ТЕ­МА НО­МЕ­РА НА БЕЗ­РЫ­БЬЕ

По­че­му нет ому­ля в Бай­ка­ле?

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га АН­ДРЕ­ЕВА

глу­бине не боль­ше мет­ра. Но об­ме­ле­ние Бай­ка­ла идёт уже не пер­вый год, и жел­то­крыл­ки по­ги­ба­ют. На­при­мер, по раз­ным под­счё­там, его по­пу­ля­ция на Оль­хоне упа­ла в сот­ни раз, и омуль пе­ре­стал за­хо­дить в Ма­лое Мо­ре.

- Омуль пе­ре­шёл на рач­ко­вую пи­щу и по­ме­нял марш­ру­ты сво­ей ми­гра­ции. По­ка мы не вос­ста­но­вим чис­лен­ность жел­то­крыл­ки, омуль в Ма­лое Мо­ре не вер­нёт­ся, - убеж­дён учё­ный. бра­ко­нье­ров? До­ста­точ­но, от­ме­ча­ют спе­ци­а­ли­сты. Осо­бен­но это ока­за­лось оче­вид­ным в 1990-е го­ды, ко­гда ры­бо­раз­вод­ные за­во­ды и про­мыс­ло­вые ар­те­ли на­ча­ли рас­сы­пать­ся, как и всё, в Рос­сии. И лю­ди ста­ли бра­ко­нье­ра­ми про­сто по­то­му, что им на­до бы­ло кор­мить се­мьи.

ИС­КУС­СТВЕН­НЫЙ

ОТ­БОР

В усло­ви­ях за­пре­та про­мыш­лен­но­го ло­ва ому­ля необ­хо­ди­мо ис­кус­ствен­ное вос­про­из­вод­ство рыбы. В дан­ном слу­чае речь не мо­жет ид­ти об ому­ле: он не под­да­ёт­ся та­ко­му вос­про­из­вод­ству. Но есть и дру­гие сор­та рыбы.

- В 2009 го­ду мы вы­пу­сти­ли в Брат­ское во­до­хра­ни­ли­ще 6 млн маль­ков пе­ля­ди (озёр­но-реч­ная ры­ба из ро­да си­гов. - Прим. авт.). Сей­час эти осо­би до­сти­га­ют трёх-че­ты­рёх ки­ло­грам­мов, - рас­ска­зы­ва­ет за­ме­сти­тель ген­ди­рек­то­ра ООО «Бай­каль­ская ры­ба» Лео­нид МИ­ХАЙ­ЛИК. - Сей­час за­ло­же­но ещё 8 млн ик­ри­нок, и в прин­ци­пе че­рез несколь­ко лет мы за­ры­бим во­до­хра­ни­ли­ще. На­ша за­да­ча - со­здать ре­монт­но-ма­точ­ное ста­до.

Од­на­ко Бе­ло­ре­чен­ский ( быв­ший Бель­ский) ры­бо­раз­вод­ной за­вод в Усоль­ском рай­оне спо­со­бен при ны­неш­них мощ­но­стях за­кры­вать не боль­ше 10% по­треб­но­стей толь­ко Брат­ско­го во­до­х­ра- ни­ли­ща. Для «за­рыб­ле­ния» Бай­ка­ла в Ир­кут­ской об­ла­сти прак­ти­че­ски нет мощ­но­стей. За­вод в по­сёл­ке Сар­ма в Оль­хон­ском рай­оне в ру­и­нах. От за­во­да в Бур­ду­гу­зе оста­лись од­ни це­ха, пру­ды уни­что­же­ны. Сей­час толь­ко в Усо­лье ра­бо­та­ют «вы­рост­ные пру­ды» (ис­поль­зу­ют для ро­ста маль­ков) на пло­ща­ди 120 га. По ми­ни­му­му Ир­кут­ской об­ла­сти необ­хо­ди­мо ещё 200 га но­вых пру­дов. А это до 1,5 млн руб­лей за гек­тар но­вых пру­дов.

Но ес­ли мы и по­стро­им за­во­ды, они ста­нут «па­мят­ни­ком от­сут­ствия рыбы», уве­ре­ны спе­ци­а­ли­сты. Да­же успеш­но ра­бо­та­ю­щие пред­при­я­тия се­год­ня за­гру­же­ны на 30-40%. Де­ло в том, что в есте­ствен­ной при­ро­де по­чти в 2,5 ра­за упа­ло ма­точ­ное по­го­ло­вье ому­ля и дру­гих ви­дов рыб. Ес­ли несколь­ко лет на­зад на нерест в ре­ках Се­лен­га, Бар­гу­зин и несколь­ких дру­гих шло до 4,7 млн штук, то те­перь ед­ва на­счи­ты­ва­ют 2,2 млн.

В про­шлом го­ду в Ма­лом Мо­ре во вре­мя нере­ста си­гов учёным уда­лось пой­мать несколь­ко штук, и толь­ко два из них бы­ли с ик­рой. Без­услов­ных че­ло­ве­че­ских уси­лий всё-та­ки недо­ста­точ­но. По­ка при­ро­да не по­мо­жет, вряд ли ско­ро мы бу­дем с ры­бой. Ма­ло­во­дье на ре­ках, впа­да­ю­щих в Бай­кал, по про­гно­зам учё­ных, долж­но бы­ло за­вер­шить­ся ещё два го­да на­зад. Но вме­сто это­го уро­вень во­ды в Бай­ка­ле упал на несколь­ко сан­ти­мет­ров ни­же кри­ти­че­ско­го уров­ня.

Фото с сай­та news.rambler.ru

Те­перь та­кое ко­ли­че­ство рыбы мож­но уви­деть толь­ко на кар­тин­ках.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.