БАРЫШНЯ-КРЕСТЬЯНКА

AiF v Ulyanovske (Ulyanovsk) - - ЛЕГЕНДЫ - Фо­то из ар­хи­ва му­зея

Дво­рян­ка из­бра­ла в му­жья сель­ско­го ста­ро­сту

СВО­БО­ДА МЫ­С­ЛЕЙ, РЕШИТЕЛЬНОСТЬ И НЕЗА­ВИ­СИ­МОСТЬ В ПОСТУПКАХ, ПРИСУЩИЕ МА­РИИ ДМИТРИЕВНЕ ВОЕЙКОВОЙ ПО ЖИЗ­НИ, ВИ­ДИ­МО, УНАСЛЕДОВАНЫ ЕЮ БЫ­ЛИ ОТ СВО­ИХ ПРЕДКОВ.

ЧУДАКИ ВОЕЙКОВЫ

Ма­рия Дмит­ри­ев­на с дет­ства слы­ша­ла се­мей­ные пре­да­ния о во­ен­ных по­дви­гах де­да Ива­на Фё­до­ро­ви­ча Во­ей­ко­ва, участ­ни­ка вой­ны с На­по­лео­ном, чу­дом вы­жив­ше­го в тя­жё­лом сра­же­нии русской и фран­цуз­ской кон­ниц под Фер-Шам­пе­ну­а­зом. О род­ном бра­те де­да – по­эте пуш­кин­ской поры Алек­сан­дре Фё­до­ро­ви­че Во­ей­ко­ве, слав­ном сво­ей скан­даль­ной са­ти­рой «Дом су­ма­сшед­ших», где вы­сме­ял из­вест­ных в те го­ды ли­те­ра­то­ров. Брат её от­ца, «дя­дюш­ка-про­фес­сор», из­вест­ный все­му ми­ру учё­ный-кли­ма­то­лог Алек­сандр Ива­но­вич Во­ей­ков, в бы­ту то­же был чу­да­ко­ват и непри­хот­лив. В оди­ноч­ку, про­дав ро­до­вое име­ние, от­пра­вил­ся в пу­те­ше­ствие по раз­ным стра­нам и кон­ти­нен­там. Ко­гда при­ез­жал, на по­те­ху кре­стья­нам по утрам де­лал за­ряд­ку во дво­ре са­май­кин­ской усадь­бы, ле­том при­ни­мал воз­душ­ные ван­ны на лес­ной по­ляне, зи­мой мог прой­тись бо­си­ком по сне­гу, при­зы­вая по­сле­до­вать его спо­со­бу за­ка­ли­ва­ния. Чу­да­ком слыл сре­ди соседей и её отец Дмит­рий Ива­но­вич Во­ей­ков. Бу­дучи на долж­но­сти управ­ля­ю­ще­го Са­мар­ским дво­рян­ским бан­ком, при­ка­зы­вал бан­ков­ским сто­ро­жам, что­бы не си­де­ли днём без де­ла, а жа­ри­ли и про­да­ва­ли на крыль­це бан­ка гу­сей. Но имен­но он риск­нул со­сто­я­ни­ем, по­стро­ил под Сы­з­ра­нью пер­вый в Рос­сии ас­фаль­то­вый за­вод, по­ло­жив на­ча­ло це­лой от­рас­ли рос­сий­ско­го про­из­вод­ства.

МАРА-АТАМАН

Ко­гда Ма­рия Во­ей­ко­ва, дво­рян­ка знат­но­го ста­рин­но­го ро­да из­бра­ла се­бе в му­жья кре­стья­ни­на Ва­си­лия Де­ни­со­ва, ни­кто из соседей-по­ме­щи­ков осо­бен­но не уди­вил­ся. Млад­шая из семьи с дет­ства от­ли­ча­лась бой­ким неза­ви­си­мым характером, не­да­ром близ­кие звали ее Мара-атаман.

Зна­ком­ство Ма­рии с бу­ду­щим му­жем про­изо­шло ле­том 1909 го­да. Де­вят­на­дца­ти­лет­няя вы­пуск­ни­ца гим­на­зии Л.С. Та­ган­це­вой вме­сте с сест­рой Ка­тей и ма­те­рью толь­ко что вер­ну­лась в своё са­май­кин­ское име­ние из Пе­тер­бур­га, где по­сле смер­ти от­ца се­мья Во­ей­ко­вых не­сколь­ко лет про­жи­ва­ла в квар­ти­ре у «дя­дюш­ки-про­фес­со­ра». По­лу­чив ди­плом до­маш­ней учи­тель­ни­цы, Ма­рия вос­поль­зо­вать­ся им не спе­ши­ла. В гу­вер­нант­ки и тем бо­лее в класс­ные да­мы обыч­но шли дво­рян­ки­бес­при­дан­ни­цы, от­ча­яв­ши­е­ся устро­ить свою лич­ную судь­бу. Она же хо­те­ла учить­ся даль­ше, со­би­ра­лась по­сту­пить на Сте­бу­тов­ские сель­ско­хо­зяй­ствен­ные кур­сы в Москву, и, ко­неч­но, как все де­вуш­ки, меч­та­ла о люб­ви и за­му­же­стве.

В ро­до­вом име­нии при се­ле Са­май­ки­но (Но­воспас­ский рай­он) у Во­ей­ко­вых бы­ло боль­шое хо­зяй­ство в несколь­ких ху­то­рах. Стар­ший брат Алек­сандр, уче­ный-са­до­вод, устро­ил на ху­то­ре Холмы са­до­вый пи­том­ник и част­ную шко­лу са­до­вод­ства. На ху­то­ре По­ля­на у них раз­ме­ща­лась фер­ма. Ма­рия с дет­ства целыми дня­ми про­па­да­ла на скот­ном дво­ре, «ле­чи­ла» ко­ров и ло­ша­дей. В то ле­то она то­же ча­сто на­ве­ды­ва­лась на ху­тор, встре­чая там их мо­ло­до­го ста­ро­сту Ва­си­лия Де­ни­со­ва, ко­то­рый был при­гож со­бой, от­ли­чал­ся де­ло­вой хват­кой и в об­ще­нии был раз­бит­ной, хо­тя за­кон­чил толь­ко сель­скую шко­лу и не имел ино­го об­ра­зо­ва­ния.

Тёп­лые лет­ние ве­че­ра Ма­рия ча­сто про­во­ди­ла вдво­ём с Ва­си­ли­ем. Ко­гда слу­хи об увле­че­нии до­че­ри Де­ни­со­вым до­шли до ушей Оль­ги Алек­сан­дров­ны, она ка­кое-то вре­мя него­до­ва­ла, но ей хватило муд­ро­сти бла­го­сло­вить влюб­лён­ных на брак. 10 мар­та 1910 го­да у них ро­дил­ся сын Юрий.

Забрав вну­ка к се­бе в Пе­тер­бург, Оль- га Алек­сан­дров­на в том же го­ду от­пра­ви­ла дочь и зя­тя на два го­да в США в сельскохозяйственный ин­сти­тут в Сан-Па­у­ло.

ТО­ВА­РИЩ ИН­СПЕК­ТОР

Че­рез два го­да, по­лу­чив ди­пло­мы, су­пру­ги вер­ну­лись до­мой. Ва­си­лий дол­жен был за­нять ме­сто управ­ля­ю­ще­го. Ма­рия го­то­ви­лась во всём по­мо­гать му­жу. Пер­вая ми­ро­вая вой­на, за­тем революция спу­та­ла все се­мей­ные пла­ны. По­ка муж­чи­ны бы­ли на фрон­те, Ма­рии с ма­те­рью при­шлось управ­лять всем хо­зяй­ством Во­ей­ко­вых и да­же шко­лой са­до­вод­ства стар­ше­го бра­та. Но по­том и управ­лять ста­ло нечем. В 1917 го­ду име­ние бы­ло на­ци­о­на­ли­зи­ро­ва­но. Гражданская вой­на разбросала друж­ную се­мью. Сест­ра с му­жем и дву­мя доч­ка­ми На­та­шей и Оль­гой уеха­ла в ки­тай­ский го­род Хар­бин. С ни­ми от­пра­вил­ся стар­ший брат Алек­сандр. Дру­гие бра­тья пе­ре­бра­лись кто ку­да: Па­вел Дмит­ри­е­вич – в Москву, Дмит­рий Дмит­ри­е­вич – в Ле­нин­град, Иван Дмит­ри­е­вич – на Кав­каз.

Ма­рия Дмит­ри­ев­на осталась в соседнем с име­ни­ем То­мы­ше­ве в до­ме му­жа. Как же­на кре­стья­ни­на, она по­лу­чи­ла по раз­де­лу с осталь­ны­ми сель­ча­на­ми неболь­шой зе­мель­ный на­дел с ча­стью «жи­во­го и мёрт­во­го ин­вен­та­ря». Но за­ни­мать­ся по­ле­вы­ми ра­бо­та­ми она не уме­ла и не хо­те­ла. Вот ко­гда ей при­го­ди­лись все её ди­пло­мы! В 1919 го­ду Ма­рия Дмит­ри­ев­на устро­и­лась учи­тель­ни­цей в То­мы­шев­скую шко­лу. Вме­сте с му­жем и сы­ном жи­ла в ма­лень­ком де­ре­вян­ном до­ме со стек­лян­ной ве­ран­дой, ок­на ко­то­рой вы­хо­ди­ли в по­ле. Как ча­сто с тос­кой смот­ре­ла она на эту без­молв­ную рав­ни­ну! Ра­бо­тать и жить в се­ле, где все её зна­ли и меж со­бой звали «ба­ры­ней», бы­ло труд­но. По­про­бо­ва­ла, ми­нуя бир­жу тру­да, взять в дом жен­щи­ну­при­слу­гу при­смат­ри­вать за сы­ном и хо­зяй­ством, по­ка она в шко­ле, на­шлись «доб­ро­же­ла­те­ли», до­нес­ли ку­да сле­ду­ет. Суд был ко­рот­ким, от­де­ла­лась штра­фом в пять руб­лей и по­те­рей ра­бо­ты.

Её она на­шла быст­ро. В 1921 го­ду в По­вол­жье на­чал­ся го­лод, и из-за гра­ни­цы ста­ла по­сту­пать про­до­воль­ствен­ная помощь. Ма­рию Дмит­ри­ев­ну, как гра­мот­но­го спе­ци­а­ли­ста, знав­ше­го ино­стран­ные язы­ки, на­зна­чи­ли в Сы­з­рань ин­спек­то­ром рай­о­на Аме­ри­кан­ской ад­ми­ни­стра­ции по­мо­щи (АRА). Но и эта ра­бо­та бы­ла недол­гой, хо­тя и поз­во­ли­ла ей ре­а­би­ли­ти­ро­вать­ся в гла­зах со­вет­ских ор­га­нов.

В 1924 го­ду ди­пло­ми­ро­ван­ных аг­ро­но­мов в стране не хва­та­ло, и Де­ни­со­ву, за­крыв гла­за на её непро­ле­тар­ское про­ис­хож­де­ние, при­гла­си­ли за­ве­до­вать Тро­иц­ко-Бо­го­род­ской сель­ско­хо­зяй­ствен­ной шко­лой, раз­ме­стив­шей­ся неда­ле­ко от Сы­з­ра­ни. А че­рез год пе­ре­ве­ли на ту же долж­ность в Улья­нов­скую шко­лу спе­ци­аль­ных сель­ско­хо­зяй­ствен­ных от­рас­лей им. Сте­па­на Ра­зи­на.

ДВОРЯНСКИЕ КОР­НИ И

АРЕСТЫ

Ра­бо­та за­ни­ма­ла по­чти всё лич­ное вре­мя Ма­рии Дмит­ри­ев­ны. А невзго­ды сы­па­лись од­на за дру­гой. В кон­це 1927 го­да умер от ту­бер­ку­ле­за муж, да и в кол­лек­ти­ве ста­ли про­ис­хо­дить раз­молв­ки. Неко­то­рые из пе­да­го­гов бы­ли на­стро­е­ны пред­взя­то к за­ве­ду­ю­щей, недо­воль­ные её тре­бо­ва­тель­но­стью, ко­то­рую она предъ­яв­ля­ла к пе­да­го­ги­че­ско­му кол­лек­ти­ву. Бы­ло со­бра­ние, от­стра­не­ние от долж­но­сти, а вско­ре кто-то вспом­нил её дворянские кор­ни и на­пи­сал в ор­га­ны ано­ним­ное пись­мо. Как ре­зуль­тат – арест и след­ствие.

В ульяновской тюрь­ме Ма­рия Дмит­ри­ев­на про­ве­ла один ме­сяц, а по­сле осво­бож­де­ния ей при­шлось подыс­ки­вать но­вую ра­бо­ту. Ка­кое-то вре­мя она пре­по­да­ва­ла в Чу­ваш­ском пе­да­го­ги­че­ском тех­ни­ку­ме, в 1930 го­ду её при­гла­си­ли на Улья­нов­скую опыт­ную стан­цию ле­кар­ствен­ных рас­те­ний, на долж­ность бо­та­ни­ка-се­лек­ци­о­не­ра. Воз­глав­лял учре­жде­ние аг­ро­ном Алек­сандр Ни­ко­ла­е­вич Мар­ке­лов. Стан­ция про­во­ди­ла опы­ты по вы­ра­щи­ва­нию опий­но­го ма­ка в Сред­нем По­вол­жье, так необ­хо­ди­мо­го в те го­ды для фар­ма­цев­ти­че­ской про­мыш­лен­но­сти. Но ос­нов­ное вни­ма­ние всё же уде­ля­лось раз­ве­де­нию эфи­ро­мас­лич­ных куль­тур. Пар­фю­мер­ная про­мыш­лен­ность СССР очень нуж­да­лась в эфир­ном мас­ле змее­го­лов­ни­ка, его вво­зи­ли из-за гра­ни­цы, и Улья­нов­ская стан­ция по­лу­чи­ла за­каз на его вы­ра­щи­ва­ние. На кра­е­вой сель­ско­хо­зяй­ствен­ной вы­став­ке в Куй­бы­ше­ве, ку­да Ма­рия Дмит­ри­ев­на по­вез­ла экс­по­на­ты сво­ей стан­ции, об­раз­цы эфир­но­го мас­ла змее­го­лов­ни­ка за­ин­те­ре­со­ва­ли же­ну нар­ко­ма Мо­ло­то­ва, По­ли­ну Се­ме­нов­ну Жем­чу­жи­ну, воз­глав­ляв­шую в те го­ды пар­фю­мер­ную отрасль. Улья­нов­ская план­та­ция бы­ла вклю­че­на в план её ра­бо­ты. В во­сем­на­дца­ти кол­хо­зах Улья­нов­ско­го рай­о­на при­сту­пи­ли к вы­ра­щи­ва­нию змее­го­лов­ни­ка, а так­же ко­ри­андра, на­пер­стян­ки, бел­ла­дон­ны, ани­са, гор­чи­цы, ва­ле­ри­а­ны, ро­маш­ки, мя­ты и ря­да дру­гих ле­кар­ствен­ных трав. И вез­де не­об­хо­ди­мо бы­ло при­сут­ствие аг­ро­но­ма Де­ни­со­вой. По­это­му ей ча­сто при­хо­ди­лось про­во­дить дни в по­езд­ках по кол­хо­зам, об­сле­до­вать по­ля, оце­ни­вая их со­сто­я­ние и пер­спек­ти­вы бу­ду­ще­го уро­жая. Но в 1931 го­ду был ре­прес­си­ро­ван Мар­ке­лов, по­го­ва­ри­ва­ли о пе­ре­во­де в Са­ра­тов са­мой стан­ции.

Арест ру­ко­во­ди­те­ля не су­лил ни­че­го хо­ро­ше­го и для Ма­рии Дмит­ри­ев­ны. Она уеха­ла из Ульяновска в Москву, най­дя там вре­мен­ную ра­бо­ту. Оль­га Алек­сан­дров­на Во­ей­ко­ва пи­са­ла в эти дни до­че­ри Ека­те­рине Дмитриевне в Хар­бин: «Её опыт­ная стан­ция вце­пи­лась ей за хвост и все­ми си­ла­ми ста­ра­ет­ся её вер­нуть. Об­ви­ня­ют в са­мо­воль­ном пе­ре­во­де на но­вую служ­бу. Все стрем­ле­ния к цен­тру ха­рак­те­ри­зу­ют­ся те­перь де­зер­тир­ством».

Со вре­ме­нем Ма­рия Дмит­ри­ев­на пе­ре­ве­лась в Ле­нин­град, устро­и­лась на ра­бо­ту во Все­со­юз­ный ин­сти­тут рас­те­ние­вод­ства. В 1951 го­ду, ко­гда в стране ве­лось го­не­ние на учё­ных­ге­не­ти­ков, мно­гие из её кол­лег под­верг­лись ре­прес­си­ям, не ми­но­ва­ла и её эта участь. Пять лет ла­ге­рей и вновь Ле­нин­град, те­перь уже на­все­гда.

Оста­ток жиз­ни Ма­рия Дмит­ри­ев­на про­ве­ла в се­мье вдо­вы ре­прес­си­ро­ван­но­го бра­та Дмит­рия Дмит­ри­е­ви­ча Во­ей­ко­ва. Умер­ла она 2 июля 1977 го­да, не до­жив де­ся­ти дней до 87-ле­тия.

Та­тья­на ГРОМОВА, стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Улья­нов­ско­го об­ласт­но­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея

им. И.А. Гон­ча­ро­ва.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙ­НА РАЗБРОСАЛА ВСЮ СЕ­МЬЮ.

Ма­рия с бра­том Ива­ном, 1898 г.Дом и ал­лея к нему в се­ле Са­май­ки­но.

Ма­рия Дмит­ри­ев­на, 1930-е гг.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.