ГОСТЬ РЕ­ДАК­ЦИИ В НЕБЕ - СМЕ­ЛЫЙ

Он учит ле­тать кры­ла­тые во­ен­ные ма­ши­ны

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ни­ко­лай СА­МОЙ­ЛОВ

ЭТИХ ЛЮ­ДЕЙ СЧИ­ТА­ЮТ НА­ЦИ­О­НАЛЬ­НЫМ ДО­СТО­Я­НИ­ЕМ. НО ИХ НЕ УЗНА­ЮТ НА УЛИ­ЦЕ, У НИХ НЕ ПРО­СЯТ АВ­ТО­ГРА­ФЫ: ИХ ПО­ПУ­ЛЯР­НОСТЬ ВЫ­СО­КА ТОЛЬ­КО В СРЕ­ДЕ ПРО­ФЕС­СИ­О­НА­ЛОВ. НО ИМЕН­НО ОНИ ДА­ЮТ ПУ­ТЁВ­КУ В НЕБО ЛУЧ­ШИМ СО­ВРЕ­МЕН­НЫМ БО­Е­ВЫМ И ГРАЖ­ДАН­СКИМ СА­МО­ЛЁ­ТАМ СТРА­НЫ. ЛЁТ­ЧИ­КИ-ИС­ПЫ­ТА­ТЕ­ЛИ - «ТО­ВАР» ШТУЧ­НЫЙ, В РОС­СИИ ИХ СЧИ­ТА­ЮТ ДА­ЖЕ НЕ СОТ­НЯ­МИ, А ДЕ­СЯТ­КА­МИ. ОДИН ИЗ ТЕХ, КТО «УЧИТ ЛЕ­ТАТЬ» ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НЫЕ СА­МО­ЛЁ­ТЫ, - ИР­КУ­ТЯ­НИН ДМИТ­РИЙ СМЕ­ЛЫЙ.

ФА­МИ­ЛИЮ НЕ ПО­КУ­ПАЛ

Я встре­ти­лась с ним в пред­две­рии Дня за­щит­ни­ка Оте­че­ства, и ко­неч­но же, не мог­ла не на­чать на­шу бе­се­ду с во­про­са: насто­я­щая ли это фа­ми­лия Дмит­рия: уж боль­но на­ро­чи­то она зву­чит для че­ло­ве­ка его про­фес­сии. Ока­за­лось, фа­ми­лия бо­лее чем ре­аль­ная, но, по сло­вам мо­е­го со­бе­сед­ни­ка, от­ку­да она «взя­лась», не зна­ют ни его дед, ни отец, ко­то­рый, кста­ти, то­же был во­ен­ным лёт­чи­ком-ис­пы­та­те­лем.

- Мно­гие шу­тят на ра­бо­те: мол, отец ку­пил фа­ми­лию, а мне она по на­след­ству до­ста­лась, - го­во­рит Дмит­рий. - Но ни­кто её не по­ку­пал.

Несмот­ря на то, что ро­дил­ся Дмит­рий в се­мье во­ен­но­го, о ра­бо­те лёт­чи­ка он не ду­мал во­об­ще. Но в бы­лые вре­мя мож­но бы­ло под­ра­ба­ты­вать на аэро­дро­ме во вре­мя лет­них школьных ка­ни­кул - это бы­ла и тру­до­вая практика, и опре­де­лён­ная про­фес­си­о­наль­ная ори­ен­та­ция. Вот отец и устро­ил сво­е­го сы­на на аэро­дром - по­ло­су под­ме­тать, швы за­ли­вать ма­сти­кой. В это вре­мя здесь очень ак­тив­но ле­та­ли са­мо­лё­ты, и пар­ня «за­це­пи­ло»: ре­шил по­сту­пать в авиа­ци­он­ное учи­ли­ще и пой­ти по сто­пам от­ца.

В об­щей слож­но­сти Дмит­рий Сме­лый в небе с 1996 го­да. Летал и ис­пы­ты­вал бо­лее 10 ти­пов са­мо­лё­тов, но, го­во­рит, что по нор­мам лёт­чи­ка-ис­пы­та­те­ля это немно­го:

- Опыт для нас лиш­ним ни­ко­гда не бы­ва­ет. Лёт­чик учит­ся всю жизнь, и нет та­ко­го пре­де- ла, где он мо­жет оста­но­вить­ся и ска­зать - всё. Толь­ко то­гда, ко­гда уй­дёшь на пен­сию.

- Сте­рео­тип лет­чи­ка-ис­пы­та­те­ля в со­зна­нии обыч­но­го че­ло­ве­ка - это сме­лый, по­рой от­ча­ян­но сме­лый, уве­рен­ный в се­бе че­ло­век с мгно­вен­ны­ми ре­флек­са­ми и сильной во­лей. А на са­мом де­ле?

- Об­ла­дать все­ми пе­ре­чис­лен­ны­ми ка­че­ства­ми нуж­но, но са­мое глав­ное - уметь со­хра­нять спо­кой­ствие и са­мо­об­ла­да­ние, что­бы при воз­ник­но­ве­нии слож­но­го слу­чая не до­пу­стить ещё бо­лее худ­ших по­след­ствий. А труд­но­сти бы­ва­ют, и неред­ко, к ним да­же по­сте­пен­но при­вы­ка­ешь, что то­же не очень хо­ро­шо. Ос­нов­ная за­да­ча лёт­чи­ка-ис­пы­та­те­ля при­ве­сти на зем­лю пусть не­ис­прав­ный, но «жи­вой» са­мо­лёт. По­то­му что потеря хо­тя бы од­ной ма­ши­ны и для ими­джа пред­при­я­тия ми­нус, и для ра­бот­ни­ков в плане фи­нан­сов. Это же их зар­пла­та.

Кста­ти, ни мне, ни мо­е­му от­цу Лео­ни­ду Георгиевичу в сво­ей прак­ти­ке не при­хо­ди­лось те­рять са­мо­лёт и ка­та­пуль­ти­ро­вать­ся. И, на­де­юсь, не при­дёт­ся. Хо­тя си­ту­а­ции бы­ва­ли раз­ные: при­хо­ди­лось несколь­ко раз са­дить­ся с од­ним дви­га­те­лем. Но это та­кая ра­бо­та. Ведь мы учим ле­тать са­мо­лёт, ко­то­рый ни ра­зу не был в небе.

- Ра­бо­та свя­за­на с опас­но­стью, ад­ре­на­ли­ном в кро­ви. В по­все­днев­ной жиз­ни не скуч­но?

- Мне ад­ре­на­ли­на хва­та­ет в небе. На ав­то­мо­би­ле ез­жу ак­ку­рат­но, ско­рость не пре­вы­шаю. С па­ра­шю­том пры­гать не нра­вит­ся, хо­тя при­хо­дит­ся де­лать это два ра­за в год. Кре­щусь и пры­гаю. Ни­чем дру­гим экс­тре­маль­ным не за­ни­ма­юсь, мак­си­мум - по­ка­та­юсь на конь­ках или лы­жах, и то - обыч­ных, а не гор­ных.

ВСТА­ЁМ С КО­ЛЕН

- Рань­ше все маль­чиш­ки меч­та­ли ле­тать, а сей­час хо­тят стать бо­га­ты­ми биз­не­сме­на­ми. По ва­ше­му мне­нию, со­вре­мен­ные ре­бя­та меч­та­ют стать лёт­чи­ка­ми?

- Ду­маю, что и сей­час есть та­кие маль­чиш­ки и да­же де­воч­ки, ко­то­рые хо­тят за­щи­щать Ро­ди­ну. Про­цент, ко­неч­но, ни­кто не под­счи­ты­вал, но как-то я по­шёл в му­зей авиа­за­во­да с клас­сом мо­е­го сы­на и по­сле экс­кур­сии спро­сил, кто хо­чет быть лёт­чи­ком. Ру­ки под­ня­ли все маль­чиш­ки. Но хо­тя это толь­ко чет­вёр­тый класс… Не знаю, ис­кренне это бы­ло или нет. Тем не ме­нее, про­фес­сия лёт­чи­ка до сих пор оста­ёт­ся од­ной из са­мых ро­ман­ти­че­ских, и ес­ли мой сын за­хо­чет на него учить­ся, от­го­ва­ри­вать не ста­ну.

- А мо­жет и не на­до, что­бы их бы­ло мно­го?

- По­че­му? Пусть бу­дут. Есть ведь есте­ствен­ный от­бор. К то­му же, что­бы в лёт­ное учи­ли­ще по­сту­пить, на­до об­ла­дать недю­жин­ным здо­ро­вьем, прой­ти опре­де­лён­ный ин­тел­лек­ту­аль­ный от­бор. Это ко­гда мы по­сту­па­ли в се­ре­дине 90-х, пат­ри­о­тизм был за­пу­щен, по­это­му до­ста­точ­но бы­ло со­от­вет­ство­вать толь­ко тре­бо­ва­ни­ям по здо­ро­вью. По­сле это­го конкурс со­став­лял все­го лишь три че­ло­ве­ка на ме­сто. А сей­час он до­хо- дит до де­ся­ти че­ло­век на од­но ме­сто. Это уже о чём-то го­во­рит. Прав­да, до это­го два го­да в лёт­ные учи­ли­ща не бы­ло на­бо­ра.

- Су­ще­ству­ет мне­ние, что со­вре­мен­ные мо­ло­дые лю­ди недо­ста­точ­но пат­ри­о­тич­ны, и ес­ли вдруг при­дёт­ся встать на за­щи­ту Ро­ди­ны, они по­ста­ра­ют­ся «от­ма­зать­ся», что­бы не рис­ко­вать сво­ей жиз­нью.

- Та­ко­го быть не мо­жет. Не хо­чет­ся при­во­дить в при­мер Укра­и­ну, но вы по­смот­ри­те, как на Дон­бас­се бьют­ся за свою зем­лю все - от ма­ла до ве­ли­ка. Не­уже­ли у нас та­ко­го не бу­дет? Ко­неч­но, бу­дет.

- Да, вре­мя сей­час очень тре­вож­ное, мир, мож­но ска­зать, ба­лан­си­ру­ет на гра­ни вой­ны. На­ша авиа­ция на­сколь­ко от­ве­ча­ет со­вре­мен­ным вы­зо­вам? Ведь да­же ва­ши кол­ле­ги стар­ше­го по­ко­ле­ния го­во­рят, что Рос­сия по­те­ря­ла пре­стиж во мно­гих во­про­сах, в том чис­ле и в авиа­ции.

- В чём мы дей­стви­тель­но очень силь­но от­ста­ли - так это в граж­дан­ской авиа­ции. А про на­шу со­вре­мен­ную во­ен­ную авиа­ци­он­ную тех­ни­ку ска­зать та­ко­го не мо­гу. У нас вот-вот дол­жен по­явить­ся са­мо­лёт пя­то­го по­ко­ле­ния. Он уже прак­ти­че­ски есть. Как толь­ко по­явит­ся дви­га­тель, ко­то­рый на эко­но­мич­ном ре­жи­ме смо­жет ид­ти на сверх­зву­ко­вой ско­ро­сти, про­бле­ма бу­дет ре­ше­на. А во­ору­же­ние на этом са­мо­лё­те сто­ит са­мое со­вре­мен­ное, очень мощ­ный, не ху­же аме­ри­кан­ско­го ра­дар­ный ком­плекс.

На­до учи­ты­вать и тот факт, что мы же со­всем не­дав­но ста­ли вы­пус­кать са­мо­лё­ты для сво­ей Ро­ди­ны. До это­го де­ла­ли их для Ин­дии, Вьет­на­ма, Ма­лай­зии, Ал­жи­ра, дру­гих стран. А для на­шей ар­мии на­ча­ли толь­ко два го­да на­зад. Ко­гда я пе­ре­гнал пер­вый са­мо­лёт для Рос­сий­ских во­ору­жён­ных сил, : ме­ня слё­зы на­во­ра­чи­ва­лись на гла­за. Ду­мал: ну вот, на­ко­нец-то до­ждал­ся то­го, что са­мо­лё­ты не жал­ко от­да­вать. В лю­бую стра­ну бы­ло жал­ко, а в на­шу ар­мию - ра­дост­но.

Пусть я уже не во­ен­ный че­ло­век, уво­лил­ся из ар­мии, но серд­це за неё бо­лит. Хо­тя си­ту­а­ция из­ме­ни­лась в луч­шую сто­ро­ну, при­чём - рез­ко. Мои кол­ле­ги - во­ен­ные лёт­чи­ки ста­ли мно­го ле­тать. Ес­ли рань­ше у них бы­ло 20-30 ча­сов на­лё­та в год, то сей­час в тех ча­стях, ку­да мы по­став­ля­ли са­мо­лё­ты, ре­бя­та летают по 180200 ча­сов, то есть в 10 раз боль­ше. Мож­но сме­ло ска­зать, что на­ша стра­на ста­ла вста­вать с ко­лен, а Во­ору­жён­ные силы -воз­рож­дать­ся.

ВСЕ­ГДА ЕСТЬ МАЛЬ­ЧИШ КИ, ГО­ТО­ВЫЕ ЗА­ЩИ­ЩАТЬ РО­ДИ­НУ.

На­ша со­вре­мен­ная во­ен­ная авиа­ция не усту­па­ет за­ру­беж­ным ана­ло­гам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.