ПО­Э­ЗИЯ СЕРД­ЦА

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Свет­ла­на ЛАТЫНИНА

Ис­тин­ные ху­дож­ни­ки сло­ва дав­но ста­ли ред­ко­стью. По­э­зия и ав­тор­ская песня за­ды­ха­ют­ся без них, как без глот­ка све­же­го воз­ду­ха. Этот тле­ю­щий ко­стер ещё под­дер­жи­ва­ют са­мые прин­ци­пи­аль­ные, убеж­дён­ные, что гла­го­лом нуж­но жечь серд­ца лю­дей, а не глу­мить­ся над язы­ком, вуль­га­ри­зи­руя пи­са­тель­ское при­зва­ние. Ка­кие ме­та­мор­фо­зы про­ис­хо­дят с по­э­зи­ей и чем жи­вет ав­тор­ская песня, об этом «АиФ» бе­се­до­вал с Ан­дре­ем Ши­ро­гла­зо­вым, ко­то­рый уже несколь­ко лет жи­вет в Москве, а сей­час вре­мен­но на­хо­дит­ся на ро­дине - в Ан­гар­ске. В этом го­ду он впер­вые при­нял уча­стие в му­зы­каль­ном фе­сти­ва­ле «Бай­кал Ша­ман», ко­то­рый от­ме­тил 15-ле­тие.

- Я в свое вре­мя на­чи­нал с ан­гар­ско­го лит­объ­еди­не­ния, на стар­те 80-х го­дов оно бы­ло очень мощ­ным. В него вхо­дил весь цвет ан­гар­ской ли­те­ра­ту­ры. Я при­шёл ту­да вось­ми­класс­ни­ком, си­дел в уго­лоч­ке, слу­шал Ана­то­лия Ко­бен­ко­ва, Ва­ле­рия Алек­се­е­ва. На каж­дом за­се­да­нии об­суж­да­ли ка­кие-то ру­ко­пи­си. По­том учил­ся на фил­фа­ке, но са­мый пер­вый опыт по­лу­чил в ангарском лит­объ­еди­не­нии. И ав­тор­ская песня бы­ла очень мощ­ная в Ан­гар­ске. Сей­час я на неко­то­рое вре­мя вер­нул­ся на ро­ди­нуу и мне ста­ло груст­но. Уро­вень ень мест­ной ли­те­ра­ту­ры силь­но ьно упал.

- 23 го­да да я про­жил на Во­ло­год­чине, же­нив­шись на че­ре­пов­чан­ке, е, ко­то­рая при­е­ха­ла в Ир­кут­скск учить­ся. Мы в Че­ре­пов­це це мно­го вре­ме­ни тра­ти­ли на вос­пи­та­ние пуб­ли­ки, ра­бо­та­ли або­та­ли со шко­ла­ми, со сту­ден­та­ми. уден­та­ми. Сей­час там на бо­ле­е­лее или ме­нее ин­тел­лек­ту­аль­ный ный кон­церт мож­но спо­кой­но о со­брать 300-400 че­ло­век. . В Ан­гар­ске 30 со­брать крайне слож­но. Я по­на­ча­луу пы­тал­ся да­вать здесь кон­цер­ты,нцер­ты, по­том от­ка­зал­ся - ни­кто не при­хо­дит. И не толь­ко ько ко мне, во­об­ще не хо­дят на кон­цер­ты. На­род «скис».

Я ду­мал, ал, по­че­му так про­изо­шло. На­вер­ное, из-за то­го, что го­ро­ду ду не вез­ло на ру­ко­во­ди­те­лей. й. В Че­ре­пов­це тех, кто ста­но­вит­ся овит­ся мэ­ром, сме­ло мож­но на­звать аз­вать пат­ри­о­та­ми, они вы­пол­ня­ют ол­ня­ют всё, что обе­ща­ли, под­дер­жи­ва­ю­тод­дер­жи­ва­ют куль­ту­ру, мно­гие ие на­ши ме­ро­при­я­тия фи­нан­си­ро­ва­ли. иро­ва­ли. Тут же все на­обо­рот. Здесь ни­кто ни во что не ве­рит. И это упад­ни­че­ское на­стро­е­ние непри­ят­но уди­ви­ло, по­то­му что у си­би­ря­ков все­гда был бо­е­вой дух.

Не­дав­но вер­нул­ся с фе­сти­ва­ля «Путь Ша­ма­на», ко­то­рый про­хо­дил на Бай­ка­ле, бы­ло очень ма­ло зри­те­лей, и непо­нят­но, по­че­му, ведь хо­дят тол­пы от­ды­ха­ю­щих, кру­гом тур­ба­зы, а за­нять­ся аб­со­лют­но нечем, ни­ка­кой куль­тур­ной про­грам­мы. Непри­ят­но бы­ло ви­деть мно­го пья­ных.

Бай­кал то­же из­ме­нил­ся. Ко­гда я впер­вые был на Оль­хоне, ощу­щал некий дис­ком­форт, чув­ство­вал себя чу­жа­ком, мест­ные ду­хи как буд­то ко­си­лись на ме­ня, ин­те­ре­со­ва­лись, за­чем при­е­хал. Эта энер­ге­ти­ка ощу­ща­лась, хо­те­лось го­во­рить шё­по­том, му­раш­ки по спине бе­га­ли от свя­то­сти это­го ме­ста. И всё бы­ло се­рьез­но - по­бур­ха­нить, мо­нет­ки бро­сить, бо­гов за­доб­рить. А сей­час кру­гом поз­ные, че­бу­реч­ные. Но ведь бо­ги не жи­вут в «Мак­до­нальд­се». Бы­лой энер­ге­ти­ки нет. Очень мно­го ту­ри­стов, всё пе­ре­ве­де­но на день­ги. А ведь рань­ше мест­ные жи­те­ли счи­та­ли себя хра­ни­те­ля­ми ост­ро­ва.

- За ру­бе­жом она очень од­но­род­на. Это на 90% ев­рей­ская пуб­ли­ка. На­при­мер, в Гер­ма­нии неохот­но хо­дят на кон­цер­ты, там день­ги за­ра­ба­ты­ва­ют. Рус­ские нем­цы во­об­ще от России ста­ра­ют­ся дер­жать­ся по­даль­ше, по­то­му что стре­мят­ся вжить­ся в ев­ро­пей­ский быт, по та­ким кон­цер­там не хо­дят, да и неко­гда, они очень за­ня­тые лю­ди.

- Очень люб­лю северян. За по­ляр­ный круг за­би­ра­ешь­ся - так та­кая пуб­ли­ка су­ма­сшед­шая! У ме­ня был кон­церт в Вор­ку­те 25 де­каб­ря. По­ляр­ная ночь, хо­ло­ди­на, ми­нус 51 гра­дус. Ду­маю: мож­но са­дить­ся и об­рат­но уез­жать, ка­кой нор­маль­ный че­ло­век пой­дёт на кон­церт в та­кую по­го­ду. Так нет. Пол­ный зал на­брал­ся! Кон­церт про­дол­жал­ся три с по­ло­ви­ной ча­са, я уже охрип, а зри­те­ли тре­бу­ют: «Да­вай пой ещё! Хо­лод­но на ули­це, а здесь хо­ро­шо».

Мне несколь­ко дис­ков за­ка­зы­ва­ли гео­ло­ги из Рес­пуб­ли­ки Ко­ми и ор­га­ни­зо­ва­ли зна­ком­ство с про­фес­си­ей по все­му се­ве­ру по гео­ло­ги­че­ским пар­ти­ям. И я так про­ник­ся! К ним при­ез­жа­ешь, и по­яв­ля­ет­ся ощу­ще­ние, что по­пал в 70-е. Бре­зен­то­вые ста­рые, ещё со­вет­ские, па­лат­ки, бур­жуй­ки, на­род в штор­мов­ках хо­дит. При­чём на­род твор­че­ский, кто-то пес­ни пи­шет, кто-то про­зу, у мно­гих по два выс­ших об­ра­зо­ва­ния. И там та­кие лю­ди ин­те­рес­ные со­би­ра­ют­ся - кто-то уже ра­бо­та­ет в бан­ках в Москве, в Пи­те­ре, хо­ро­шие день­ги по­лу­ча­ют, но ра­бо­та­ют с та­кой до­го­во­рен­но­стью, что на три лет­них ме­ся­ца бе­рут от­пуск и - в пар­тию, в штор­мов­ки, в са­по­ги… и на 15 тыс. в ме­сяц. Го­во­рят, что уже отрав­ле­ны этим. И от­но­ше­ния меж­ду ни­ми очень вы­со­кие, тро­га­тель­ные, там ни­кто не ма­те­рит­ся, не пьёт. Со­вер­шен­но дру­гой мир.

А вот в Москве ра­бо­ты по­чти нет, кон­цер­ты в ос­нов­ном ре­сто­ран­ные, но мы с су­пру­гой Га­ли­ной пе­ре­ста­ли вы­сту­пать в та­ких за­ве­де­ни­ях. Для ко­го? Для лю­дей, у ко­то­рых де­нег мно­го? Им ав­тор­ская песня не нуж­на. На­ша ау­ди­то­рия - учи­те­ля, биб­лио­те­ка­ри. Ча­сто вы­сту­па­ем бес­плат­но для ве­те­ра­нов. Во­об­ще, у бар­дов не де­неж­ная про­фес­сия.

- Сти­хи и пес­ни для ме­ня - это раз­ные ве­щи. Раз­ное со­сто­я­ние ду­ши. Я со­вер­шен­но чёт­ко знаю, ко­гда бу­ду пи­сать сти­хи, а ко­гда пес­ню. Очень се­рьёз­но от­но­шусь к тек­сту. Ме­ня не вол­ну­ет ни­ка­кой мейн­стрим, я пи­шу пес­ни, ко­то­рые нра­вит­ся пи­сать. И лю­ди слу­ша­ют. Ес­ли ис­кренне пи­шешь, от­зыв все­гда най­дёт­ся.

Но сей­час очень мно­гие по­шли на по­во­ду у пуб­ли­ки и от ав­тор­ской пес­ни ста­ли ухо­дить, боль­ше в рок-н-роль­ное, блю­зо­вое на­прав­ле­ние, где текст не осо­бен­но ва­жен. Они пы­та­лись по­пасть в ка­кую-то струю и очень силь­но раз­мы­ли гра­ни­цы жан­ра. Ис­пол­ни­те­ли пе­ре­ста­ли ду­мать о том, что та­кое раз­го­ва­ри­вать со зри­те­ля­ми. Ко­гда я при­е­хал в Моск­ву, хо­дил на кон­цер­ты и ло­вил себя на мыс­ли, что 2,5 ча­са шло вы­ступ­ле­ние, у ис­пол­ни­те­лей бы­ли ши­кар­ные ин­стру­мен­ты, они хо­ро­шо иг­ра­ют, класс­но по­ют, но ты вы­хо­дишь и по­ни­ма­ешь, что не мо­жешь вспом­нить ни строч­ки из их пе­сен.

- Что­бы был по­эт на­ци­о­наль­но­го мас­шта­ба, нуж­на на­ция, а её нет. В стране жи­вёт про­сто тол­па лю­дей. Ко­гда мы по­чув­ству­ем себя од­ним на­ро­дом, сра­зу по­явит­ся тя­га к сло­ву. Ес­ли в 80-е всем бы­ло ин­те­рес­но, кто что де­ла­ет, то сей­час му­зы­кан­ты да­же друг дру­га не слу­ша­ют, своё отыг­ра­ли и ушли. Нет твор­че­ско­го един­ства, все де­лят­ся на мно­го­чис­лен­ные со­ю­зы. По­ка мы вме­сте, мы что­то мо­жем, но все раз­бре­лись. Мно­го хо­ро­ших ар­ти­стов, но нет зри­те­лей, есть хо­ро­шие по­эты, нет чи­та­те­лей. Те­ле­ви­де­ние, ра­дио, прес­са - всё, на мой взгляд, на­прав­ле­но на то, что­бы лишить на­цию ин­тел­лек­та.

Ан­дрей Ши­ро­гла­зов при­зы­ва­ет кол­лег к твор­че­ско­му еди­не­нию.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.