ЛЕС НЕ ИС­ЧЕЗ­НЕТ

Но его в лю­бом слу­чае нуж­но со­хра­нять

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - КУЛЬТУРА - Ана­ста­сия ХМЕЛЬ­НИЦ­КАЯ

Но зе­лё­ное бо­гат­ство При­ан­га­рья вы­зы­ва­ет та­кие яр­кие эмо­ции не толь­ко у на­ших го­стей из дру­гих ре­ги­о­нов. Ко­рен­ная ир­ку­тян­ка, к то­му же свя­зан­ная с лес­ной от­рас­лью про­фес­си­о­наль­ной деятельностью, На­та­лья Су­ми­на уве­ре­на, что си­бир­ский лес - са­мый кра­си­вый. «По дол­гу служ­бы, по­ез­див по ко­ман­ди­ров­кам по Рос­сии, я по­ня­ла, что та­ко­го ле­са нет нигде», - уве­рен­но за­яв­ля­ет она. И так же уве­рен­но На­та­лья Юрьев­на го­во­рит о том, что пе­ре­жи­ва­ния скеп­ти­ков по по­во­ду то­го, что При­ан­га­рье ско­ро оста­нет­ся без «зе­лё­но­го бо­гат­ства», - бес­поч­вен­ны.

- Лес не ис­че­за­ет, не вы­рож­да­ет­ся и да­же вос­ста­нав­ли­ва­ют его сей­час хо­ро­шо: офи­ци­аль­ные за­го­то­ви­те­ли все свои обя­за­тель­ства вы­пол­ня­ют - вы­ру­би­ли - по­са­ди­ли - по­се­я­ли, - го­во­рит она. - Тем не ме­нее его на­до со­хра­нять, по­то­му что у нас есть про­бле­мы, из-за ко­то­рых мы те­ря­ем лес по­след­ние де­ся­ти­ле­тия: пожары, ин­тен­сив­ные са­мо­воль­ные руб­ки и вре­ди­те­ли. «СКОЛЬ­КО ЗДЕСЬ ЛЕ­СА, ДА­ЖЕ НЕБА НЕ ВИД­НО» - ВОС­ХИ­ЩАЛ­СЯ МОЙ ДРУГ ИЗ РО­СТО­ВА, КО­ГДА В КА­ЧЕ­СТВЕ ТУ­РИ­СТА ПРИ­ЕЗ­ЖАЛ В ИР­КУТСК. ДА­ЖЕ «НА­ШЕ ВСЁ» - БАЙ­КАЛ НЕ ВПЕ­ЧАТ­ЛИЛ ЕГО ТАК СИЛЬ­НО, КАК ОГРОМ­НЫЕ ЛЕС­НЫЕ ПРО­СТО­РЫ, СРЕ­ДИ КО­ТО­РЫХ МЫ ЖИ­ВЁМ.

ЗЕ­ЛЁ­НОЕ БО­ГАТ­СТВО

«КО­СЯТ» ПОЖАРЫ

Так в этом го­ду наш ре­ги­он очень силь­но «под­ко­си­ли» лес­ные пожары, ко­то­рые ог­нен­ным смер­чем про­шлись по огром­ной пло­ща­ди. По мне­нию экс­пер­та, про­бле­ма в том, что пе­ред по­жа­ро­опас­ным се­зо­ном не про­во­дят­ся в необ­хо­ди­мом объ­ё­ме под­го­то­ви­тель­ные ме­ро­при­я­тия, как это бы­ло рань­ше, ко­гда про­па­хи­ва­лись ми­не­раль­ные по­ло­сы, де­ла­лись руб­ки для про­ре­жи­ва­ния мо­лод­ня­ка. Услож­ня­ет си­ту­а­цию и су­хо­стой: де­ре­вья гиб­нут от по­жа­ров, усы­ха­ют от вре­ди­те­лей и бо­лез­ней, но их прак­ти­че­ски ни­кто не уби- ра­ет. Эта су­ши­на на­кап­ли­ва­ет­ся из го­да в год и ста­но­вит­ся не толь­ко рас­сад­ни­ком ин­фек­ции, гриб­ных и ство­ло­вых вре­ди­те­лей, но и ис­точ­ни­ком оче­ред­но­го по­жа­ра. Она как су­хое се­но - до­ста­точ­но бук­валь­но лёг­ко­го ве­тер­ка, что­бы там опять вспых­нул огонь и по­гу­бил но­вые пло­ща­ди ле­са.

Боль­шая бе­да для на­ше­го зе­лё­но­го бо­гат­ства и за­хлам­лён­ность от са­мо­воль­ных ру­бок. Как по­яс­ня­ет На­та­лья Су­ми­на, здесь про­бле­ма в за­ко­но­да­тель­стве: про­ве­сти ме­ро­при­я­тия по убор­ке та­ких тер­ри­то­рий мож­но толь­ко че­рез год, ко­то­рый да­ёт­ся на то, что­бы най­ти на­ру­ши­те­ля. И толь­ко че­рез две­на­дцать ме­ся­цев - ес­ли чёрного ле­со­ру­ба не на­шли, мож­но на­ве­сти по­ря­док на де­ляне. А за это вре­мя там всё вы­сы­ха­ет и ста­но­вит­ся ещё од­ним ис­точ­ни­ком по­жа­ра.

К сча­стью, неза­кон­ные руб­щи­ки не мо­гут до­брать­ся в труд­но­до­ступ­ные ме­ста, на­при­мер в Са­я­нах, ведь тех­ни­ку, что­бы вы­вез­ти лес, ту­да не за­го­нишь. Тем не ме­нее там бы­ва­ют охот­ни­ки, ры­ба­ки, ягод­ни­ки, по­сле ко­то­рых и воз­ни­ка­ют пожары в глу­хой, ка­за­лось бы, тай­ге. Прав­да, и спе­ци­а­ли­стам до­брать­ся в та­кие ме­ста (на­при- мер, в Бо­дай­бин­ском рай­оне), что­бы по­ту­шить воз­го­ра­ние, то­же очень слож­но.

ВРЕ­ДИ­ТЕ­ЛИ ПО­ЛЮ­БИ­ЛИ КЕДР

Лю­бят труд­но­до­ступ­ные лес­ные мас­си­вы и на­се­ко­мыевре­ди­те­ли, та­кие как шел­ко­пряд­ник, ко­то­рый по­вре­жда­ет кед­ро­вые на­саж­де­ния. Этот вре­ди­тель по­пал в Сибирь из Ки­тая, где у него не бы­ло до­ста­точ­ной кор­мо­вой ба­зы. В на­ших кра­ях на­се­ко­мое об­лю­бо­ва­ло кедр, и в по­след­нее вре­мя при­чи­ня­е­мый им ущерб при­ни­ма­ет ко­лос­саль­ные раз­ме­ры, срав­ни­мые со сти­хий­ным бед­стви­ем. В ре­ги­оне из-за него уже усох­ло око­ло 50 ты­сяч гек­та­ров - это огром­ная пло­щадь. Кедр гиб­нет в Ше­ле­хо­ве, Слю­дян­ке, Усо­лье-Си­бир­ском и осо­бен­но силь­но - в Че­рем­хо­во и Че­рем­хов­ском рай­оне.

- Мест­ное на­се­ле­ние, охот­ни­ки, ко­то­рые ра­бо­та­ют в тех ле­сах, про­сто в шо­ке: кедр там прак­ти­че­ски усох, - го­во­рит На­та­лья Су­ми­на. - Мо­за­и­ка из усох­ше­го ле­са пре­крас­но вид­на на сним­ках из кос­мо­са.

В этом го­ду на борь­бу с шел­ко­пряд­ни­ком вы­де­ли­ли 38 мил-

ЗА­ГО­ТОВ­КУ ШИ­ШЕК НУЖ­НО УРЕ­ЗО­НИТЬ ЗА­КО­НОМ.

ли­о­нов руб­лей, что поз­во­ли­ло об­ра­бо­тать всю по­ра­жён­ную пло­щадь на 100%. И да­же уда­лось по­бе­дить вре­ди­те­ля в За­ла­рин­ском рай­оне.

- Кедр - во­об­ще очень неж­ная и при­хот­ли­вая по­ро­да, это не оси­на или тополь, ко­то­рый да­же на кры­ше мо­жет вы­рас­ти, - На­та­лья Юрьев­на го­во­рит об этом си­бир­ском де­ре­ве, как об оду­шев­лён­ном пред­ме­те. - Мне его очень жал­ко - его, бед­нень­ко­го, и шел­ко­пряд ест, и гриб­ные бо­лез­ни гу­бят, и че­ло­век ка­ле­чит, вар­вар­ски до­бы­вая орех и остав­ляя на ство­лах страш­ные яз­вы. Да и рас­тёт он в два ра­за мед­лен­нее, чем та же сос­на. А ведь наш кедр - уни­каль­ный, та­ко­го нигде боль­ше нет.

Фото Ан­дрея ФЁ­ДО­РО­ВА

Та­кой кра­со­ты как в Си­би­ри нет нигде.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.