«ОДИН БУ­РЬЯН КРУ­ГОМ»

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ДОСЛОВНО -

раз­ная одеж­да - рейтузы, коф­точ­ки, но­соч­ки…

Мы приезжаем в Бреж­не­во как раз в «хлеб­ный день», ко­гда жи­те­ли вы­хо­дят к до­ро­ге встре­чать го­стей. Жи­те­лей тут оста­лось все­го 21 - из бо­лее чем 300, жив­ших в со­вет­ское вре­мя. Меж­ду тем ка­ну­ло в Ле­ту не толь­ко боль­шое на­се­ле­ние. Рань­ше в Бреж­не­во бы­ли кол­хоз, шко­ла, детсад, Дом куль­ту­ры, ку­да да­же кино при­во­зи­ли, мед­пункт и ма­га­зин. Се­год­ня от всей эко­но­ми­ки и со­ци­аль­ной сфе­ры оста­лась толь­ко ма­лень­кая би­б­лио­те­ка. Фельд­шер при­ез­жа­ет по гра­фи­ку - па­ру раз в ме­сяц. Шко­ла и детсад пре­вра­ти­лись в ру­и­ны, пу­сту­ет зда­ние ДК.

Сель­ский биб­лио­те­карь Са­ша - один из немно­гих остав­ших­ся в де­ревне мо­ло­дых муж­чин. У него есть зар­пла­та - 3,6 тыс. руб., се­мья (же­на - учи­тель в со­сед­ней де­ревне, дочь-сту­дент­ка и сын-вось­ми­класс­ник), ав­то­парк (ста­рая «Ни­ва» и та­кой же трак­тор), ско­ти­на (ко­ро­ва, 2 те­лён­ка, 4 по­ро­сён­ка, 10 ба­ра­нов). Как он со всем этим управ­ля­ет­ся, уму непо­сти­жи­мо, но в биб­лио­те­ке у Са­ши ца­рит по­ря­док: на пол­ках ак­ку­рат­но рас­став­ле­ны тру­ды Марк­са, Эн­гель­са, Ле­ни­на и ма­те­ри­а­лы съез­дов КПСС, а спра­воч­ник по сви­но­вод­ству мир­но со­су­ще­ству­ет с «Об­ря­да­ми пра­во­слав­ной церк­ви» и книж­кой про Гар­ри Пот­те­ра. Од­на­ко он чест­но при­зна­ёт: чи­та­те­лей по­чти нет. Би­б­лио­те­ка на гра­ни за­кры­тия. «Мо­жет, и шко­лу, где ра­бо­та­ет же­на, за­кро­ют - в этом го­ду в рай­оне уже за­кры­ли 4 из 11 сель­ских школ», - го­во­рит Са­ша. В шко­лу, что в 9 км от Бреж­не­во, по­ка во­зят дво­их де­ре­вен­ских ре­бят. На 5 учи­те­лей там 10 уче­ни­ков. Неко­то­рых клас­сов нет во­об­ще.

Недав­но в де­ревне отключили фо­на­ри - в мест­ном бюд­же­те (2,8 млн руб. в год на 4 де­рев­ни) зи­я­ет ды­ра. «Но­чью хоть глаз ко­ли, - жа­лу­ет­ся быв­шая до­яр­ка Та­ма­ра Фом­ки­на. - То­го и гля­ди вол­ки нас по­едят, ка­ба­ны. Ору­жия ни у ко­го нет, неко­му стре­лять». Та­ма­ра Ни­ко­ла­ев­на, по её сло­вам, про­ра­бо­та­ла в кол­хо­зе 40 лет. «Без вы­ход­ных, без про­ход­ных, без от­пус­ка - бы­ла пе­ре­до­вая до­яр­ка. До­и­ла ру­ка­ми, тас­ка­ла на се­бе би­до­ны, вя­зан­ки си­ло­са - но­ги все по­ко­рё­жи­ла, ве­ны бо­лят. А что за­ра­бо­та­ла? Пен­сию во­семь тыщ!» В де­ревне по­чти не ло­вит­ся мо­биль­ная связь - да­ле­ко выш­ка. «При­хо­дит­ся бе­гать гор­ку ис­кать, чтоб до­зво­нить­ся», - го­во­рит Ни­ко­лай из со­сед­не­го Ка­сья­но­во, ко­то­рый при­ез­жа­ет сю­да тор­го­вать про­дук­та­ми. По его сло­вам, без до­ро­ги да без свя­зи сё­лам не вы­жить. Все, кто мог, уже пе­ре­бра­лись в го­ро­да - кто в Ка­лу­гу, кто в Моск­ву. Да­же дач­ни­ки сю­да не едут. Дом в де­ревне мож­но ку­пить все­го за 40 тыс. руб., но же­ла­ю­щих нет. Мо­ло­дё- жи в де­ревне нече­го де­лать: ни ра­бо­ты, ни раз­вле­че­ний - да­же Ин­тер­не­та нет. Го­во­рят, вро­де хо­тят кол­хоз воз­рож­дать, да ко­му ра­бо­тать-то?

В об­щем, о про­шлом тут от ду­ши жа­ле­ют. «Мы Бреж­не­ва толь­ко с хо­ро­шей сто­ро­ны вспо­ми­на­ем, - го­во­рит 76-лет­няя Прас­ко­вья Пи­мо­нов­на. - Рань­ше на­ро­ду бы­ло мно­го, ве­се­ло жи­ли, хо­ро­шо. По­ля бы­ли ухо­жен­ные, лу­га… А сей­час что? Один бу­рьян кру­гом! Толь­ко зверьё ра­ду­ет­ся. Вче­ра мой дед вы­шел к по­гре­бу - бе­жит ли­са че­рез ого­род нав­стре­чу. Всех кур по­жра­ла! Да­же со­бак не бо­ит­ся... А глав­ное - лю­дей не­ту. Идёт че­ло­век - и мы уже ра­ду­ем­ся. Ого­нёк у ко­го-то го­рит - ра­ду­ем­ся. Вот ведь жисть по­до­шла ка­кая».

«ВРО­ДЕ КАК БРО­ШЕН­НЫЕ»

Впро­чем порт­ре­тов Лео­ни­да Ильи­ча тут не хра­нят, куль­та осо­бо­го не де­ла­ют. С фа­ми­ли­ей ген­се­ка на­зва­ние де­рев­ни во­об­ще сов­па­ло слу­чай­но - при ца­ре она на­зы­ва­лась Преж­не­во, по­том за­чем-то из­ме­ни­ли первую бук­ву. Зна­ме­ни­то­го «тёз­ку» в го­сти не зва­ли, пи­сем ему не пи­са­ли - «бо­я­лись». Да и сей­час на власть осо­бо не упо­ва­ют - раз­ве что до­ро­гу про­сят сде­лать да по­ме­ще­ние для тор­гов­ли, что­бы зи­мой не мёрз­нуть на ули­це. О по­ли­ти­ке де­ре­вен­ские по­чти не го­во­рят, во­прос о санк­ци­ях и ан­ти­санк­ци­ях (зна­е­те, мол, что нор­веж­скую сём­гу за­пре­ти­ли?) вы­звал друж­ный смех: ка­кая там сём­га, мы и рань­ше её не ели: ка- ра­си­ков в пру­ду на­ло­вим - вот и ры­ба… Про Укра­и­ну вспом­ни­ли лишь раз. «По те­ле­ви­зо­ру про укра­ин­цев пе­ре­жи­ва­ют, как они там, бед­ные, дро­ва­ми то­пить бу­дут без на­ше­го га­за, - го­во­рит пред­при­ни­ма­тель Ни­ко­лай. - А

Го­сти уво­зят из Бреж­не­во вос­по­ми­на­ния о «пре­крас­ной» до­ро­ге.

В по­лу­раз­ру­шен­ных сте­нах этой шко­лы гу­ля­ет один лишь ве­тер.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.