КОЛЯСКИН БЛЮЗ

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - От­дел ре­кла­мы: Ре­дак­ция:

«КО­ГДА МИР НЕ ИДЁТ К ТЕ­БЕ, ТЫ САМ ИДЁШЬ В МИР».

СУДЬ­БА

ИР­КУ­ТЯ­НИН СЕР­ГЕЙ СТЕПАШКИНШКИН УЖЕ ДВЕ­НА­ДЦАТЬ ЛЕТ НЕ ОТ­МЕ­ЧА­ЕТ 23 МАР­ТА НИ ВСЕМИРНЫЙРНЫЙ ДЕНЬ МЕ­ТЕО­РО­ЛО­ГИИ, НИ И ДЕНЬ РА­БОТ­НИ­КА ГИДРОМЕТЕОРОЛОРОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖ­БЫ РОС­СИИ.СИИ. А ВЕДЬ САМ ПРО­РА­БО­ТАЛ В ГИДРОИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ НЕ ОДИН Н ГОД. ПРО­СТО СЕР­ГЕЙ ТЕ­ПЕРЬ ЗА­НЯТ ДРУ­ГИМ ДЕ­ЛОМ - ДУ­ЕТ В ГУБНУЮ УБНУЮ ГАР­МОШ­КУ, ИГ­РА­ЕТ БЛЮЗ. . ДА­ЖЕ ТАК - «КОЛЯСКИН БЛЮЗ», ПО­ТО­МУ ОТОМУ ЧТО УЖЕ 10 ЛЕТ СЕР­ГЕЙ ПРИКОРИКОВАН К ИНВАЛИДНОМУ КРЕС­ЛУ. СЛУ.

ДО И ПО­СЛЕ

В тот день обе­ща­ли снег. ег. Но это ведь не по­вод от­ме­нять ть пер­во­май­ские вы­ход­ные на Бай­ка­ле­ай­ка­ле - друг пред­ло­жил сго­нять ту­да с ним и его де­вуш­кой.

Вы­еха­ли ра­но утром. В са­лоне их бы­ло трое. Еха­ли, шу­ти­ли, а по­том вдруг ма­ши­ну за­нес­ло. По­след­нее, что пом­нит Сер­гей из «той» жиз­ни,- мед­лен­но при­бли­жа­ю­щий­ся стол­бик ограж­де­ния. Это он раз­де­лил его жизнь на «до» и «по­сле»…

Несколь­ко дней он про­дер­жал­ся на обез­бо­ли­ва­ю­щих в по­сел­ко­вой боль­ни­це, ку­да его при­вез­ли по­сле ава­рии. По­том быв­шая же­на узна­ла о слу­чив­шем­ся, при­е­ха­ла и за­бра­ла его в Ир­кутск.

Най­ти хи­рур­га, со­гла­сив­ше­го­ся опе­ри­ро­вать, уда­лось с тру­дом: все го­во­ри­ли - слу­чай прак­ти­че­ски безнадёжный.

- По­зво­ноч­ник сло­мал­ся в шей­ном от­де­ле, и от ство­ла спин­но­го моз­га сбо­ку ото­рва­ло ку­сок, - го­во­рит Сер­гей. - Врач ти­та­но­вые пла­сти­ны вста­вил и ска­зал: даль­ше - как Бог даст. Мол, ор­га­низм те­перь сам дол­жен что-ни­будь при­ду­мать, но­вые ней­рон­ные свя­зи на­рас­тить. Ну, или не дол­жен… Вот так, стро­ишь пла­ны, ка­рьер­но рас­тёшь, иг­ра­ешь в хок­кей по ве­че­рам, и вдруг, ка­кая-то ду­рац­кая си­ту­а­ция, и при­вет - ты в но­вом ка­че­стве! В ка­че­стве «ово­ща». А на осталь­ных, кто был в ма­шине, ни ца­ра­пи­ны!

По­сле боль­ни­цы его от­вез­ли в хос­пис. Сер­гей про­ле­жал там год. Го­во­рит, это мрач­ное ме­сто, ко­то­рое остав­ля­ет в ду­ше горь­кое чув­ство, что ту­да про­сто сво­зят уми­рать. Сам он по­на­ча­лу не мог да­же му­ху с но­са со­гнать. Про­леж­ни. Тем­пе­ра­ту­ра. По­чти без сна. И еже­днев­ные смер­ти - уми­ра­ли ря­дом, на со­сед­ней кро­ва­ти.

В ка­кой-то мо­мент он про­сто устал со­про­тив­лять­ся. Сдал­ся. Но ор­га­низм ре­шил по-дру­го­му, на­чал при­хо­дить в се­бя, и од­на­ж­ды Сер­гея от­пра­ви­ли в дом-ин­тер­нат для пре­ста­ре­лых и ин­ва­ли­дов. И там на­чал­ся блюз.

УТРИТЕ СЛЁ­ЗЫ

Сна­ча­ла ему за­хо­те­лось ше­ве­лить­ся. В пря­мом смыс­ле - по­ти­хонь­ку, по­ма­лень­ку… Со вре­ме­нем пе­ре­брал­ся в крес­ло. Пе­ре­брал­ся - это гром­ко ска­за­но. Но так или ина­че - он те­перь мог си­деть и да­же пе­ре­дви­гать­ся!

А по­том Сер­гею в ру­ки по­па­ла губ­ная гар­мош­ка.

- Ещё в хос­пис друг по иг­ре в хок­кей при­нёс мне ма­лень­кое ра­дио и на­стро­ил его на ра­дио­стан­цию, где бы­ла пе­ре­да­ча «Весь этот блюз». От эст­ра­ды в тот мо­мент про­сто тош­ни­ло. А блюз… Он как-то сам лёг на ду­шу, эти его мо­ти­вы, ис­крен­ние, иро­нич­ные, - вспо­ми­на­ет Сер­гей.

А в ин­тер­на­те у него по­яви­лось от­ча­ян­ное же­ла­ние не толь­ко слу­шать блюз, но и иг­рать его. Ру­ки уже на­ча­ли кое-что дер­жать, но всё рав­но иг­рать то­гда он мог толь­ко на губ­ной гар­мош­ке: дру­гой ин­стру­мент про­сто не удер­жал бы. По­это­му дру­гу, «под­са­див­ше­му» Сер­гея на блюз, ни­че­го боль­ше не оста­ва­лось, как при­не­сти быв­ше­му на­пар­ни­ку по ко­ман­де губную гар­мо­ни­ку и са­мо­учи­тель.

- В мо­ло­до­сти на ги­та­ре трень­кал, в груп­пах иг­рал, - го­во­рит Сер­гей. - Но губную гар­мош­ку рань­ше ни­ко­гда в ру­ках не дер- жал. Об­ра­тил­ся к здеш­не­му ак­ком­па­ни­а­то­ру Та­тьяне Мо­стиц, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся с хо­ром. Но у неё две кон­сер­ва­то­рии за пле­ча­ми, и она мне быст­рень­ко объ­яс­ни­ла кое-ка­кую тео­рию. Я на­чал усерд­но за­ни­мать­ся. Де­лать-то здесь всё рав­но боль­ше нече­го - и на бли­жай­шем празд­ни­ке уже мог сыг­рать «Love Me Do» The Beatles. Но ко­гда по­смот­рел съём­ку вы­ступ­ле­ния… За­хо­те­лось всё бросить - слиш­ком уж жал­кое бы­ло зре­ли­ще: в крес­ле еле дер­жал­ся, скрю­чен­ный весь, как го­во­рит­ся - утрите свои слё­зы… Толь­ко не взду­май пи­сать что­то соп­ли­вое, - го­во­рит Cер­гей. - Да­вай, что­бы ни­че­го жа­лоб­ли­во­го, до­го­во­ри­лись? Это не жа­ло­бы, это на­блю­де­ния. За со­бой, за ва­ми.

Ин­тер­нат окру­жа­ет за­бор из ме­тал­ли­че­ских пру­тьев, и ле­том Сер­гей по­дол­гу смот­рит на лю­дей за за­бо­ром, на со­бак, ав­то­мо­би­ли. Всё, что за огра­дой, - это дру­гой мир для жи­ву­ще­го здесь. Он го­во­рит, что от­сю­да вся на­ша су­е­та вид­на, как на экране.

Про­хо­дя­щих ми­мо вид­но все­го со­рок се­кунд,- по­том они скры­ва­ют­ся из ви­ду, и Сер­гей ста­ра­ет­ся успеть «про­чи­тать» за эти се­кун­ды че­ло­ве­ка за за­бо­ром. Он счи­та­ет, что лю­ди не та­кие уж и слож­ные, ко­гда как на ла­до­ни.

- И зна­ешь, я стал снис­хо­ди­те­лен к ним, - вдруг за­яв­ля­ет Сер­гей. - На­при­мер, к то­му, что муж­чи­ны в боль­шин­стве сво­ём брезг­ли­вы, эмо­ци­о­наль­но за­мо­ро­же­ны, ре­а­ги­ру­ют толь­ко са­ми на се­бя и этим смеш­ны. У ме­ня ко­ляс­ка с элек­тро­при­во­дом, и ле­том я мо­гу вы­ез­жать в «мир» - до бли­жай­ше­го ма­га­зи­на. Один раз на ули­це у ме­ня с но­ги сле­тел та­пок, а у подъ­ез­да пя­ти­этаж­ки си­дел му­жик, лет трид­ца­ти. Го­во­рю ему: «Муж­чи­на, не мог­ли бы по­мочь?» Он при­встал, на ли­це ис­пуг. «Не бой­ся, - го­во­рю, - про­сто та­пок по­мо­ги на­деть?» За­улы­бал­ся с об­лег­че­ни­ем, по­мог.

Сер­гей го­во­рит, что жен­щи­ны не так брезг­ли­вы, соб­ствен­но и на­ве­ща­ют-то его в ин­тер­на­те ча­ще все­го быв­шая же­на, ино­гда дочь, да ещё то­ва­рищ по хок­кею, тот са­мый, что нена­роч­но «под­са­дил» на блюз.

- Дру­гие сна­ча­ла то­же при­хо­ди­ли, а по­том… - он по­жи­ма­ет пле­ча­ми. - Лю­ди не то, что­бы от­вер­ну­лись, про­сто у всех ведь своя жизнь, свои за­бо­ты, су­е­та су­ет. Как ска­зал один зна­ко­мый : «А по­том уже стыд­но ста­но­вит­ся зво­нить и оправ­ды­вать­ся, по­че­му дав­но не зво­нил». А ес­ли мир не идёт к те­бе, то что? Пра­виль­но - ты сам идёшь в мир. Толь­ко, ко­гда пе­ре­хо­дишь до­ро­гу, лишь один из де­ся­ти во­ди­те­лей при­тор­мо­зит, про­пу­стит. А ещё эти сту­пе­ни вез­де! Вот по­чёт хо­зя­е­вам ма­га­зи­на - спо­кой­но за­ез­жаю на пер­вый этаж. За­то в ки­но из-за этих са­мых сту­пе­ней уже ты­ся­чу лет не был!

По­сле пер­во­го вы­ступ­ле­ния Сер­гей не бро­сил иг­рать. Уже лет шесть, как не бро­сил, сей­час у него уже пять гар­мо­ник. Ма­ло то­го - он стал пи­сать свою му­зы­ку и пес­ни. Ад­ми­ни­стра­ция ин­тер­на­та не про­тив, что­бы он ре­пе­ти­ро­вал в ак­то­вом за­ле хоть каж­дый день. Ра­зу­ме­ет­ся, ему при­хо­дит­ся за это в пря­мом смыс­ле «от­ду­вать­ся» - дуть в гар­мош­ку за честь ин­тер­на­та на кон­кур­сах, при­во­зить при­зо­вые ме­ста и участ­во­вать в кон­цер­тах ин­тер­на­та. Раз­вле­че­ний здесь немно­го, соб­ствен­но, как и «ар­ти­стов мест­но­го зна­че­ния», к ко­им Сер­гей Сте­паш­кин с улыб­кой от­но­сит и се­бя. Кон­цер­ты - это «сбор­ник» из но­ме­ров

(3952) 500-528 (3952) 500-529

НАЧИНАЙТЕ БЕЗ МЕ­НЯ!

здеш­не­го хо­ра «Ивуш­ка», пе­сен со­ли­стов под «ми­ну­сов­ку» или ак­ком­па­не­мент, но­ме­ров Сер­гея и ху­до­же­ствен­ных тан­цев - их ста­вит од­на из со­труд­ниц ин­тер­на­та, в про­шлом ак­три­са. Всё это она спле­та­ет в од­ну идею, и по­лу­ча­ет­ся эта­кий ми­ни-спек­такль. Вот, на­при­мер, сей­час в ин­тер­на­те го­то­вят «Фе­до­та-стрель­ца». Неслож­но пред­по­ло­жить, кто бу­дет ца­рём с губ­ной гар­мош­кой.

- В об­щем, ста­ри­кам в за­ле при­хо­дит­ся и ме­ня слу­шать то­же, - сме­ёт­ся Сер­гей. - Хо­тя, зна­ешь, в про­шлом го­ду соль­ный кон­церт для них да­вал, и при­ни­ма­ли, на­до ска­зать, хо­ро­шо! В 2014 го­ду я по­сы­лал свои ви­део на меж­ду­на­род­ный кон­курс «Фи­лан­троп» и стал но­ми­нан­том. Ди­плом при­сла­ли, Коб­зо­ном под­пи­сан­ный. При­ят­но. А в про­шлом го­ду со сво­ей пес­ней «Коляскин блюз» ез­дил в Крас­но­ярск на кон­курс сре­ди до­мов-ин­тер­на­тов всей Си­би­ри и за­нял там вто­рое ме­сто. По­том мне ста­ло тес­но, на­чал ис­кать кон­так­ты на сто­роне и вы­шел на увле­чён­но­го че­ло­ве­ка - Сла­ву По­гре­бин­ско­го, ко­то­рый вы­та­щил ме­ня на джем-сейшн, где иг­ра­ют ир­кут­ские му­зы­кан­ты-лю­би­те­ли. Сей­час со­труд­ни­че­ство про­дол­жа­ет­ся, но ме­ня же на ре­пе­ти­ции не на­во­зишь­ся, по­это­му иг­раю здесь сам по се­бе, а ино­гда где-ни­будь вме­сте с му­зы­кан­та­ми. Как в «пре­ам­бу­ле» к «Ко­ля­с­ки­но­му блю­зу»: «Ка­кая ещё то­наль­ность! Вы начинайте - я под­хва­чу!» Вот 24 мар­та бу­дет кон­церт в Ли­си­хе - по­еду в лю­бом со­сто­я­нии. Сам рва­ну на так­си. Зна­ешь, недав­но умер мой со­сед по ком­на­те, с ко­то­рым мы про­жи­ли пять лет, и не оста­лось по­сле че­ло­ве­ка ни­че­го - толь­ко ста­рое ра­дио, да элек­тро­брит­ва. Я знаю, что то­же мо­гу сго­реть в один мо­мент, но по­ка мо­гу иг­рать с ре­бя­та­ми блюз, дуть в гар­мош­ку в ак­то­вом за­ле и со­чи­нять… Это ме­ня спа­са­ет.

Две­на­дцать лет на­зад жизнь Сер­гея Сте­паш­ки­на раз­де­ли­лась на до и по­сле... блю­за.

Фо­то из ар­хи­ва Сер­гея СТЕ­ПАШ­КИ­НА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.