ПЛЕН­НИ­ЦА ВОЙ­НЫ

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Люд­ми­ла БАЛДУННИКОВА Фото с сай­та blog.imhonet.ru

КО­ЛИ­ЧЕ­СТВО ВО­ЕН­НО­ПЛЕН­НЫХ, УГНАН­НЫХ В ГЕР­МА­НИЮ ВО ВРЕ­МЯ ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ, ДО СИХ ПОР - ПРЕД­МЕТ ДИС­КУС­СИЙ КАК В НА­ШЕЙ ИС­ТО­РИИ, ТАК И В НЕМЕЦ­КОЙ. ПО ДАН­НЫМ ГЕН­ШТА­БА ВООРУЖЁННЫХСИЛВООРУЖЁННЫХ СИЛ РОС­СИИ, В ПЛЕНУ ПО­ГИБ­ЛИ ОКО­ЛО 4,5 МЛН ЧЕ­ЛО­ВЕК. НЕМ­ЦЫ СЧИ­ТА­ЛИ ИХ НЕПОЛ­НО­ЦЕН­НЫ­МИ, ТУ­ПЫ­МИ СУ­ЩЕ­СТВА­МИ, КО­ТО­РЫХ НУЖ­НО ЛИ­БО УБИ­ВАТЬ, ЛИ­БО ИС­ПОЛЬ­ЗО­ВАТЬ В СВО­ИХ ЦЕ­ЛЯХ. ВСЁ ЭТО ПОЛ­НОЙ МЕ­РЕ НА СЕ­БЕ ИС­ПЫ­ТА­ЛА ИР­КУ­ТЯН­КА ИРИ­НА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА КОРОТКОВА.

БЕЗ­ЖА­ЛОСТ­НАЯ

СУДЬБА

Судьба на­от­машь би­ла Ири­ну Алек­се­ев­ну с са­мо­го ран­не­го дет­ства, ко­то­рое при­шлось на го­лод­ные 30-е го­ды. В 1935-м её многодетная се­мья ли­ши­лась ма­те­ри: она умер­ла по­сле дол­гой бо­лез­ни. Че­рез два го­да ре­прес­си­ро­ва­ли от­ца. Он сги­нул до вой­ны в ла­ге­рях, а где Ири­на так и не узна­ла. По­сле вой­ны ей вы­да­ли сви­де­тель­ство о смер­ти от­ца, по ко­то­ро­му он умер в род- В КАНУН ДНЯ ПО­БЕ­ДЫ В ИР­КУТ­СКЕ ПРО­ШЛО МНО­ГО ТОР­ЖЕ­СТВЕН­НЫХ МЕ­РО­ПРИ­Я­ТИЙ. ОД­НО ИЗ НИХ - ПРИ­СВО­Е­НИЕ ЗВА­НИЯ ПО­ЧЁТ­НО­ГО ГРАЖ­ДА­НИ­НА НА­ШЕ­ГО ГО­РО­ДА УЧАСТ­НИ­КУ ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ ПАВ­ЛУ ГЕОРГИЕВИЧУ ПО­ГО­ДА­Е­ВУ.

Тра­ди­ци­он­но это зва­ние при­сва­и­ва­ют жи­те­лям об­ласт­но­го цен­тра в День го­ро­да, ко­то­рый мы от­ме­ча­ем в июне. Но в год 70-летия По­бе­ды де­пу­та­ты ир­кут­ской Ду­мы ре­ши­ли тра­ди­цию на­ру­шить - в свя­зи со зна­чи­мо­стью да­ты, а так­же по­то­му, что по­чёт­ным граж­да­ни­ном стал ве­те­ран Во­ору­жён­ных Сил, во­е­вав­ший на фрон­тах Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной, ве­те­ран тру­да, ка­ва­лер ном го­ро­де, че­го не мог­ло быть на са­мом де­ле. Ко­гда она на­ча­ла ис­кать прав­ду, ста­ло из­вест­но, что его увез­ли на Даль­ний Во­сток. В ито­ге род­ным вру­чи­ли до­ку­мент, что от­ца ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли.

Род­ной го­род Ири­ны - пе­чаль­но из­вест­ную Мо­ло­гу, ра рас­по­ла­гав­шу­ю­ся при впа­де­ни впа­де­нии од­но­имён­ной ре­ки в Волгу, заз то­пи­ли во вре­мя стро­и­тель­ствастро­и­тельст волж­ско­го гид­ро­уз­ла в 36-м36го­ду. Сей­час на этом м ме­сте пле­щет­ся Ры­бинРы­бин ское во­до­хра­ни­ли во­до­хра­ни­ли­ще. Но то­гда дл для 11-лет­ней си­ро­ты­си­рот са­мой страш­но страш­ной бы­ла не потеря ма­лой ро­ди­ны, а жизнь в дет­ском до­ме. В вос­по­ми­на­ния вос­по­ми­на­ни­ях Ири­ны проч­но за­сел за­се­ло то вре­мя, ко­гда дет­до­мо­в­дет­до­мо ские под­рост­ки под­ка­ра под­ка­ра­у­ли­ва­ли­е­ё­ли­ва­ли её воз­ле две­рей­бу­фет­д­ве­рей бу­фе­та, из­би­ва­ли и от­би­ра­ли еду.

В 1940 го­ду род­ной брат Ири­ны Вла­ди­мир увёз млад­шую сест­ру в де­рев­ню под Ле­нин­гра­дом - к род­ствен­ни­кам сво­ей же­ны. Ед­ва она успе­ла за­кон­чить здесь ше­стой класс, как на­ча­лась вой­на, а уже в сен­тяб­ре 41-го де­рев­ню ок­ку­пи­ро­ва­ли нем­цы. Ири­на Алек­се­ев­на вспо­ми­на­ет, что и взрос­лым, и де­тям при­шлось мно­го ра­бо­тать на ок­ку­пан­тов: рыть тран­шеи, рас­чи­щать снег, тас­кать дро­ва из ле­са. Но всё это вре­мя они боль­ше пе­ре­жи­ва­ли за род­ствен­ни­ков, остав­ших­ся в бло­кад­ном Ле­нин­гра­де, ко­то­рым бы­ло во сто крат ху­же.

ГО­ДЫ НЕВО­ЛИ ДНЕВ­НИ­КИ

ВОЙ­НЫ

В 1942 го­ду фа­шист­ские за­хват­чи­ки увез­ли се­мью Ири­ны в ок­ку­пи­ро­ван­ную Ри­гу. Здесь ле­нин­град­ских плен­ни­ков от-

пра­ви­ли на мест­ный мя­со­ком­би­нат, где уже к то­му вре­ме­ни раб­ство­ва­ли сот­ни жи­те­лей Поль­ши и Укра­и­ны. С утра до но­чи они об­щи­пы­ва­ли кур.

- Пом­ню, в Ри­ге нас по­се­ли­ли в са­рай, где все сте­ны бы­ли ис­пи­са­ны на­зва­ни­я­ми го­ро­дов и фа­ми­лий, - го­во­рит Ири­на Алек­се­ев­на.

Че­рез несколь­ко ме­ся­цев се­мья ока­за­лась на од­ной из мест­ных сви­но­ферм, а от­ту­да в 1943 го­ду её от­пра­ви­ли в Гер­ма­нию. При­вез­ли в го­род на Эль­бе - Мак­де­бург, а че­рез неко­то­рое вре­мя при­гна­ли в де­рев­ню Драй­ле­бен в сель­ско­хо­зяй­ствен­ный ла­герь. Здесь нем­цы на огром­ных по­лях вы­ра­щи­ва­ли са­хар­ную свёк­лу. Так­же, как и осталь­ных плен­ни­ков-остар­бай­те­ров, их по­се­ли­ли в са­раи. На­ци­о­наль­ный со­став ока­зал­ся пёст­рым: рус­ские, по­ля­ки, укра­ин­цы, че­хи. Хо­зя­е­ва не раз­ре­ша­ли им раз­го­ва­ри­вать меж­ду со­бой, хо­дить друг к дру­гу, а за на­ру­ше­ние пра­вил ли­ша­ли еды. Немец­кий ча­со­вой утром вы­го­нял на по­ля и сле­дил за ка­че­ством ра­бот, а ве­че­ром да­вал от­бой. Как вспо­ми­на­ет Ири­на Алек­се­ев­на, над­смотр­щик по­дроб­но объ­яс­нял и по­ка­зы­вал, как са­жать и уха­жи­вать за са­хар­ной свёк­лой, но ра­бо­тать нуж­но бы­ло очень быст­ро. Тру­дить­ся на огром­ных по­лях при­хо­ди­лось без от­ды­ха в лю­бую по­го­ду - и под па­ля­щим солн­цем, и под про­лив­ным до­ждём, и в хо­лод. Фи­зи­че­ские стра­да­ния мо­ло­дой де­вуш­ки усу­губ­ля­ли угне­та­ю­щее чув­ство нево­ли и непре­рыв­ное ду­шев­ные му­ки.

Вес­ной 1945-го ста­ло из­вест­но, что вой­ска Крас­ной Ар­мии на­хо­дят­ся на под­сту­пах к Гер­ма­нии.

- В один пре­крас­ный день мы не до­жда­лись на­ше­го кон­во­и­ра, за­то услы­ша­ли гул тан­ков. Ду­ма­ли - на­ши, ока­за­лось - аме­ри­кан­ские, - рас­ска­зы­ва­ет Ири­на Алек­се­ев­на. - Со­юз­ни­ки ярост­но уго­ва­ри­ва­ли нас по­ехать в Аме­ри­ку, го­во­ри­ли, что до­ма всех со­шлют в Си­бирь, по­то­му что мы ра­бо­та­ли на нем­цев. Но для нас са­мым глав­ным то­гда бы­ло - вер­нуть­ся на ро­ди­ну.

В ап­ре­ле 1945 го­да всех плен­ных пе­ре­да­ли со­вет­ским вой­скам. Хо­лод­ным ту­ман­ным утром на бе­ре­гу Эль­бы осво­бож­дён­ные ис­пы­та­ли неисто­вую ра­дость, услы­шав с дру­го­го бе­ре­га рус­ские ма­ты.

По­сле вой­ны Ири­на по­сту­пи­ла в Ленинградский тех­ни­кум, со­би­ра­лась, как и стар­ший брат, стать бан­ков­ским ра­бот­ни­ком. Од­на­ко по­сле успеш­ной учё­бы ей, как быв­шей плен­ни­це, со­об­щи­ли, что она боль­ше не мо­жет оста­вать­ся в Ле­нин­гра­де, и от­пра­ви­ли в За­бай­ка­лье

Так ди­п­ло­ми­ро­ван­ный эко­но­мист стал нор­ми­ров­щи­ком ва­гон­но­го де­по, но Ири­на Алек­се­ев­на ни­ко­гда не жа­ле­ла, что ра­бо­та­ла на же­лез­ной до­ро­ге. В го­ро­де Бор­зя она про­жи­ла пять лет, здесь же по­зна­ко­ми­лась с бу­ду­щим му­жем Га­ли­улом Яку­бо­ви­чем Абра­ги­мо­вым, ко­то­рый то­гда ра­бо­тал ре­ви­зо­ром стан­ции. Поз­же се­мья же­лез­но­до­рож­ни­ков пе­ре­еха­ла на стан­цию Зи­ма, а по­том в Ир­кутск. Ири­на Алек­се­ев­на с ра­до­стью вспо­ми­на­ет этот пе­ре­езд: в то вре­мя го­род ин­тен­сив­но раз­ви­вал­ся и бук­валь­но уто­пал в зе­ле­ни. Здесь она про­дол­жи­ла ра­бо­тать уже опе­ра­то­ром ло­ко­мо­тив­но­го де­по на стан­ции Ир­кутск-Сор­ти­ро­воч­ный, за­тем - тех­ни­ком по учё­ту ло­ко­мо­тив­но­го пар­ка. 28 лет ра­бо­ты на Во­сточ­но-Си­бир­ской же­лез­ной до­ро­ге для Ири­ны Алек­се­ев­ны ста­ли са­мым важ­ным и осо­бым пе­ри­о­дом в жиз­ни, ко­гда ра­бо­та при­но­си­ла удо­воль­ствие и ста­биль­ность.

ПО­СЛЕ РАБ­СТВА В ГЕР­МА­НИИ НЕ СТРАШ­НА БЫ­ЛА И СИ­БИРЬ.

Ра­бо­та­ли в Гер­ма­нии лю­ди раз­ных на­ци­о­наль­но­стей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.