СИМ­ВОЛ ЭПО­ХИ

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Эд­гар БРЮХАНЕНКО, фо­то­кор­ре­спон­дент ТАСС Фото с сай­та baikalpress.ru

В шко­ле я учил Пуш­ки­на, мне нра­вил­ся Не­кра­сов, лю­бил Гам­за­то­ва, пре­кло­ня­юсь перед пе­сен­ной по­э­зи­ей Рож­де­ствен­ско­го. Но вс­пом­ни­те у Ев­ту­шен­ко хо­тя бы пес­ню-гимн «Хо­тят ли рус­ские вой­ны» - и вам ста­нет яс­но всё его ве­ли­чие, его та­лант. Его по­э­ма «Брат­ская ГЭС» - сим­вол эпо­хи на­ше­го на­ро­да, на­ше­го го­су­дар­ства.

…Пах­ну­щий крас­кой жур­нал «Юность» я при­нёс в но­мер мос­ков­ской го­сти­ни­цы позд­но. Вклю­чив лам­поч­ку над сво­ей кро­ва­тью, за­чи­ты­вал­ся сти­ха­ми, ко­то­рые бы­ли мне на­столь­ко близ­ки, что вспо­ми­нал ге­ро­ев сво­их ре­пор­та­жей. Ведь Брат­скую ГЭС я фо­то­гра­фи­ро­вал от пер­вых ко­лыш­ка и па­лат­ки до са­мо­го её пус­ка. На гла­зах мо­их по­яв­ля­лись слё­зы, и со­сед спро­сил: «Ты что чи­та­ешь?» От­ве­чаю: « Брат­скую ГЭС» Ев­ту­шен­ко». Он, прав­да, не знал, что это за по­эт. Ко­гда я ему рас­ска­зал, за­ин­те­ре­со­вал­ся, и мы ста­ли чи­тать вме­сте. И он - здо­ро­вый си­би­ряк, боль­шой ру­ко­во­ди­тель, стро­и­тель из Крас­но­яр­ска, над неко­то­ры­ми строч­ка­ми по­э­мы не толь­ко пус­кал сле­зу, но и всхли­пы­вал.

ПЕР­ВАЯ ВСТРЕ­ЧА ТОЛЬ­КО В АиФ

...При­е­хав как-то в Зи­му, я за­шёл в ре­дак­цию мест­ной га­зе­ты, и мне пред­ло­жи­ли по­зна­ко­мить­ся с до­мом по­эта Ев­ту­шен­ко, с его дя­дей Ан­дре­ем, тёт­кой Же­ней. «А ты сде­лай ма­те­ри­ал о ро­дине по­эта, все­гда при­го­дит­ся, - пред­ло­жи­ли мне там. - Ев­ту­шен­ко наш - это клас­сик со­вет­ской по­э­зии, огром­ный по­эт-ве­ли­чи­на». А я по­ду­мал: «Ка­кая тут ин­фор­ма­ция для мо­е­го ин­фор­ма­ци­он­но­го агент­ства» (я ра­бо­тал то­гда в ТАСС)? Да и как это при­мет ре­дак­ция?» По­ду­мал и ре­шил: «Бу­ду де­лать фо­то­очерк «На ро­дине по­эта». Снял кру­жок ев­ту­шен­ко­ве­дов при ре­дак­ции, до­мик, где жил по­эт, его род­ню, сде­лал сним­ки в шко­ле, где учил­ся Же­ня. В об- щем, ма­те­ри­ал у ме­ня по­лу­чил­ся при­лич­ный - в два де­сят­ка сним­ков. На­пи­сал текст и вме­сте с фо­то­гра­фи­я­ми по­слал в ТАСС. И вдруг все сним­ки из Моск­вы по­лу­чил об­рат­но: «Вы что, Брюханенко, с ума тро­ну­лись? Ев­ту­шен­ко в та­кой опа­ле, в та­кой неми­ло­сти у пра­ви­тель­ства, а вы - «На ро­дине по­эта». Ста­вим вам это всё в брак», - от­чи­та­ли ме­ня.

Про­гло­тил пи­лю­лю и уло­жил фо­то­гра­фии ак­ку­рат­нень­ко в свой ар­хив. Про­хо­дит немно­го вре­ме­ни, и мне из Моск­вы те­ле­грам­ма: «Всё, что есть о Ев­ту­шен­ко, сроч­но вы­сы­лай­те в ре­дак­цию. Сним­ки нуж­но по­слать в Аме­ри­ку, ту­да едет по­эт».

И вот ко­ман­ди­ров­ка в Усть­Кут. Де­лая фо­то­гра­фии в круп­ней­шем реч­ном пор­ту, узнаю, что вот-вот дол­жен при­ле­теть сю­да Ев­ту­шен­ко. «Как, за­чем? - по­ду­мал я. - И это по­сле Аме­ри­ки?» Ока­за­лось, на су­до­вер­фи стро­ят ко­рабль-кар­баз, на ко­то­ром смель­ча­ки ре­ши­ли дой­ти до Тик­си. Од­ним сло­вом - прой­ти всю Ле­ну. И сре­ди пу­те­ше­ствен­ни­ков дол­жен быть Же­ня. Я с нетер­пе­ни­ем стал ждать его в Усть-Ку­те, ждал дол­го, и вот в один из дней на су­до­вер­фи все за­ше­ве­ли­лись. Лю­ди со­бра­лись во­круг де­ре­вян­но­го чу­до­ви­ща в ви­де утю­га - с вы­со­ки­ми бор­та­ми и фа­нер­ной над­строй­кой. По­явил­ся по­эт Ев­ге­ний Ев­ту­шен­ко (я его до это­го ещё в гла­за не ви­дел) - огром­но­го ро­ста, ве­сё­лый, по­движ­ный. Осмат­рел кар­баз, по­зна­ко­мил­ся с окру­жа­ю­щи­ми. Я по­дал ру­ку и наз­вал­ся: «Брюханенко, кор­ре­спон­дент ТАСС». И тут Же­ня под­ни­ма­ет мою ру­ку и гром­ко объ­яв­ля­ет: «Вы посмот­ри­те на это­го че­ло­ве­ка («Ну, - ду­маю, - ка­кая-то непри­ят­ность гро­зит»). Этот че­ло­век при мо­ей жиз­ни умуд­рил­ся сде­лать фо­то­очерк о мо­ей ро­дине (та­кие ма­те­ри­а­лы де­ла­ют уже по­сле…). Пре­крас­ные сним­ки, их на­пе­ча­та­ли как раз в те дни, ко­гда я был в Аме­ри­ке».

ПО­ЭТ - ВЕ­ЛИ­ЧИ­НА

…Оста­лись в па­мя­ти дни, ко­гда Ев­ту­шен­ко при­во­зил в Ир­кутск свою фо­то­вы­став­ку. От­лич­ная кол­лек­ция фо­то­гра­фий, сде­лан­ная у нас в стране и во вре­мя по­ез­док за гра­ни­цу. Вы­став­ка име­ла успех, я на неё де­лал ре­цен­зию - «Мир гла­за­ми по­эта». Же­ня по­бы­вал у нас до­ма и при­гла­сил за­хо­дить в го­сти, ко­гда бу­ду в сто­ли­це. Од­на­ж­ды мне по­вез­ло, и я за­стал его в Мо- скве. До­го­во­ри­лись встре­тить­ся в Цен­траль­ном До­ме ли­те­ра­то­ров на ули­це Гер­це­на. В на­зна­чен­ное вре­мя в огром­ных две­рях по­яв­ля­ет­ся фи­гу­ра по­эта. Ну, пред­по­ла­гаю, на ди­ван­чи­ке, в ка­кой­ни­будь пи­са­тель­ской ком­на­те, где под­пи­сы­ва­ют из­да­тель­ские до­го­во­ры, обсуждают пла­ны пи­са­те­ли, - по­си­дим, по­го­во­рим. Но Же­ня по­зна­ко­мил ме­ня с по­этом Лу­ко­ни­ным, дра­ма­тур­га­ми Ро­зо­вым и Ар­бу­зо­вым, близ­ким нам, си­би­ря­кам, по его очень из­вест­ной «Ир­кут­ской ис­то­рии». В ЦДЛ Ев­ту­шен­ко был ка­ким-то осо­бен­ным, до­маш­ним, из­вест­ным и же­лан­ным со­бе­сед­ни­ком.

Вспо­ми­ная се­го­дня всё это, не мо­гу не рас­ска­зать ещё один уди­ви­тель­ный слу­чай. Бы­ло это в сов­хо­зе «Це­лин­ный» в Ар­гун­ских сте­пях За­бай­ка­лья. Теп­ло встре­чен­ные ру­ко­вод­ством сов­хо­за, от­пра­ви­лись мы на ужин в сто­ло­вую. Про­яв­ляя бу­рят­ское го­сте­при­им­ство, хо­зя­е­ва вы­ста- ви­ли на стол столь­ко спирт­но­го, что толь­ко от уви­ден­но­го мож­но бы­ло опья­неть. Чув­ствую - не уй­ти от вы­пив­ки, а утром на­до иметь чи­стую го­ло­ву для ра­бо­ты. Пред­ла­гаю не­боль­шой ком­па­нии по­чи­тать сти­хи. Я уже не раз пре­вра­щал та­кие за­сто­лья в ли­те­ра­тур­ные ве­че­ра. Чи­таю од­но - дру­гое - уже под ап­ло­дис­мен­ты ку­хон­ных ра­бот­ни­ков. Чи­таю, а в «ам­бра­зу­ре» для вы­да­чи пищи по­яв­ля­ют­ся всё но­вые и но­вые ли­ца. С огром­ным чув­ством чи­таю са­мое луч­шее, что у ме­ня в па­мя­ти. И тут парт­орг за­яв­ля­ет: « У нас в клу­бе ки­но ещё не на­ча­лось, да­вай, кор­ре­спон­дент, вы­сту­пи».

Я ни­ко­гда не вы­сту­пал перед ауди­то­ри­ей. Ес­ли да­же у ме­ня дво­и­лось в гла­зах по­сле при­ня­то­го, всё рав­но в клу­бе бы­ло че­ло­век че­ты­ре­ста. Це­лый час дер­жал сель­скую ауди­то­рию. Ме­ня спра­ши­ва­ли: «А вам Ев­ту­шен­ко пла­тит за то, что вы его так про­па­ган­ди­ру­е­те?» Я от­ве­чал: «Пла­тит сти­ха­ми, ко­то­рые вам сей­час чи­таю». «Мы на­род Ва­нек-вста­нек, Мы встаём - так все­рьёз. Мы от бед не уста­нем, Не по­ля­жем от слёз… И сме­ёт­ся не вмя­тый, Не за­топ­тан­ный в грязь Му­жи­чок хит­ро­ва­тый, Чуть по-ка-чи-ва­ясь». Эти строч­ки из сти­хо­тво­ре­ния Же­ни «Сказ­ка о рус­ской иг­руш­ке» я про­чёл, про­ща­ясь с се­ля­на­ми под бур­ные ап­ло­дис­мен­ты. На­ут­ро лю­ди встре­ча­ли ме­ня ра­душ­но, как ста­ро­го зна­ко­мо­го. И это по­мог­ло мне сде­лать ма­те­ри­ал о за­бай­каль­ской це­лине.

…Я мно­го и дол­го мо­гу вспо­ми­нать все пре­крас­ные дни и ми­ну­ты, свя­зан­ные с Ев­ту­шен­ко. Ко­гда по­эт был в Ир­кут­ске в кон­це июня это­го го­да, мне не уда­лось с ним встре­тить­ся, но мы по­го­во­ри­ли по те­ле­фо­ну. Я до сих пор влюб­лён в сти­хи Ев­ту­шен­ко, ко­то­рый для ме­ня был и оста­ёт­ся близ­ким то­ва­ри­щем, по­этом, про­за­и­ком, ки­но­ак­тё­ром, ки­но­ре­жис­сё­ром и фо­то­ре­пор­тё­ром. Жизнь и по­э­зия про­дол­жа­ют­ся.

ПО­Э­ЗИЯ ЕВ­ТУ­ШЕН­КО АК­ТУ­АЛЬ­НА И СЕ­ГО­ДНЯ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.