ЧТО­БЫ НЕ ПРЕ­РВА­ЛАСЬ СЕ­МЕЙ­НАЯ ИС­ТО­РИЯ

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Ува­жа­е­мые чи­та­те­ли «АиФ в Во­точ­ной Си­би­ри»! Об­ра­ща­юсь к вам за по­мо­щью, как к по­след­ней ин­стан­ции, посколь­ку все дру­гие пу­ти уже пе­ре­про­бо­вал, но ре­зуль­та­та не до­стиг.

В 1931 г. был аре­сто­ван, на­ско­ро су­дим и рас­стре­лян мой дед, Се­ва­стья­нов Бо­рис Алек­сан­дро­вич, - бе­ло­гвар­дей­ский мор­ской офи­цер, слу­жив­ший под на­ча­лом Де­ни­ки­на и Вран­ге­ля. Он с мо­ло­дой же­ной вер­нул­ся в 1922 го­ду из Кон­стан­ти­но­по­ля в Рос­сию, по­ве­рив мир­ным обе­ща­ни­ям Со­вет­ской вла­сти, но спу­стя де­вять лет был «на­зна­чен» след­стви­ем гла­вой контр­ре­во­лю­ци­он­ной тер­ро­ри­сти­че­ской мо­нар­хи­че­ской ор­га­ни­за­ции… Пол­но­стью ре­а­би­ли­ти­ро­ван на ос­но­ва­нии Ука­за Пре­зи­ди­у­ма ВС СССР от 16.01.89 г.

У де­да Бо­ри­са бы­ло два млад­ших бра­та: Вла­ди­мир (1906 г. р.) и Игорь (1908 г. р.) Алек­сан­дро­ви­чи Се­ва­стья­но­вы. Вла­ди­мир ещё в 1928 го­ду, го­ни­мый недоб­ры­ми пред­чув­стви­я­ми, ре­шил­ся бе­жать из Ле­нин­гра­да ку­да­ни­будь по­даль­ше, где его дво­рян­ское про­ис­хож­де­ние и бе­ло­гвар­дей­ская род­ня ни­ко­му не бу­дут ко­лоть гла­за. И ока­зал­ся сре­ди тай­ги, на Хай­тин­ской фар­фо­ро­вой фаб­ри­ке, где ра­бо­тал ху­дож­ни­ком при­мер­но до 1936 го­да. По­сле че­го пе­ре­ехал в Ир­кутск, от­ку­да в 1942 го­ду, со­глас­но дан­ным об­ласт­но­го во­ен­ко­ма­та, был при­зван на фронт.

О его тру­дах ху­дож­ни­ка сви­де­тель­ству­ет боль­шая фар­фо­ро­вая ча­ша, рас­пи­сан­ная ко­баль­том в 1930 го­ду его ру­кой, хра­ня­ща­я­ся ныне в Ир­кут­ском ху­до­же­ствен­ном му­зее.

К 1938 го­ду са­мый млад­ший брат, Игорь, оси­ро­тев, то­же по­ки­нул Ле­нин­град и пе­ре­ехал в Ир­кутск к стар­ше­му бра­ту, где, со­глас­но се­мей­ной ле­ген­де, ра­бо­тал ху­дож­ни­ком в те­ат­ре (в Ле­нин­гра­де он был ху­дож­ни­ком в клу­бе же­лез­но­до­рож­ни­ков).

Та­ким об­ра­зом, оба мо­их дво­ю­род­ных де­да ста­ли ир­ку­тя­на­ми. Но это всё, что мне из­вест­но. Я не знаю, бы­ли ли они же­на­ты, име­ли ли де­тей, уце­ле­ли ли в Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную вой­ну и по­сле неё, где и как умер­ли, где по­хо­ро­не­ны. Все связи с ни­ми обо­рва­лись ещё до вой­ны и по­том так и не вос­ста­но­ви­лись.

Вся бе­да в том, что во вре­мя обыс­ка и аре­ста де­да Бо­ри­са се­мей­ный ар­хив ис­чез и воз­вра­щён нам не был, а в 1943 го­ду на фрон­те под Осташ­ко­вым по­гиб­ла от немец­кой бом­бы моя ба­буш­ка - вдо­ва де­да, гвар­дии ка­пи­тан ме­ди­цин­ской служ­бы. Все се­мей­ные связи ока­за­лись обо­рван­ны­ми.

Ко­гда мой отец вер­нул­ся с фрон­та осе­нью 1945 го­да, он уже ни­ко­го не смог най­ти, не зная ад­ре­сов. Де­ды на связь с ним не вы­хо­ди­ли.

В ны­неш­нем го­ду, вый­дя на пен­сию, я за­нял­ся се­мей­ной ис­то­ри­ей и ре­шил по­пы­тать­ся най­ти сле­ды на­шей за­те­ряв­шей­ся род­ни. Да­же по­бы­вал лич­но в Ир­кут­ске, обо­шёл все мест­ные ар­хи­вы, ис­кал све­де­ния о де­де Иго­ре в от­де­ле кад­ров обл­драм­те­ат­ра, а в по­ис­ках ин­фор­ма­ции про де­да Вла­ди­ми­ра съез­дил в Усо­лье и Ми­ше­лев­ку, где бы­ла фар­фо- ро­вая фаб­ри­ка, но… Увы! Ни­ка­ких сле­дов млад­ше­го бра­та не на­шлось во­об­ще, а о стар­шем уда­лось узнать лишь то немно­гое, о чём ска­за­но вы­ше.

Мне оста­лось лишь од­но - об­ра­тить­ся к жи­те­лям Ир­кут­ской об­ла­сти че­рез наи­бо­лее чи­та­е­мое и ав­то­ри­тет­ное СМИ «АиФ в Во­сточ­ной Си­би­ри»: вдруг кто-ни­будь что-ни­будь да вспом­нит.

Ведь че­ло­век не пес­чин­ка. И двое красивых ин­тел­ли­гент­ных муж­чин не мог­ли в 1930-1940-е го­ды, да и в се­ре­дине ХХ ве­ка, остать­ся со­всем уж неза­ме­чен­ны­ми и невос­тре­бо­ван­ны­ми да­же в та­ком боль­шом го­ро­де, как Ир­кутск. На­вер­ня­ка они с кем-то во­ди­ли друж­бу, а с кем­то, воз­мож­но, и лю­бовь…

До­ро­гие ир­ку­тяне! На­пря­ги­те свою па­мять, по­мо­ги­те в мо­ём по­ис­ке! Алек­сандр СЕ­ВА­СТЬЯ­НОВ,

г. Москва

«ИЩУ РОД НЫХ, РАЗЛУ ЧЁННЫХ ПО ЗЛОЙ ВО­ЛЕ СУДЬБЫ».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.