ПА­МЯТЬ 13-ЛЕТ­НЯЯ ТРАКТОРИСТКА

У си­бир­ско­го ты­ла - дет­ское ли­цо

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Анне Гри­го­рьевне СУЩИХ От­дел ре­кла­мы: Ре­дак­ция: Под­го­то­ви­ла Да­ри­ма ЖАМБАЛОВА

В ЭТОМ ГО­ДУ МЫ ОТ­МЕ­ЧА­ЕМ 75-ЛЕ­ТИЕ ПО­БЕ­ДЫ В ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙНЕ. КТО БЫ МОГ ПО­ДУ­МАТЬ, ЧТО СПУ­СТЯ СТОЛЬ­КО ЛЕТ ЭТА ДА­ТА ПРИОБРЕТЁТ ОСО­БЫЙ СМЫСЛ ИЗ-ЗА СО­БЫ­ТИЙ, КО­ТО­РЫЕ СЕЙ­ЧАС ПРО­ИС­ХО­ДЯТ В СО­СЕД­НЕЙ УКРА­ИНЕ? И НЕ ТОЛЬ­КО ДЛЯ ВЕ­ТЕ­РА­НОВ, НО И ДЛЯ ИХ ДЕ­ТЕЙ И ВНУ­КОВ.

К со­жа­ле­нию, с каж­дым го­дом, да, что там - с каж­дым днём ря­дом с на­ми оста­ёт­ся всё мень­ше тех, кто пе­ре­жил во­ен­ное ли­хо­ле­тье со­ро­ко­вых: под пу­ля­ми на фрон­те, за стан­ка­ми в про­мозг­лых це­хах обо­рон­ных за­во­дов, в конц­ла­ге­рях и ок­ку­пи­ро­ван­ных го­ро­дах и сё­лах, в гер­ман­ском раб­стве, или вы­пол­няя ка­торж­ную кре­стьян­скую ра­бо­ту. Тех, кто не по учеб­ни­кам зна­ет, кто раз­вя­зал эту вой­ну и ка­кой це­ной да­лась Ве­ли­кая По­бе­да.

Мой де­душ­ка, ко­то­рый чу­дом остал­ся жив в пек­ле Сталинградской бит­вы и как пе­хо­ти­нец про­шёл всю вой­ну, ред­ко рас­ска­зы­вал о ней. Го­во­рил, что страш­но да­же вспо­ми­нать эти го­ды. А я вспо­ми­наю, как по­рой по­хо­дя от­ма­хи­ва­лась от его рас­ска­зов о войне, и ис­пы­ты­ваю пе­ред ним за­поз­да­лое горь­кое чув­ство ви­ны. Де­да дав­но нет в жи­вых, и сей­час я да­же не знаю, це­ла ли его мо­ги­ла. Он по­хо­ро­нен в Лу­ган­ской об­ла­сти, в са­мом цен­тре во­ен­ных дей­ствий меж­ду мо­и­ми зем­ля­ка­ми.

По­это­му в пред­две­рии Дня По­бе­ды ре­дак­ция еже­не­дель­ни­ка «АиФ в Во­сточ­ной Си­би­ри» ре­ши­ла, по­ка ещё есть, у ко­го спро­сить и ко­му рас­ска­зать о том страш­ном вре­ме­ни, да­вай­те, спро­сим. И рас­ска­жем тем, кто за­был, или не хо­чет пом­нить. Свой про­ект мы на­зва­ли «Днев­ни­ки вой­ны», пусть и на­пи­са­ны они не то­гда, а спу­стя бо­лее се­ми де­сят­ков лет. Ведь как ска­зал наш чи­та­тель Ми­ха­ил Ни­ко­ла­е­вич Бу­та­ха­нов, ко­то­рый од­ним из пер­вых от­клик­нул­ся на на­шу прось­бу, «у нас то­гда в улу­се ни тет­ра­дей, ни ру­чек, ни ка­ран­да­шей не бы­ло». До­ро­гие на­ши чи­та­те­ли! Мы ждём от вас пись­ма с вос­по­ми­на­ни­я­ми о во­ен­ном вре­ме­ни. О том, как вы жи­ли в это вре­мя, о чём меч­та­ли, как встре­ти­ли День По­бе­ды 1945 го­да. Ес­ли у вас со­хра­ни­лись фо­то­гра­фии тех лет, мо­же­те при­слать нам ко­пии. Эти вос­по­ми­на­ния очень нуж­ны тем, кто не зна­ет, что та­кое вой­на, но не дол­жен за­бы­вать страш­ные уро­ки ис­то­рии.

Пи­ши­те нам по ад­ре­су: 664011, г. Ир­кутск-11, а/я 17, или по элек­трон­ной по­чте aifredactor@irk.ru, зво­ни­те по те­ле­фо­ну 8 (3952) 500-529. На­та­лия ГОРБАНЬ, глав­ный

ре­дак­тор «АиФ в ВС»

ис­пол­ни­лось 11 лет в июне 41 го­да, и ров­но че­рез три дня по­сле дня рож­де­ния её жизнь пре­вра­ти­лась в ад. Ре­бё­нок с на­ив­ны­ми, дет­ски­ми меч­та­ми вмиг по­взрос­лел: на­ча­лась вой­на.

- Вой­на нас за­ста­ла в пу­ти, мы с се­мьёй то­гда еха­ли в Та­ган­рог из де­рев­ни Ор­лов­ки Крас­но­яр­ско­го края, как нам то­гда ка­за­лось - на по­сто­ян­ное ме­сто жи­тель­ства, - вспо­ми­на­ет в сво­ём пись­ме Ан­на Гри­го­рьев­на. - На од­ной стан­ции нас за­ста­ви­ли сой­ти с по­ез­да и ска­за­ли, что­бы воз­вра­ща­лись на­зад, впе­ре­ди бы­ла вой­на, смерть и раз­ру­ше­ния. Наш по­езд по­пал под бом­бёж­ку, все ве­щи, всё на­жи­тое иму­ще­ство оста­лось там. Нам уда­лось спа­стись, и мы вер­ну­лись толь­ко в том, что бы­ло на нас.

Род­ных Ани вой­на рас­ки­да­ла в раз­ные сто­ро­ны. Гла­ва се­мей­ства успел пе­ре­вёз­ти се­мью в Ачинск (Крас­но­яр­ский край), по­сле че­го его сра­зу же при­зва­ли на фронт. Стар­шую сест­ру, ме­ди­ка по об­ра­зо­ва­нию, то­же при­зва­ли на фронт, а стар­ший брат по­сту­пил в Крас­но­яр­ское авиа­ци­он­ное учи­ли­ще. До­ма оста­лись толь­ко Аня, ма­ма и бра­тиш­ка ше­сти лет.

В го­ро­де на­ча­лись го­лод­ные вре­ме­на, и что­бы не уме­реть, се­мья из трёх че­ло­век, прак­ти­че­ски раз­де­тая, без имущества, по­еха­ла об­рат­но в де­рев­ню …

ЕСТЬ И СПАТЬ - ДВА ГЛАВ­НЫХ ЖЕ­ЛА­НИЯ

Из пись­ма Ан­ны Гри­го­рьев­ны: «В де­ревне я с ма­мой по­шла ра­бо­тать. В 11 лет уже се­я­ла, по­ло­ла гряд­ки, греб­ла и уби­ра­ла се­но на­равне со взрос­лы­ми. Еды все­гда не хва­та­ло, пи­та­лись раз­ной тра­вой и мёрз­лой кар­тош­кой, ко­то­рую пе­ре­ме­ши­ва­ли с осо­том. Ко­гда нас от­прав­ля­ли на про­пол­ку, каж­до­му да­ва­ли нор­му 15 со­ток. Зной, мош­ка­ра, ко­ма­ры гры­зут, всё вре­мя хо­чет­ся есть, а нор­му по­про­буй толь­ко не сдать. По­сле та­ко­го тру­до­во­го дня с дев­чон­ка­ми как уби­тые спа­ли на чер­да­ке. А по утрам, что­бы нас под­нять, пред­се­да­тель се­ла Ан­на Ва­си­льев­на по­ли­ва­ла хо­лод­ной во­дой, ина­че не раз­бу­дить. Каж­дое утро ду­ма­ешь, что по­есть! И так изо дня в день».

В 1942 го­ду Аню и ещё трёх дев­чо­нок от­пра­ви­ли учить­ся на трак­то­ри­стов-ком­бай­нё­ров. В 13 лет хруп­кая де­воч­ка се­ла за руль­штур­вал. За ней за­кре­пи­ли три кол­хо­за и ко­лёс­ный трак­тор ХТЗ. Это сей­час Ан­на Гри­го­рьев­на с го­ре­чью в серд­це думает, как же то­гда она мог­ла спра­вить­ся, как же на всё хва­ти­ло сил. А то­гда у ма­лень­кой Аню­ты бы­ли со­всем недетские за­бо­ты: как вы­пол­нить нор­му и са­мое глав­ное - сэко­но­мить го­рю­чее.

Вос­по­ми­на­ния рвут серд­це на ча­сти, они за­став­ля­ют вновь и вновь пе­ре­жи­вать все ужа­сы вой­ны, при­чи­ня­ют невы­но­си­мую боль… Но мол­чать об этом то­же нель­зя, со­вре­мен­ное по­ко­ле­ние долж­но знать, пом­ни­тьи­ува­житьм­но­го­стра­даль­ное про­шлое. И по­это­му Ан­на Гри­го­рьев­на му­же­ствен­но, дро­жа­щей ру­кой вы­во­дит на бу­ма­гу от­рыв­ки из сво­е­го во­ен­но­го дет­ства: «При­хо­ди­лось по­сто­ян­но ре­гу­ли­ро­вать кар­бю­ра­тор, а он та­кой ед­кий и по­сто­ян­но разъ­едал гла­за. Дви­га­тель на бед­ной сме­си го­рю­че­го еле ра­бо­тал, из-за че­го трак­тор при­хо­ди­лось пе­ри­о­ди­че­ски за­во­дить. А это бы­ло очень не­про­сто. По­рой ме­ня из-за непра­виль­но уста­нов­лен­но­го за­жи­га­ния от­бра­сы­ва­ло на пол­то­ра мет­ра, хо­ро­шо, что ещё зу­бы не вы­би­ло. Из-за то­го что про­ду­ва­ла труб­ки (что­бы дви­га­тель за­ра­бо­тал,) как-то на­гло­та­лась ке­ро­си­на. Очень тя­же­ло бы­ло ра­бо­тать но­чью. Па­шешь, а гла­за за­кры­ва­ют­ся, осо­бен­но пе­ред рас­све­том. Но ру­ки так силь­но бо­лят, что невоз­мож­но уснуть, а спать так хо­чет­ся. А ещё ли­хо­рад­ка му­чи­ла: на­пьёшь­ся во­ды из бо­ло­та с мел­кой ры­бёш­кой - вот и тря­сёт по­сле неё. А ра­бо­тать на­до, бо­леть ни­как нель­зя».

ДНЕВ­НИ­КИ

ВОЙ­НЫ ПРЕ­МИ­АЛЬ­НЫЙ

СИТЕЦ

«По­сле вспаш­ки и по­се­ва на­ча­лась убо­роч­ная стра­да, и я пе­ре­се­ла на ком­байн, - про­дол­жа­ет опи­сы­вать своё во­ен­ное дет­ство Ан­на Гри­го­рьев­на. - Ра­бо­та­ли со мной од­ни по­жи­лые, го­лод­ные, устав­шие, из­му­чен­ные жен­щи­ны. И что­бы хоть ма­лень­ко от­дох­нуть, они бро­са­ли в ба­ра­бан ком­бай­на сра­зу 3-4 сно­па. Из-за это­го ле­тят це­пи, ло­ма­ет­ся ве­ду­щая звёз­доч­ка, при­хо­дит­ся всё чи­нить, кле­пать. А жен­щи­ны в это вре­мя спят.

Од­на­жды не ока­за­лось за­пас­ной де­та­ли, при­шлось но­чью ид­ти пеш­ком в МТС (12 км). За­блу­ди­лась я то­гда, и мне при­шлось за­но­че­вать в сто­ге се­на. Утром, сла­ва бо­гу, по­ня­ла, где на­хо­дит­ся до­ро­га, и на по­пут­ке до­бра­лась до ме­ста. При­е­хав в МТС, уви­де­ла на Дос­ке по­чё­та свою фа­ми­лию: я за­ня­ла пер­вое ме­сто по убор­ке уро­жая и экономии го­рю­че­го в рай­оне. Мне бы­ло 14 лет! Поз­же ме­ня пре­ми­ро­ва­ли от­ре­зом на пла­тье - де­шё­вень­ким та­ким сит­цем. А сколь­ко бы­ло ра­до­сти!

Зер­но, ко­то­рое мы уби­ра­ли, аб­со­лют­но всё уво­зи­ли на фронт. На бор­тах гру­зо­ви­ка на­пи­са­но: «Всё для фрон­та! Всё для По­бе­ды!» А нас кор­ми­ли от­хо­да­ми, мя­ки­ной, но мы и это­му бы­ли ра­ды. Зи­мой дев­чо­нок от­прав­ля­ли в МТС на ре­монт тех­ни­ки. Дис­ци­пли­на бы­ла очень стро­гая, из-за да­же ми­нут­но­го опоз­да­ния устра­и­вал­ся то­ва­ри­ще­ский суд».

«НИ­КО­ГДА БОЛЬ­ШЕ НЕ РА­БО­ТА­ЛА НА ТРАК­ТО­РЕ»

Са­мым яр­ким со­бы­ти­ем и боль­шой ра­до­стью в этих из­ну­ри­тель­ных днях ста­ло из­ве­стие о По­бе­де. Ан­на Гри­го­рьев­на вспо­ми­на­ет:

- Я па­ха­ла на трак­то­ре, ко­гда уви­де­ла бе­гу­ще­го ко мне бри­га­ди­ра трак­то­ри­стов. Он бе­жал и кри­чал: «По­бе­да, По­бе­да, По­бе­да!!!» А в ру­ках раз­ве­вал­ся крас­ный флаг. Этот флаг он по­ве­сил на трак­тор, об­нял ме­ня, по­це­ло­вал и ска­зал: «Доч­ка, мы вы­иг­ра­ли вой­ну!» Я по­ло­жи­ла го­ло­ву на ба­ран­ку и дол­го, дол­го пла­ка­ла. Не мог­ла прий­ти в се­бя и по­ве­рить, что это не сон, что это прав­да. Че­рез ме­сяц мне ис­пол­ня­лось 15 лет.

(3952) 500-528 (3952) 500-529 Пуб­ли­ка­ции, обо­зна­чен­ные руб­ри­ка­ми «Офи­ци­аль­ные до­ку­мен­ты», «Мне­ние», «Це­на успе­ха», «Будь­те здо­ро­вы», «Со­бы­тие», «Дословно», «Раз­го­вор с про­фес­си­о­на­лом», пе­ча­та­ют­ся на ком­мер­че­ской ос­но­ве.

«На­сту­пи­ла осень, а от­ца всё не бы­ло. По­след­нее пись­мо при­шло от него из Кё­нинс­бур­га, мы да­же не зна­ли, жив ли он. Сест­ра до­стой­но про­шла всю вой­ну, по­мо­га­ла вы­во­зить во­ен­ных из Харь­ко­ва в Ачинск. Несмот­ря на По­бе­ду, я про­дол­жа­ла ра­бо­тать в по­ле, шла убор­ка уро­жая. На ули­це уже по­хо­ло­да­ло, и но­чью я от­пра­ви­ла свою по­мощ­ни­цу раз­жи­гать ко­стёр, что­бы про­гре­лась зем­ля и мы мог­ли на ней по­спать хоть ча­сик. Пе­ред рас­све­том, при­жав­шись к друг дру­гу, креп­ко-креп­ко усну­ли. Просну­лась от­то­го, что кто-то ме­ня тор­мо­шит. От­крыв гла­за, не мог­ла по­нять, что про­ис­хо­дит. И лишь че­рез неко­то­рое вре­мя уви­де­ла ря­дом с со­бой муж­чи­ну в во­ен­ной ши­не­ли. Это ока­зал­ся мой отец, в ру­ках он дер­жал крын­ку мо­ло­ка. Я за­кри­ча­ла на всё по­ле и на­ча­ла пла­кать. Он то­же ры­дал - мол­ча, без слов. По­том па­па схва­тил ме­ня на ру­ки, це­ло­вал и пла­кал, це­ло­вал и пла­кал. А я вся гряз­ная, в ма­зу­те, в ко­по­ти и са­же, в огром­ном буш­ла­те, из­му­чен­ная от ра­бо­ты. Этот вкус мо­ло­ка, ко­то­рый принёс отец, пом­ню до сих пор. И как сей­час слы­шу его го­лос и сло­ва: «До­чень­ка, пой­дём до­мой». Взяв за ру­ку, он увёл ме­ня с по­ля, и я боль­ше ту­да не вер­ну­лась и ни­ко­гда не ра­бо­та­ла ни на трак­то­ре, ни на ком­байне».

В этом го­ду Анне Гри­го­рьевне ис­пол­нит­ся 85 лет, у неё пять пра­ви­тель­ствен­ных на­град и ме­даль «За доб­лест­ный труд в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне». Вой­на от­ня­ла у неё здо­ро­вье и ли­ши­ла воз­мож­но­сти ис­пы­тать сча­стье ма­те­рин­ства. Муж Ан­ны Гри­го­рьев­ны - участ­ник бо­е­вых дей­ствий, в про­шлом го­ду спра­вил 90-ле­тие. Че­та Сущих жи­вёт в Брат­ске.

«НАС КОР МИ­ЛИ ОТ­ХО ДА­МИ, НО МЫ И ЭТО­МУ БЫ­ЛИ РА­ДЫ».

В ты­лу все тя­жесть сель­хоз­ра­бот лег­ла на дет­ские пле­чи.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.