УЛОВ НА ДЕНЬ РОЖ­ДЕ­НИЯ

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Ви­та­лия СМИР­НО­ВА

- В спор­те я по­чти 70 лет. Как при­шёл по­сле вой­ны в пла­ва­ние, так и по сей день. В кон­це 40-х в мос­ков­ском бас­сейне сплош­ные до­хо­дя­ги за­ни­ма­лись. Жрать, из­ви­ня­юсь, нече­го бы­ло. По­пла­ва­ешь, а сил вы­лез­ти из во­ды нет. Стал по­ка­зы­вать ре­зуль­та­ты - да­ли та­ло­ны на пи­та­ние. Я еду из сто­ло­вой двум бра­тьям тас­кал. Тре­тий брат - са­мый млад­ший - во вре­мя вой­ны умер, не вы­дер­жал тя­жё­лой зи­мы... Так за счёт бас­сей­на и кор­мил­ся. А са­мое глав­ное - вре­ме­ни на ули­цу не оста­ва­лось. Ули­ца жут­кая бы­ла - бан­ди­тизм, во­ров­ские за­ко­ны. Ес­ли бы не спорт, не­по­нят­но, как во­об­ще сло­жи­лась бы жизнь. Спорт, ес­ли уж так го­во­рить, дал мне всё. Я не про долж­но­сти и ти­ту­лы. Я про опыт, про встре­чи...

Я дол­го­жи­тель в МОК. Ко­му толь­ко ру­ки на пье­де­ста­ле не жал: гим­наст­ки роб­кие, штангисты с огром­ны­ми ла­па­ми. И что 40 лет на­зад, что сей­час - не ви­дел ни у од­но­го спортс­ме­на рав­но­ду­шия, ко­гда гимн стра­ны зву­чит. По­это­му не нра­вят­ся мне раз­го­во­ры о по­из­мель­чав­шем че­ло­ве­ке. Мол, рань­ше о пат­ри­о­тиз­ме ду­ма­ли, а сей­час - о день­гах.

И мы в своё вре­мя при­лич­но де­неж­ны­ми во­про­са­ми го­ло­ву за­би­ва­ли. Спортс­ме­ны - это та ка­те­го­рия, что за гра­ни­цей бы­ва­ла, ва­лю­ту в ру­ках дер­жа­ла. Еха­ли на со­рев­но­ва­ния, в чемоданах еда и ки­пя­тиль­ни­ки, что­бы в но­ме­рах го­то­вить, су­точ­ные не тра­тить. В го­сти­ни­цах ру­га­лись. Мол, хва­тит тут за­па­хи рас­про­стра­нять. А на сэко­ном­лен­ную ва­лю­ту по­ку­па­ли ви­део­маг­ни­то­фо­ны, ча­сы, шу­бы, что­бы по воз­вра­ще­нии в СССР про­дать и по­лу­чить вы­руч­ку в мно­го­крат­ном раз­ме­ре. Че­го уж тут ду­шой кри­вить, все этим за­ни­ма­лись. И я гре­шен.

«ПО­ЩА­ДЫ НЕ БУ­ДЕТ»

О чём мо­гу ска­зать с гор­до­стью: по­ка ру­ко­во­дил ко­ман­дой на Иг­рах, ни ра­зу у нас ме­да­ли за до­пинг не от­би­ра­ли. По Сид­ней-2000 вклю­чи­тель­но. Был, прав­да, эпи­зод. В Инсбру­ке-1976 со­об­ща­ют мне: «В кро­ви на­шей лыж­ни­цы об­на­ру­жен за­пре­щён­ный пре­па­рат». Я за го­ло­ву схва­тил­ся: этой лыж­ни­це рав­ных не бы­ло, за­чем что-то упо­треб­лять?! А по­том вы­яс­ни­лось: на­ка­нуне Игр у неё умер отец. На­пич­ка­ла се­бя успо­ко­и­тель­ным - вот и вы­лез­ло. Мы объ­яс­ни­ли, и те­му за­кры­ли. Ещё по­го­ва­ри­ва­ли о бро­ман­тане в на­шей ко­ман­де ( - Ред.), ко­то­ро­го и в спис­ках за­пре­щён­ных пре­па­ра­тов не бы­ло. Я при­шёл к Са­ма­ран­чу (

Ред.) и ска­зал: «Кля­нусь, мы чи­сты. Ты ве­ришь?». Са­ма­ранч от­ве­тил: «Ве­рю».

Од­но вре­мя мы су­ще­ство­ва­ли толь­ко на день­ги, ко­то­рые да­вал МОК. От пра­ви­тель­ства, по су­ти, - ни гро­ша. На Иг­ры-1992 в Бар­се­ло­ну (

Ред.) РОС­СИЙ­СКИЕ СПОРТС­МЕ­НЫ ОТ­МЕ­ТИ­ЛИ ДЕНЬ РОЖ­ДЕ­НИЯ СО­ЧИН­СКИХ ИГР НЕПЛО­ХИМ ЗО­ЛО­ТЫМ УЛО­ВОМ. НА ПРО­ШЛОЙ НЕДЕ­ЛЕ МУЖ­СКАЯ СБОРНАЯ ПО БИ­АТ­ЛО­НУ ВЫ­ИГ­РА­ЛА ЭС­ТА­ФЕ­ТУ НА ЭТА­ПЕ КУБ­КА МИ­РА, СА­НОЧ­НИК ПАВ­ЛИ­ЧЕН­КО СТАЛ ЛУЧ­ШИМ НА ЧЕМ­ПИ­О­НА­ТЕ ПЛА­НЕ­ТЫ, А КОНЬ­КО­БЕЖ­ЦЫ ЮС­КОВ И КУЛИЖНИКОВ - ПЕР­ВЫ­МИ В МИ­РЕ НА СВО­ИХ ДИ­СТАН­ЦИ­ЯХ (1500 И 500 М).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.