БА­БИЙ ВЕК

По­чти сто лет жи­вёт на Ка­тан­ге Ра­и­да Ине­ши­на

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - СУДЬБА - Ан­на ВИГОВСКАЯ Фото из ар­хи­ва Ра­и­ды ИНЕШИНОЙ

РАИДУ ЕВСЕЕВНУ ИНЕШИНУ МЫ ЗА­СТА­ЛИ ЗА ВПОЛНЕ ОБЫЧ­НЫМ ДЛЯ СЕН­ТЯБ­РЯ ДЕ­РЕ­ВЕН­СКИМ ЗА­НЯ­ТИ­ЕМ - КОПКОЙ КАР­ТО­ФЕ­ЛЯ. ВСЕ БЫ НИ­ЧЕ­ГО, ЕС­ЛИ БЫ НЕ ВОЗ­РАСТ РА­БО­ТА­Ю­ЩЕЙ - БЕЗ МА­ЛО­ГО ВЕК!

Имен­но столь­ко -100 лет ис­пол­нит­ся в ян­ва­ре сле­ду­ю­ще­го го­да ста­рей­шей жи­тель­ни­це Ка­танг­ско­го рай­о­на Ир­кут­ской об­ла­сти. До­ко­пав ря­док, ба­буш­ка не без удо­воль­ствия раз­ре­ши­ла се­бе не­боль­шой от­дых. Как вся­ко­му по­жи­ло­му че­ло­ве­ку, ей, вид­но, очень хо­те­лось по­го­во­рить, осо­бен­но с кем-ни­будь из при­ез­жих, ни ра­зу не слы­шав­ших её уди­ви­тель­ную ис­то­рию.

ВНУЧ­КА ССЫЛЬ­НО­ГО

ОДЕС­СИ­ТА

- Мой де­душ­ка Аа­рон Се­мё­но­вич Роль­бенд был ссыльный из Одес­сы. За ка­кие-та­кие гре­хи его со­сла­ли, се­год­ня уж не узнать. По­на­ча­лу дед вме­сте с же­ной и дву­мя до­черь­ми ока­зал­ся в Бо­дай­бо. Сплав­лял лес на ре­ке. По ра­бо­те, вид­но, по­пал на Ка­тан­гу, и так ему здесь по­нра­ви­лось, что ре­шил он остать­ся на­все­гда… - на­ча­ла она свой рас­сказ.

Же­на с Аа­ро­ном не по­еха­ла и до­че­рей не пу­сти­ла. Мо­ло­дой пред­ста­ви­тель­ный муж­чи­на недол­го гру­стил в оди­но­че­стве. Вско­ре взял он се­бе в же­ны тун­гус­ку из ро­да Со­чи­гир. Ро­ди­ли они с но­вой же­ной тро­их сы­но­вей. Стар­ший, по­явив­ший­ся на свет в 1895 го­ду, и был от­цом Ра­и­ды Ев­се­ев­ны. Се­мья пе­ре­еха­ла из стой­би­ща в не­боль­шую де­ре­вуш­ку Дев-Дев-Дяк, за­ве­ла хо­зяй­ство и да­же ста­ла воз­де­лы­вать паш­ню. Всех сы­но­вей Аа­рон Се­мё­но­вич преду­смот­ри­тель­но за­пи­сал на фа­ми­лию но­вой же­ны, так что де­ви­чья фа­ми­лия у на­шей ге­ро­и­ни бы­ла Со­чи­гир. Все они вы­учи­лись в Пре­об­ра­жен­ской цер­ков­но-при­ход­ской шко­ле, где по­лу­чи­ли че­ты­рёх­класс­ное об­ра­зо­ва­ние.

- Отец мой, как и дед, то­же сплав­лял лес, - неспеш­но про­дол­жа­ет ста­руш­ка. - Ка­кто при­гля­дел в Ось­ки­но де­вуш­ку и при­вёз к се­бе в ДевДев-Дяк. Она и ста­ла мо­ей ма­те­рью. Все­го у ро­ди­те­лей бы­ло ше­сте­ро ре­бят. Сна­ча­ла жи­ли еди­но­лич­но, а ко­гда в 1927 го­ду на­ча­лась кол­лек­ти­ви­за­ция, в де­рев­ню при­е­хал учи­те­лем по лик­ви­да­ции негра­мот­но­сти из се­ла Не­па Алё­ша - Ине­шин Алек­сей Де­ни­со­вич. Он од­ним из пер­вых всту­пил в ком­со­мол, а по­том и в пар­тию. Знал немно­го эвен­кий­ский язык, а я и эвен­кий- ский, и якут­ский зна­ла очень хо­ро­шо, по­то­му что в ДевДев-Дя­ке рус­ских, по­чи­тай, во­об­ще не бы­ло…

Ба­ба Ра­и­да вспо­ми­на­ет, что влю­би­лись они с Алё­шей друг в дру­га с пер­во­го взгля­да так силь­но, что она тут же от­ка­за­ла мест­но­му же­ни­ху. А что­бы он не взял её в же­ны сил­ком, да­же уеха­ла из де­рев­ни но­чью в Ер­бо­га­чён. Алек­сей, как во­дит­ся, ки­нул­ся за лю­би­мой вдо­гон­ку. За­гнал ко­ня, ед­ва не утоп в Тун­гус­ке, но разыс­кал-та­ки и по­вёл под ве­нец. Вско­ре по­сле сва­дьбы мо­ло­дых на­пра­ви­ли в са­мую се­вер­ную точ­ку Ка­танг­ско­го рай­о­на - Ина­ри­гду, где Алек­сей учи­тель­ство­вал, а Ра­и­да от­кры­ла для де­тей охот­ни­ков и оле­не­во­дов дет­ские яс­ли. Один за дру­гим ро­ди­лись у Ине­ши­ных чет­ве­ро де­тей. Рас­ти­ла ма­лы­шей Ра­и­да Ев­се­ев­на прак­ти­че­ски од­на. Муж, бы­ст­ро про­дви­гав­ший­ся по пар­тий­ной ли­нии, по­сто­ян­но про­па­дал то в ко­ман­ди­ров­ках, то на кур­сах. Се­мей­ное сча­стье пре­рва­ла вой­на. В на­ча­ле 1942 го­да Алек­сея за­бра­ли на фронт.

ВСЕ СЕ­МЕ­РО ДЕ­ТЕЙ ПО­ЛУ­ЧИ­ЛИ ВЫС­ШЕЕ ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЕ.

ЛУЧ­ШАЯ РЫ­БАЧ­КА И ОХОТНИЦА СЕ­ВЕ­РА

- Оста­лась я од­на, - тя­же­ло взды­ха­ет Ра­и­да Ев­се­ев­на. - До­мик муж успел у ша­ма­на ку­пить и пе­ре­вез­ти, а до­стро­ить не успел. Ни печ­ки, ни две­рей - до­стра­и­ва­ла са­ма. Еле-еле устро­и­лась на ра­бо­ту. По­мог­ла эве­ноч­ка, за­пи­са­ла в кол­хоз. По­сле устро­и­лась сто­ро­жем в гос­банк. Го­лод, хо­лод. Со­сед­ка-якут­ка вы­де­ли­ла кро­хот­ный ого­ро­дик. Вы­ра­щи­ва­ла та­бак, ко­то­рый ме­ня­ла на про­дук­ты... - вспо­ми­на­ет она.

А ещё Ра­и­да Ев­се­ев­на всю вой­ну ры­ба­чи­ла и охо­ти­лась. До­бы­тое мя­со, ры­бу, пуш­ни­ну сда­ва­ла для фрон­та. По ко­ли­че­ству сдан­ной пуш­ни­ны ей не бы­ло рав­ных во всём рай­он­ном цен­тре Ка­тан­ги - по­сёл­ке Ер­бо­га­чён! В мест­ном кра­е­вед­че­ском му­зее до сих пор хра­нит­ся пач­ка фрон­то­вых пи­сем Алек­сея Де­ни­со­ви­ча. Есть и пись­мо, на­пи­сан­ное сек­ре­та­рём рай­ко­ма ком­со­мо­ла Алек­сан­дрой Сыроватской. « Как мо­жет та­кая ма­лень­кая, хруп­кая жен­щи­на вы­но­сить столь­ко, сколь­ко ва­ша же­на? Где бе­рёт си­лы, что­бы так по­мо­гать фрон­ту?» - пи­шет Алек­сею комс­орг.

- Ма­ми­на лю­бовь спас­ла жизнь отцу, - убеж­дён­но го­во­рит стар­шая дочь Ра­и­ды Ев­се­ев­ны На­деж­да. - Он вер­нул­ся с фрон­та це­лым и невре­ди­мым. А вот пра­де­душ­ка по­гиб 30 ап­ре­ля 1945 го­да за де­вять дней до По­бе­ды.

По­сле вой­ны у су­пру­гов Ине­ши­ных ро­ди­лось ещё трое де­тей. Все се­ме­ро по­лу­чи­ли выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Со­здав свои се­мьи, они по­да­ри­ли ро­ди­те­лям де­ся­те­рых вну­чат, а их де­ти - 13 пра­вну­ков. Че­рез че­ты­ре го­да по­сле зо­ло­той сва­дьбы Ра­и­да Ев­се­ев­на схо­ро­ни­ла му­жа. Бо­лее 30 лет жи­вёт од­на. Гля­дя на неё, неволь­но хо­чет­ся по­вто­рить дав­ниш­ние сло­ва Алек­сан­дры Сыроватской: «Где же она бе­рёт си­лы?» Что­бы жить и ра­до­вать­ся са­мым про­стым ве­щам: ра­бо­те, солн­цу и лю­дям.

В свои без ма­ло­го 100 лет ба­буш­ка лю­бит ко­пать­ся на ого­ро­де.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.