лир» идёт? – Ну ка­кой мо­жет быть «Ко­роль Лир» без Бо­ри­са Алек­сан­дро­ва… Де­сять лет я про­жил в Москве. Ни у него не бы­ло воз­мож­но­сти ви­деть, как ра­бо­таю я, и у ме­ня не по­лу­чи­лось уви­деть мно­гие его ре­жис­сёр­ские ра­бо­ты. Так что на­ши беседы оста­ва­лись на уровне «как де­ла?» и «что но­во­го?»

СО­ВЕ­ТЫ ТОЛЬ­КО МЕШАЮТ

– Как воз­ник­ла ак­тёр­ская ди­на­стия? На­вер­ное, те­ат­раль­ная се­мья как-то по­вли­я­ла на вы­бор про­фес­сии?

– В на­ча­ле 2010 го­да он пред­ло­жил мне учить­ся за­оч­но на ре­жис­сё­ра в те­ат­раль­ном ин­сти­ту­те име­ни Щу­ки­на. Ска­зал: ес­ли най­дут во мне ре­жис­сёр­ские за­дат­ки, то при­мут. Я по­ехал, по­сту­пил и в по­след­ние го­ды его жиз­ни ра­до­вал пя­тёр­ка­ми по ре­жис­су­ре. Но со­ве­тов он не да­вал, опы­том не де­лил­ся. И пра­виль­но. Это бы­ло бы не со­всем чест­но. Ре­жис­сёр – это та­кая про­фес­сия, где со сто­ро­ны ни­кто в прин­ци­пе по­мочь не мо­жет. Сле­дуя чьим-то со­ве­там, в этой про­фес­сии ни­ку­да «не вы­плы­вешь».

– Но ак­тёр­ская ка­рье­ра Мак­си­ма Ко­пы­ло­ва на­ча­лась зна­чи­тель­но рань­ше…

– Я не со­би­рал­ся ста­но­вить­ся ар­ти­стом и ни­ко­гда об этом не меч­тал. Да­же мыс­лей та­ких в го­ло­ве не бы­ло. Я по­сту­пал в УлГу со­всем на дру­гой фа­куль­тет – по спе­ци­аль­но­сти «Рекла­ма, пи­ар и свя­зи с об­ще­ствен­но­стью» – то­гда это бы­ло мод­но. Не до­брал од­но­го бал­ла по рус­ско­му язы­ку и мог «за­гре­меть» в ар­мию. Имен­но то­гда курс на­би­рал Ми­ха­ил Скан­да­ров, про­фес­сор ГИТИСа, и Юрий Се­мё­но­вич пред­ло­жил мне по­сту­пать на ак­тёр­ский фа­куль­тет: «Го­дик про­ма­ешь­ся, ес­ли не по­нра­вит­ся – че­рез год ещё ку­да-ни­будь по­про­бу­ешь». Но по­про­бо­вать в ито­ге не по­лу­чи­лось. За­ко­пал­ся глуб­же. Ес­ли это мож­но на­звать вли­я­ни­ем, то да – вли­я­ние бы­ло. Всё дет­ство я про­вёл в те­ат­ре. Кто из ро­ди­те­лей за­би­рал ме­ня из дет­ско­го са­да или из шко­лы, тот и та­щил к се­бе на ра­бо­ту: ма­ма – в те­атр ку­кол, отец – в дра­ма­ти­че­ский. Здесь и уро­ки де­лал. Но пла­нов всё рав­но не стро­ил. Ви­ди­мо, ге­не­ти­ка ока­за­лась во всём виновата. Так что по ак­тёр­ско­му пу­ти ме­ня буд­то те­че­ние по­нес­ло.

– Юрий Се­мё­но­вич оце­ни­вал ва­ши ак­тёр­ские ра­бо­ты?

– Это­го не зна­ет ни­кто. Он ни ра­зу ни с кем на эту те­му не раз­го­ва­ри­вал. В том чис­ле и со мной.

– В те­ат­ре идут ка­кие-ли­бо спек­так­ли, по­став­лен­ные Юри­ем Ко­пы­ло­вым?

– В ре­пер­ту­а­ре остал­ся толь­ко один из них – «За­ве­ща­ние це­ло­муд­рен­но­го баб­ни­ка» - по мо­ти­вам «ДонЖу­а­на», но по­ка­зы­ва­ют его неча­сто…

10 ИЮЛЯ 2002 ЮРИЮ КОПЫЛОВУ ПРИСУЖДЕНА ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НАЯ ПРЕМИЯ РФ В ОБ­ЛА­СТИ ЛИТЕРАТУРЫ И ИС­КУС­СТВА.

– Нет пла­нов или хо­тя бы же­ла­ния что-ни­будь вос­со­здать?

– Вес­ной 2012 го­да вос­со­зда­ли «Две­на­дца­тую ночь», но это был, ско­рее, спек­такль, со­здан­ный мной в па­мять об от­це, неже­ли по­пыт­ка воз­ро­дить его как про­из­ве­де­ние. Ко­гда иг­ра­ли Ре­дюк, Ян­ко и Кустар­ни­ков – это был со­вер­шен­но дру­гой спек­такль. Без жи­во­го ре­жис­сё­ра пол­но­цен­но вос­про­из­ве­сти его ра­бо­ту невоз­мож­но – это за­кон. Ка­ки­ми бы ни бы­ли ар­ти­сты ода­рён­ны­ми, они всё рав­но не мо­гут в пол­ной ме­ре знать, как и о чём ре­жис­сёр раз­го­ва­ри­ва­ет со зри­те­лем. Эта ин­фор­ма­ция ар­ти­сту не рас­кры­ва­ет­ся, это мо­жет счи­тать или как-то пре­ло­мить че­рез своё со­зна­ние толь­ко зри­тель.

ПА­МЯТЬ ХРАНИТ ЗРИ­ТЕЛЬ

– Зна­чит, ре­жис­сё­рам, ко­то­рые ра­бо­та­ли в ки­но, в этом смыс­ле про­ще – их труд за­фик­си­ро­ван раз и на­все­гда… А есть ли за­пи­си спектаклей Юрия Се­мё­но­ви­ча?

– Ко­неч­но. Есть ви­део­кас­се­ты со спек­так­ля­ми, и уже идут раз­го­во­ры о том, что­бы их оциф­ро­вать. Кро­ме это­го, ди­рек­тор те­ат­ра На­та­лья Алек­сан­дров­на Ни­ко­но­ро­ва пла­ни­ру­ет сде­лать му­зей па­мя­ти Юрия Се­мё­но­ви­ча на тре­тьем эта­же те­ат­раль­но­го фойе. Па­мять о ре­жис­сё­ре хра­нит­ся в ар­ти­стах, в зри­те­лях, ко­то­рые ви­де­ли его спек­так­ли. О Ста­ни­слав­ском же ни­кто не за­был…

– А не хо­дит по те­ат­ру та­ких раз­го­во­ров: мол, при Ко­пы­ло­ве бы­ло так-то, а сей­час всё не так?

– Та­кое есть не толь­ко в те­ат­ре, но и в лю­бом дру­гом учре­жде­нии. Да и в стране – то же са­мое. При Гор­ба­чё­ве бы­ло од­но, при Ель­цине дру­гое, а при Пу­тине уж со­всем всё ина­че. Кто-то что-то те­ря­ет, кто-то на­обо­рот – при­об­ре­та­ет. Срав­ни­ва­ют и уро­вень ма­стер­ства ре­жис­сё­ров, и сте­пень сво­ей за­ня­то­сти, кто-то вспо­ми­на­ет о же­ла­е­мом и уже недо­сти­жи­мом. Всё это со­вер­шен­но есте­ствен­но.

– Мож­но ли счи­тать, что лю­бая ре­жис­сёр­ская ра­бо­та уни­каль­на и непо­вто­ри­ма?

– Аб­со­лют­но. Я ска­жу да­же боль­ше – непо­вто­ри­мо каж­дое от­дель­ное пред­став­ле­ние од­но­го и то­го же спек­так­ля. Есть опре­де­лён­ные смыс­ло­вые уз­лы, ко­то­рые неиз­мен­ны, но у ар­ти­ста каж­дый день ме­ня­ет­ся со­сто­я­ние, на­стро­е­ние, и иг­ра­ет он все­гда несколь­ко ина­че…

– Ка­кое оста­лось са­мое яр­кое вос­по­ми­на­ние об от­це?

– Тут мож­но го­во­рить не о кон­крет­ном со­бы­тии или кон­крет­ных сло­вах. Он все­гда очень ин­те­рес­но улы­бал­ся – с эта­кой хит­ре­цой. Его улыб­ка бы­ла аб­со­лют­но бе­ло­снеж­ной, по­сколь­ку он ни­ко­гда не ку­рил и не пил ко­фе. И очень рас­по­ла­га­ю­щей. По ней бы­ло вид­но, что он раз в пят­на­дцать-два­дцать ум­нее те­бя. И при этом смот­рел как на ре­бён­ка, ко­то­рый на­без­об­раз­ни­чал, но ко­то­ро­го он всё рав­но лю­бит. Это моё лич­ное мне­ние, но ду­маю, что мно­гие со мной со­гла­сят­ся: ко­гда лю­ди та­кой ве­ли­чи­ны ухо­дят – это все­гда трагедия, и для те­ат­ра, и для зри­те­лей, и для ис­кус­ства. Я и мно­гие дру­гие ре­бя­та, ко­то­рые не успе­ли с ним по­ра­бо­тать, очень мно­гое по­те­ря­ли.

Фо­то ав­то­ра и из ар­хи­ва те­ат­ра дра­мы

Мак­сим Копылов в ро­ли Чац­ко­го.

Юрий и Мак­сим Ко­пы­ло­вы, 1982 год, Орёл.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.