МОЯ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ГОСТЬ НОМЕРА -

1,5

ТЫ­СЯ­ЧИ ОФИ­ЦЕ­РОВ ЗА ПОЛ­ТО­РЫ НЕДЕ­ЛИ ЗАПИСАЛИСЬ В РККА.

Как ис­то­рия пре­вра­ща­ет «хлам» в со­кро­ви­ща

ПО­ЧЕ­МУ ЗА СВЕРГНУТОГО ЦА­РЯ НЕКО­МУ БЫ­ЛО ЗАСТУПИТЬСЯ, КА­КИМ БЫЛ ОК­ТЯБРЬ В СИМБИРСКОЙ ГЛУ­БИН­КЕ, КА­КИЕ ШТАМПЫ О СО­БЫ­ТИ­ЯХ 1917 ГО­ДА НЕ СО­ОТ­ВЕТ­СТВУ­ЮТ ДЕЙ­СТВИ­ТЕЛЬ­НО­СТИ, ОБ ЭТОМ НАШ РАЗ­ГО­ВОР С ЭКС-ДИ­РЕК­ТО­РОМ, А НЫНЕ СТАР­ШИМ НА­УЧ­НЫМ СО­ТРУД­НИ­КОМ МУ­ЗЕЯ ЛЕ­НИН­СКО­ГО МЕМОРИАЛЬНОГО ЦЕН­ТРА ВАЛЕРИЕМ ПЕРФИЛОВЫМ.

ОК­ТЯБРЬ ГЛАВНЕЕ ФЕВ­РА­ЛЯ

– Валерий Алек­сан­дро­вич, ле­нин­ское на­сле­дие к вам по­па­ло в эпо­ху перемен. При­хо­ди­лось ме­нять усто­яв­ши­е­ся кон­цеп­ции, сте­рео­ти­пы?

– Ко­неч­но! Ко­гда в 1970 го­ду от­кры­ли Ле­нин­ский ме­мо­ри­ал, это был преж­де все­го идео­ло­ги­че­ский центр. А в се­ре­дине 80-х на­ча­лись про­цес­сы, ко­гда от­кры­ва­ют­ся ар­хи­вы и ис­то­рия ста­но­вит­ся бо­лее мно­го­знач­ной. По­яв­ля­ют­ся дру­гие точ­ки зре­ния, всплы­ва­ют но­вые ис­то­ри­че­ские фи­гу­ры.

– Как с те­че­ни­ем вре­ме­ни ме­ня­лось от­но­ше­ние к са­мо­му фак­ту ре­во­лю­ции?

– В со­вет­ское вре­мя ре­во­лю­ция в учебниках и ли­те­ра­ту­ре пред­став­ля­лась преж­де все­го как праздник, как ве­ли­кое исто­ри­че­ское со­бы­тие. Это то­же пра­виль­ная оцен­ка, но од­но­сто­рон­няя. Ре­во­лю­ции не мо­гут быть толь­ко празд­ни­ка­ми. Од­ни по­лу­ча­ют от неё всё, «кто был ни­чем, тот ста­нет всем». А дру­гие мно­гое те­ря­ют. Соб­ствен­ность, при­ви­ле­гии. Мно­гие вы­нуж­де­ны по­ки­нуть стра­ну. Мно­гие те­ря­ли близ­ких, брат шёл на бра­та.

– Сей­час ис­то­ри­ки объ­еди­ни­ли две ре­во­лю­ции, февральскую и ок­тябрь­скую, в од­ну «Ве­ли­кую Рос­сий­скую ре­во­лю­цию». Но со­сто­я­щую из двух ча­стей.

– Да. И идут споры, ка­кая из этих ча­стей «бо­лее ве­ли­кая». Я ду­маю, ве­ли­кой Рос­сий­скую ре­во­лю­цию сде­лал всё-та­ки ок­тябрь. Имен­но он в корне из­ме­нил и строй, и хо­зяй­ствен­ный уклад, и куль­ту­ру, и цен­но­сти. И ока­зал ко­лос­саль­ное вли­я­ние на весь мир – и на Запад, и на Во­сток. Запад вы­нуж­ден был про­во­дить ак­тив­ную со- Де­я­те­ли Ве­ли­кой Рос­сий­ской ре­во­лю­ции для Ва­ле­рия Пер­фи­ло­ва не аб­стракт­ные пер­со­на­жи, а по­чти род­ные лю­ди. ци­аль­ную по­ли­ти­ку. Что ка­са­ет­ся Во­сто­ка: вы­сту­пая толь­ко что на 19 съез­де КПК, Си Цзинь­пин ска­зал, что ок­тябрь­ские зал­пы ору­дий в Рос­сии при­нес­ли марк­сизм-ле­ни­низм в Ки­тай и в ко­неч­ном счё­те сде­ла­ли эту стра­ну се­го­дня бла­го­по­луч­ной и са­мо­до­ста­точ­ной. Они уже се­го­дня по уров­ню жиз­ни за­ни­ма­ют 51-е ме­сто. А мы – 61-е.

ТО­ВА­РИ­ЩИ ПО­МЕ­ЩИ­КИ

– Ка­ки­ми бы­ли ре­во­лю­ци­он­ные со­бы­тия в Сим­бир­ске?

– Ре­во­лю­ци­он­ные со­бы­тия в це­лом по стране но­си­ли мир­ный ха­рак­тер. Настоль­ко всё бы­ло под­го­тов­ле­но хо­дом со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­цес­сов! В ста­ти­сти­ке при­ня­то срав­ни­вать всё с от­но­си­тель­но бла­го­по­луч­ным 1913 го­дом. Но ре­во­лю­ция про­изо­шла не в 1913-м, а в 1917-м. Эко­но­ми­ка бы­ла раз­ва­ле­на, был ги­гант­ский го­су­дар­ствен­ный долг, уже на­сту­пал голод, кре­стьяне не хо­те­ли во­е­вать. Мо­нар­хия вы­гля­де­ла уже настоль­ко ре­лик­то­вым учре­жде­ни­ем, она бы­ла окон­ча­тель­но де­са­кра­ли­зи­ро­ва­на! (де­са­кра­ли­за­ция — désacralisation – утра­та свя­щен­но­го ха­рак­те­ра ка­ких ли­бо цен­но­стей, – Ред.)

Ни од­но се­ло не вста­ло на за­щи­ту Ни­ко­лая II. Ему от­ка­за­ли все. Род­ствен­ни­ки, Ро­ма­но­вы, ца­рю ска­за­ли то­же «Ухо­ди». Вся вер­хуш­ка по­ли­ти­че­ская – то­же. И Ан­глия не да­ла ему убе­жи­ща. Как толь­ко бри­тан­ские га­зет­чи­ки узна­ли о том, что ве­дут­ся та­кие пе­ре­го­во­ры, в га­зе­тах по­яви­лись со­от­вет­ству­ю­щие за­го­лов­ки. Бри­тан­ская власть бы­ла на­пу­га­на воз­мож­ны­ми вол­не­ни­я­ми. Это сей­час Ни­ко­лай – свя­той. А то­гда ев­ро­пей­ская об­ще­ствен­ность его оце­ни­ва­ла ина­че. «Ни­ко­лай Кро­ва­вый» – это клей­мо.

– Зна­чит, в фев­ра­ле все бы­ли еди­ны?

– Да, и это бы­ло уди­ви­тель­но. Вот та­кие сце­ны на­блю­да­лись у нас в Сим­бир­ске. Вы­хо­дят на де­мон­стра­цию и чи­нов­ни­ки, и кре­стьяне, и ра­бо­чие, и по­ме­щи­ки. И все идут и по­ют пес­ни ре­во­лю­ци­он­ные: «Дол­го в це­пях нас дер­жа­ли!» Смеш­но? Но так бы­ло, об этом пи­са­ли сим­бир­ские га­зе­ты! Это уже по­том вы­яс­ни­лось, что ин­те­ре­сы у всех раз­ные. Но в Симбирской гу­бер­нии со­вет­ская власть бы­ла уста­нов­ле­на фак­ти­че­ски мир­ным пу­тём 10 де­каб­ря 2017 го­да.

– Но всё-та­ки из опуб­ли­ко­ван­ной не­дав­но кра­е­ве­дом Коз­ло­вым пе­ре­пис­ки сим­бир­ских ме­щан, вы­яс­ня­ет­ся, что в ок­тябрь­ские дни у нас бы­ли и по­гро­мы, и стрель­ба.

– Да, ко­неч­но. Ведь кро­ме во­ждей ре­во­лю­ции бы­ли и так на­зы­ва­е­мые во­жа­ки. Кри­ми­наль­ные эле­мен­ты. Они про­во­ци­ро­ва­ли по­гро­мы вин­ных по­гре­бов, ма­га­зи­нов. Сти­хий­но на­чал­ся по­гром по­ме­щи­чьих уса­деб. Чуть поз­же наш го­род ока­зал­ся в эпи­цен­тре ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий. Мно­гие фи­гу­ры все­со­юз­но­го мас­шта­ба впер­вые про­яви­ли се­бя здесь. На­при­мер, Ту­ха­чев­ский. Ещё до со­от­вет­ству­ю­ще­го при­ка­за он объ­явил мо­би­ли­за­цию цар­ских офи­це­ров. За пол­то­ры неде­ли пол­то­ры ты­ся­чи офи­це­ров записались в Крас­ную Ар­мию. Здесь, у нас! При­мер­но треть цар­ской ар­мии слу­жи­ла у крас­ных, треть у бе­лых, а треть пе­ре­хо­ди­ла ту­да-сю­да, неко­то­рые умуд­ря­лись по несколь­ку раз.

– Мо­ти­вы, по­че­му цар­ские офи­це­ры во­е­ва­ли у боль­ше­ви­ков, по­ка­за­ны у Бул­га­ко­ва в «Бе­лой Гвар­дии».

– Ко­гда Ан­тан­та при­шла на на­шу тер­ри­то­рию, она уже до­го­во­ри­лась о раз­де­ле Рос­сии. Пат­ри­о­ти­че­ски на­стро­ен­ные офи­це­ры по­ни­ма­ли, что един­ствен­ная си­ла, ко­то­рая обес­пе­чит еди­ную, неде­ли­мую и неза­ви­си­мую Рос­сию – это боль­ше­ви­ки. И те с этой за­да­чей спра­ви­лись.

– Ну, не со­всем в преж­них гра­ни­цах…

– Ко­неч­но, о при­со­еди­не­нии Фин­лян­дии, При­бал­ти­ки и Поль­ши речь уже ид­ти не мог­ла, слиш­ком ве­ли­ки там бы­ли на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ные на­стро­е­ния. По­ка­за­тель­ный факт: зна­е­те, у ко­го Ле­нин скры­вал­ся в Фин­лян­дии пе­ред тем, как по­се­лить­ся в из­вест­ном всем ша­ла­ше? У по­лиц­мей­сте­ра всей Фин­лян­дии! С Рос­сий­ским пра­ви­тель­ством не хо­те­ла со­труд­ни­чать да­же по­ли­ция этих тер­ри­то­рий.

О ШТАМ­ПАХ

– По­мо­га­ют ли ва­ши до­ку­мен­ты опро­вер­гать со­вре­мен­ные штампы и ми­фы?

– Неко­то­рые ми­фы опро­верг­нуть со­всем нетрудно, на­при­мер, что Ле­нин и Ке­рен­ский учи­лись в од­ной гим­на­зии.

– И что Са­ша ча­стень­ко по­лу­чал «щел­ба­ны» и под­за­тыль­ни­ки от Во­ло­ди…

– Это­го, ко­неч­но, не бы­ло. Меж­ду ни­ми бы­ло 11 лет раз­ни­цы. Алек­сандр Ке­рен­ский ни­ко­гда не учил­ся в Симбирской гим­на­зии. Он окон­чил (то­же с зо­ло­той ме­да­лью!) таш­кент­скую гим­на­зию.

– Ка­кие ин­те­рес­ные па­рал­ле­ли в жиз­ни во­ждей мо­жет про­ве­сти ваша экс­по­зи­ция?

– Фан­ни Ка­план на мо­мент февраль­ской ре­во­лю­ции от­бы­ва­ла ка­тор­гу. Она фак­ти­че­ски по­те­ря­ла зре­ние. Ке­рен­ский её сво­им ука­зом осво­бо­дил, под­пи­сав ам­ни­стию по­лит­за­клю­чён­ным. По­сле это­го она ле­чи­лась у вра­ча Дмит­рия Улья­но­ва, млад­ше­го бра­та Ильи­ча. Вер­нув зре­ние, Ка­план стре­ля­ла в Ле­ни­на.

– Про­сто ки­но мож­но сни­мать…

– О ки­но. Смот­рел анон­сы но­во­го се­ри­а­ла «Де­мон ре­во­лю­ции» (С 5 но­яб­ря по­каз се­ри­а­ла идёт на ка­на­ле «Рос­сия 1», – Ред.). Я так по­ла­гаю, что там осо­бое ме­сто зай­мёт эта те­ма: Инес­са Ар­манд и, ко­неч­но, Алек­сандр Парвус. Ле­нин по­ни­мал, что та­кое Парвус, и не об­щал­ся с ним ни­ко­гда. В фраг­мен­тах же из филь­ма Парвус раз­го­ва­ри­ва­ет с Ле­ни­ным. Ес­ли и бы­ли кон­так­ты, то че­рез тре­тьих лиц. А здесь, я смот­рю, всё при­ми­тив­но: «Я вам при­вёз де­нег на ре­во­лю­цию». Ну не бы­ло та­ко­го!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.