СТРА­СТИ ПО СОЮЗУ. СО­ВЕТ­СКО­МУ

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Алек­сей БАЛАЕВ

Пи­са­тель-юби­ляр – об утра­чен­ной со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти

МЕСТ­НОЙ ЧИТАЮЩЕЙ ПУБ­ЛИ­КЕ, А ОСО­БЕН­НО В ЧА­СТИ ИС­ТО­РИИ И КРАЕВЕДЕНИЯ, ГЕННАДИЯ ДЁМОЧКИНА ПРЕДСТАВЛЯТЬ НЕ НУЖ­НО. ОН РЕ­ГУ­ЛЯР­НО НА­ПО­МИ­НА­ЕТ О СЕ­БЕ САМ, ТО ВЫПУСКАЯ НО­ВУЮ КНИ­ГУ, ТО ЗАТЕВАЯ ИН­ТЕ­РЕС­НЫЙ ПРО­ЕКТ.

Его книж­ная се­рия «Ан­то­ло­гия жиз­ни» по­лу­чи­ла при­зна­ние в Москве; спек­такль по од­ной из книг Дёмочкина по­став­лен на сцене улья­нов­ско­го драм­те­ат­ра…Глав­ное в его ра­бо­тах то, что он заново от­кры­ва­ет за­ме­ча­тель­ных лю­дей ре­ги­о­на, ко­то­рых, несмот­ря на боль­шие за­слу­ги, ча­сто до обид­но­го быст­ро за­бы­ва­ют. Од­на­ко ав­то­ра боль­ше ин­те­ре­су­ет не са­мо «вы­ка­пы­ва­ние» по­лу­за­бы­тых лю­дей и неиз­вест­ных фак­тов, но по­стро­е­ние их в смыс­ло­вую ли­нию, ко­то­рая по­мо­га­ет по­нять про­шлое, без ко­то­ро­го, как из­вест­но, не бы­ва­ет бу­ду­ще­го.

ХО­РО­ШО ЗАБЫТОЕ

ХО­РО­ШЕЕ

– Ген­на­дий Алек­сан­дро­вич, этот год для вас пест­рит круг­лы­ми да­та­ми. Во-пер­вых, че­рез неде­лю вам стук­нет 60. Во­вто­рых, как вы са­ми под­ска­за­ли, на­бра­на и го­то­ва к вы­хо­ду ва­ша 37-я кни­га – и это на 37-м го­ду пре­бы­ва­ния в Улья­нов­ске… А под юби­леи обыч­но подводят ито­ги…

– Да, это кни­га о мо­ём зем­ля­ке и тёз­ке, быв­шем пер­вом сек­ре­та­ре об­ко­ма КПСС Ген­на­дии Ва­си­лье­ви­че Кол­бине. Она на­зы­ва­ет­ся «Кол­бин. Судь­ба на фоне за­ка­та СССР». А ито­ги под­би­вать, я ду­маю, по­ка ра­но­ва­то – пла­нов мно­го ещё.

– Ну, мно­гие из них уже ре­а­ли­зо­ва­ны. Да­же те, о ко­то­рых вы по­на­ча­лу и не по­мыш­ля­ли. К при­ме­ру, част­ный му­зей… пря­мо по­сре­ди са­до­вод­че­ско­го то­ва­ри­ще­ства…

– Му­зей, это, ко­неч­но, гром­ко ска­за­но. Пять ком­нат в дач­ном до­ми­ке: ма­стер­ская, спаль­ня, при­хо­жая, кух­ня и зал. На­зы­ва­ет­ся «Ро­ди­тель­ский дом». Мне хо­те­лось вос­со­здать ат­мо­сфе­ру на­ше­го дет­ства, то, как бы­ли об­став­ле­ны то­гда до­ма и квар­ти­ры. Я все­гда лю­бил ста­рые ве­щи, тре­пет­но к ним от­но­сил­ся, ведь они про­жи­ли це­лую эпоху и им есть, что рас­ска­зать. Что-то у ме­ня бы­ло, что-то да­ри­ли дру­зья и зна­ко­мые, как, Вот при­гре­зи­лись «Ма­ра­бу» ху­дож­ни­ку. на­при­мер, легендарный хо­ло­диль­ник «ЗиЛ». И я рад, что мой дач­ный му­зей до­ста­точ­но по­пу­ля­рен – сю­да мно­гие при­хо­дят.

– Это – акт чи­стой но­сталь­гии?

– Ско­рее, ве­ще­ствен­ное про­дол­же­ние мо­е­го книж­но­го про­ек­та. По­вод вспом­нить то хо­ро­шее, что бы­ло в Со­вет­ском Со­ю­зе и че­го сей­час так не хва­та­ет.

– В по­след­ние го­ды улья­нов­ская пуб­ли­ка узна­ла вас и как дерз­ко­го ху­дож­ни­ка...

– Ну, это чи­стая пси­хо­те­ра­пия. Отвле­ка­юсь от дур­ных мыс­лей. А ес­ли это нра­вит­ся лю­дям, то я толь­ко рад...

ЧТО СПАС­ЛО БЫ СОЦИАЛИЗМ?

– А че­го нам не хва­та­ет се­го­дня для пол­но­го сча­стья?

– Пре­жде все­го, я счи­таю, со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти. И ста­биль­но­сти. Зна­е­те, по­сто­ян­но на­пря­гать­ся, ду­мая о зав­траш­нем дне, – так се­бе удо­воль­ствие. Осо­бен­но ес­ли у те­бя се­мья и мно­го де­тей. Да, то­гда зар­пла­ты бы­ли неболь­ши­ми, но за­то «коммуналка» сто­и­ла ко­пей­ки, а об­ра­зо­ва­ние и ме­ди­ци­на бы­ли бес­плат­ны­ми. Че­ло­век мог, об­раз­но го­во­ря, по­смот­реть на звёз­ды. И это, по­жа­луй, глав­ное, че­го мы ли­ши­лись. Ри­нув- шись в ка­пи­та­лизм.

– Как вы счи­та­е­те, раз­вал Со­ю­за про­изо­шёл за­ко­но­мер­но? Или это­му всё же «по­мог­ли»?

– Пре­жде все­го, ска­жу, что я не ве­рю в «пре­да­тель­ство» Гор­ба­чё­ва, о чём мно­го го­во­ри­ли и го­во­рят до сих пор. По­лу­чив в 1985 го­ду крес­ло ген­се­ка, он же вполне мог до са­мой смер­ти в нём си­деть, и ни­кто бы его ни­ку­да с него не стро­нул. Пус­кай бы стра­на окон­ча­тель­но за­гни­ла, но он бы ген­се­ком и остал­ся. Ко­неч­но, в ис­то­рии он оста­нет­ся ре­фор­ма­то­ром. Но что его сгу­би­ло, так это са­мо­лю­бо­ва­ние, при­туп­ляв­шее взгляд на со­сто­я­ние ве­щей, и неже­ла­ние за­ни­мать­ся чер­но­вой ра­бо­той, те­ку­щим «ре­мон­том» стра­ны.

А ещё во мно­гом раз­вал Со­ю­за про­изо­шёл из-за страст­но­го же­ла­ния на­ци­о­наль­ных «князь­ков», сто­яв­ших во гла­ве рес­пуб­лик, стать на­сто­я­щи­ми «ца­ря­ми». Жаж­да вла­сти и жаж­да бо­гат­ства все­гда идут ру­ка

37 книг за 37 лет жиз­ни в Улья­нов­ске. об ру­ку. За при­ме­ра­ми да­ле­ко хо­дить не на­до. Нур­сул­тан На­зар­ба­ев стал бо­га­тей­шим че­ло­ве­ком – он вхо­дит в де­сят­ку са­мых со­сто­я­тель­ных пра­ви­те­лей ми­ра, его се­мья, по со­об­ще­ни­ям прес­сы, об­ла­да­ет ка­пи­та­лом в пять мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.

– То есть, имев­шие власть по­ня­ли, что мож­но иметь так­же и день­ги?

– Ко­неч­но. На­чаль­ни­ки хо­те­ли по­лу­чить воз­мож­ность ле­галь­но быть бо­га­ты­ми людь­ми – в этом я ви­жу од­ну из глав­ных при­чин па­де­ния со­ци­а­лиз­ма. При СССР, да­же ес­ли у те­бя бы­ли день­ги, ты не мог сво­бод­но да­же в Бол­га­рию съез­дить, толь­ко че­рез ко­мис­сию рай­ко­ма пар­тии. Эта за­ко­сте­не­лость со­ци­а­лиз­ма его и по­гу­би­ла. Здесь во мно­гом «за­слу­га» на­ше­го зем­ля­ка М.А.Сусло­ва, от­ве­чав­ше­го в го­су­дар­стве за идео­ло­гию, он был ярым про­по­вед­ни­ком эта­ко­го аб­со­лют­но­го, «чи­сто­го» со­ци­а­лиз­ма. Да­же Бреж­нев был бо­лее ги­бок, по­ни­мая, что лю­ди где-то под­во­ро­вы­ва­ют, что им на­до от­ды­хать, вы­пи­вать, рас­слаб­лять­ся; и я ду­маю, что Лео­нид Ильич пошёл бы в ито­ге на то, что сей­час на­зы­ва­ют ма­лым биз­не­сом. Тем бо­лее, что так бы­ло во всём соц­ла­ге­ре – Вен­грия, Поль­ша, Че­хо­сло­ва­кия, Юго­сла­вия, где ра­бо­та­ли, к при­ме­ру, фер­ме­ры, су­ще­ство­ва­ли ко­опе­ра­ти­вы. Но Суслов Бреж­не­ва одёр­ги­вал, го­во­ря, что это – на­ру­ше­ние марк­сиз­ма. А ведь на­до бы­ло бы слег­ка «за­ехать» на ка­пи­та­ли­сти­че­ские рельсы – и это, воз­мож­но, спас­ло бы наш социализм.

ГЕН­НА­ДИЙ В ЗА­ЩИ­ТУ

ГЕННАДИЯ

– Па­мять о быв­шем пер­вом сек­ре­та­ре улья­нов­ско­го об­ко­ма КПСС Ген­на­дии Кол­бине – ге­рое ва­шей но­вой кни­ги – ча­ще все­го огра­ни­чи­ва­ет­ся тем, что он-де убрал чу­гун­ные ре­шёт­ки с ули­цы Гон­ча­ро­ва…

– Ну, это толь­ко от незна­ния. В дей­стви­тель­но­сти, Кол­бин – од­на из са­мых силь­ных фи­гур на на­шем улья­нов­ском небосклоне. В Ниж­нем Та­ги­ле, где во вре­мя вой­ны маль­чиш­кой встал за ста­нок, он про­шёл путь до пер­во­го сек­ре­та­ря гор­ко­ма пар­тии. А Ниж­ний Та­гил – вто­рой по ве­ли­чине го­род Сверд­лов­ской об­ла­сти. От­ту­да его за­бра­ли сек­ре­та­рём об­ко­ма. А на­до по­ни­мать, что Сверд­лов­ская об­ласть все­гда бы­ла «го­су­дар­ством в го­су­дар­стве». Это – ме­тал­лур­гия, это тан­ки, ра­ке­ты, ядер­ное топ­ли­во, сот­ни за­во­дов… Всё шло к то­му, что Кол­бин дол­жен был воз­гла­вил об­ласть. То­гдаш­ний её ру­ко­во­ди­тель Яков Пет­ро­вич Ря­бов не скры­вал, что ви­дит Геннадия Ва­си­лье­ви­ча един­ствен­ным сво­им пре­ем­ни­ком. Но вме­сто это­го его отра­ви­ли в Гру­зию – вто­рым сек­ре­та­рём к Ше­вард­над­зе. Где он, как я счи­таю, «пе­ре­си­дел» лишнего. Тем не ме­нее, гру­зин­ский опыт по­мог впо­след­ствии и Улья­нов­ску.

– Ка­ким об­ра­зом?

– Бла­го­да­ря кол­бин­ским свя­зям. В Гру­зии, по­ми­мо про­че­го, на него бы­ли воз­ло­же­ны функ­ции при­ё­ма вы­со­ких го­стей. А это – сек­ре­та­ри ЦК, все ми­ни­стры, ко­то­рые ле­чи­лись на гру­зин­ских ку­рор­тах. И все они ста­ли его при­я­те­ля­ми. По­это­му Кол­бин мог про­сто по­зво­нить каж­до­му из них и ре­шить прак­ти­че­ски лю­бой во­прос. А чуть поз­же Ни­ко­лай Ива­но­вич Рыж­ков – лич­ный друг Кол­би­на ещё по Сверд­лов­ску – и во­все стал пред­се­да­те­лем Со­ве­та Министров СССР. Так что са­ми по­ни­ма­е­те…

– Вы­хо­дит, Кол­би­ну, имея та­кие зна­ком­ства, бы­ло «лег­ко» под­ни­мать Улья­новск с про­вин­ци­аль­но­го «дна»?

– От­нюдь. Три го­да в Улья­нов­ске – с 1983-го по 1986й – он ра­бо­тал как бе­ше­ный. Вик­тор Ва­си­лье­вич Да­вы­дов, воз­глав­ляв­ший 30 лет от­де­ле­ние Гос­бан­ка в на­шей об­ла­сти, ска­зал как-то, что ес­ли бы Кол­бин про­си­дел здесь еще несколь­ко ме­ся­цев, то он – Да­вы­дов – со­шёл бы с ума от на­пря­же­ния.

И пер­вое за­мет­ное де­ло Кол­би­на – от­кры­тие уни­вер­си­те­та. Ведь имен­но он «про­бил» ре­ше­ние об его от­кры­тии, о чём сей­час ни­кто не вспо­ми­на­ет.

– Ви­ди­мо, из-за со­блаз­на впи­сать это в свои по­служ­ные спис­ки?

– Ра­зу­ме­ет­ся. Как и но­вый мост че­рез Вол­гу, как и за­по­вед­ник «Родина Ле­ни­на». И Центр мик­ро­элек­тро­ни­ки. Их Кол­бин «вы­бил», как и уни­вер­си­тет. Ре­ше­ние о стро­и­тель­стве об­ласт­ной дет­ской больницы бы­ло при­ня­то в Москве то­же ста­ра­ни­я­ми де­пу­та­та Вер­хов­но­го Со­ве­та Кол­би­на.А у нас всё опла­ки­ва­ют чу­гун­ные ре­шёт­ки с Гон­ча­ро­ва…

В своё вре­мя, к 125-ле­тию во­ждя, Кол­бин за­бро­сил на­верх та­кую идею: Родина Ле­ни­на долж­на быть до­стой­ным ему па­мят­ни­ком, и здесь всё долж­но быть в луч­шем ви­де: луч­шая промышленность, луч­шее сель­ское хо­зяй­ство, вы­со­кая культура. А уж пред­при­я­тия, но­ся­щие имя Ле­ни­на, по опре­де­ле­нию не име­ют пра­ва быть убы­точ­ны­ми – и в них вкладывали се­рьёз­ные день­ги. Или ещё факт: каж­дый сов­хоз и кол­хоз обя­за­ны бы­ли стро­ить 20 но­вых квар­тир в год! Воз­мож­но, был в этом неко­то­рый во­люн­та­ризм Кол­би­на, и нель­зя, на­вер­но, от­ри­цать то, что он стре­мил­ся за три го­да (а он знал, что здесь он нена­дол­го) на­брать максимальное ко­ли­че­ство оч­ков. Вы­кла­ды­вал­ся по пол­ной, и то­го же тре­бо­вал от дру­гих. И мне горь­ко со­зна­вать, что в УлГУ и в за­по­вед­ни­ке нет да­же ме­мо­ри­аль­ной таб­лич­ки, а мост, боль­ни­цу, со­ци­аль­ную сфе­ру но­во­го го­ро­да, раз­вив­шу­ю­ся во мно­гом бла­го­да­ря Ген­на­дию Ва­си­лье­ви­чу, с его име­нем ни­кто не свя­зы­ва­ет. В этом есть обид­ная неспра­вед­ли­вость, ко­то­рую я на­ме­рен в сво­ей кни­ге ис­пра­вить.

– А ко­му из ны­неш­них начальников мож­но вста­вать к вам в оче­редь?

– Да это, ес­ли чест­но, уже не тот ка­либр… Мне пред­ла­га­ли че­рез по­сред­ни­ков на­пи­сать о «но­вей­ших» гу­бер­на­то­рах. Я от­ка­зал­ся. Сле­ду­ю­щая кни­га бу­дет о Ни­ко­лае Бла­го­ве, на­шем вы­да­ю­щим­ся по­эте. Ещё ме­ня ин­те­ре­су­ют фи­гу­ры Лю­би­ще­ва и Пла­сто­ва, не знаю, слу­чит­ся ли о них на­пи­сать…

СОВХОЗАМ ИМЕ­НИ ЛЕ­НИ­НА ФИНАНСЫ ДА­ВА­ЛИ ОСО­БО.

Фото из лич­но­го ар­хи­ва Геннадия ДЁМОЧКИНА

Кол­ле­ги за­сня­ли Геннадия в му­зее со­вре­мен­но­го ис­кус­ства по­сле вы­став­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.