ОСО­БЕН­НЫЙ ТЕ­АТР

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­дрей МОСКОВ

АК­ТРИ­СА ТА­ТЬЯ­НА ЧАДИНА РА­БО­ТА­ЕТ В ИР­КУТ­СКОМ ТЮЗЕ, НИ­КО­ЛАЙ МАР­ЧЕН­КО ЗА­НИ­МАЛ­СЯ В ЛЮ­БИ­ТЕЛЬ­СКОМ ТЕ­АТ­РЕ, А СЕЙ­ЧАС, КАК ПРИ­НЯ­ТО ГО­ВО­РИТЬ, - «СВО­БОД­НЫЙ ХУ­ДОЖ­НИК». ЛЕ­ТОМ ТА­ТЬЯ­НА И НИ­КО­ЛАЙ ИЗ ПРО­ФЕС­СИ­О­НАЛЬ­НО­ГО И, ТАК СКА­ЗАТЬ, ДУ­ХОВ­НО­ГО ИН­ТЕ­РЕ­СА ОКА­ЗА­ЛИСЬ НА ОД­НОМ ТРЕ­НИН­ГЕ. ЕГО ОР­ГА­НИ­ЗА­ТОР БОЛЬ­ШЕ 20 ЛЕТ ЗА­НИ­МА­ЕТ­СЯ ТЕ­АТ­РОМ, В КО­ТО­РОМ АК­ТЁ­РЫ - ЭТО ТЕ, КО­ГО ПРИ­НЯ­ТО НА­ЗЫ­ВАТЬ «ЛЮ­ДИ С ОГРА­НИ­ЧЕН­НЫ­МИ ВОЗ­МОЖ­НО­СТЯ­МИ ЗДО­РО­ВЬЯ».

- Для ме­ня ста­ло от­кры­ти­ем то, что эти лю­ди на­столь­ко та­лант­ли­вые! - го­во­рит Та­тья­на Чадина. - Это нечто со­всем дру­гое, чем про­сто те­атр! А ещё на тре­нин­ге бы­ли се­мьи из об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции, со­здан­ной ро­ди­те­ля­ми де­тей с син­дро­мом Да­у­на. Во вре­мя за­ня­тий мы ви­де­ли го­ря­щие гла­за де­тей и их ро­ди­те­лей и ре­ши­ли, что нуж­но со­здать та­кой «осо­бен­ный» те­атр в Ир­кут­ске. И он по­явил­ся в на­ча­ле ок­тяб­ря. Прав­да, по объ­ек­тив­ным при­чи­нам ни­кто не мо­жет твёр­до обе­щать первую по­ста­нов­ку к опре­де­лён­но­му сро­ку.

Ре­пе­ти­ции про­хо­дят в арт­га­ле­рее 130-го квар­та­ла. Хо­тя ре­пе­ти­ци­я­ми первые за­ня­тия слож­но на­звать - ско­рее, это за­ня­тия по фор­ми­ро­ва­нию ком­фор­та в ком­па­нии, в ко­то­рой ин­те­рес­но на­хо­дить­ся. Мож­но на­звать это тре­нин­гом на со­ци­а­ли­за­цию, ком­му­ни­ка­бель­ность и сня­тие пси­хо­ло­ги­че­ских «за­жи­мов», но по су­ти - это иг­ра. Для «осо­бен­ных де­тей» са­мое страш­ное на­ка­за­ние - быть за бор­том, когда все осталь­ные в про­цес­се. Ис­поль­зуя та­кую обострён­ную по­треб­ность быть нуж­ным и оста­вать­ся в иг­ре, та­ких де­тей мож­но на­учить сле­до­вать пра­ви­лам и по­ни­мать, что во­круг те­бя та­кие же, как ты - не луч­ше, не ху­же, но при этом ты - ин­ди­ви­ду­аль­ность. По­сте­пен­но за­ня­тия транс­фор­ми­ру­ют­ся в ра­бо­ту над те­ат­раль­ной по­ста­нов­кой - то­же сво­е­го ро­да иг­рой, где мож­но про­явить свои твор­че­ские спо­соб­но­сти и во­об­ра­же­ние. А все­го это­го у «осо­бен­ных лю­дей» - в из­быт­ке.

- Что мо­жет рас­ска­зать при зна­ком­стве обыч­ный ребёнок? - го­во­рит Ни­ко­лай Мар­чен­ко. - Ну что-то о се­бе, о ком-то, чём-то. А эти де­ти мо­гут рас­ска­зать о те­бе са­мом, при­чём та­кие ве­щи, ко­то­рые сам не за­ме­ча­ешь, а окру­жа­ю­щие не ви­дят.

Лю­ди с син­дро­мом Да­у­на и аутиз­ма оста­ют­ся детьми, но чув­ству­ют по-взрос­ло­му и не уди­ви­тель­но, что у них мо­жет воз­ник­нуть же­ла­ние по­ка­зать это дру­гим. Во­прос в том - ко­му? На ка­ко­го зри­те­ля рас­счи­ты­вать?

- Очень слож­но бу­дет при­влечь в та­кой те­атр обыч­но­го зри­те­ля, - при­зна­ёт Та­тья­на Чадина. - У боль­шин­ства из нас есть страх пе­ред людь­ми с осо­бен­но­стя­ми, и есте­ствен­но, что обыч­ный зри­тель сра­зу к нам не пой­дёт, и пусть пер­вы­ми зри­те­ля­ми ста­нут та­кие же «осо­бен­ные ре­бя­та» и их ро­ди­те­ли, пусть. Со вре­ме­нем та­кой те­атр всё-та­ки по­лу­чит от­клик об­ще­ствен­но­сти. Но мы по­ка об этом не ду­ма­ем, не стре­мим­ся к то­му, что­бы «ско­ло­тить» се­рьёз­ную труп­пу. Нет та­кой са­мо­це­ли. Сей­час на­ша цель - дать ре­бя­там воз­мож­ность на­чать твор­че­ски са­мо­ре­а­ли­зо­вы­вать­ся. От­тал­ки­вать­ся бу­дем от их же­ла­ния и спо­соб­но­стей. И неваж­но, ка­кой у ко­го ди­а­гноз.

ТВОР­ЧЕ­СТВО НЕ ЗА­ВИ­СИТ ОТ ДИ­А­ГНО­ЗА.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.