ДЛЯ КО­ГО «ВЕРТЕП»?

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ГОСТЬ НО­МЕ­РА

ЮРИЙ УТКИН СЧИ­ТА­ЕТ, ЧТО КУК­ЛЫ - ЭТО ИЗ­НА­ЧАЛЬ­НО НЕДЕТСКАЯ ЗА­БА­ВА. СОБ­СТВЕН­НО, СО­ВСЕМ НЕ ЗА­БА­ВА, ВСЁ ГО­РАЗ­ДО СЕ­РЬЁЗ­НЕЕ - КУК­ЛЫ СПО­СОБ­НЫ ЗА­СТА­ВИТЬ НАС ЗА­ДУ­МАТЬ­СЯ НАД ТЕМ, ЧТО МЫ ЧУВ­СТВУ­ЕМ. И ЮРИЙ УТКИН УМЕ­ЕТ ЭТО ДЕ­ЛАТЬ, НЕ ЗРЯ ЖЕ ОН ГЛАВ­НЫЙ РЕ­ЖИС­СЁР ИР­КУТ­СКО­ГО ТЕ­АТ­РА КУКОЛ.

Кор­ре­спон­дент «АиФ в ВС» встре­тил­ся с Юри­ем Ут­ки­ным в его «ка­мор­ке» на­ка­нуне все­мир­но­го Дня те­ат­ра 27 мар­та за де­сять ми­нут до тре­тье­го звон­ка. В этот день в те­ат­ре да­ва­ли «Ма­ла­нью - го­ло­ву ба­ра­нью» рус­ско­го клас­си­ка Ни­ко­лая Лес­ко­ва.

С ЗА­КРЫ­ТЫ­МИ

ГЛА­ЗА­МИ

- Юрий Ана­то­лье­вич, все­гда был уве­рен, что ку­коль­ный те­атр - зре­ли­ще для де­тей, а сей­час в хол­ле те­ат­ра ви­дел афи­шу тра­ги­ко­ме­дии для взрос­лых…

- К со­жа­ле­нию, вы то­же жерт­ва сте­рео­ти­па, со­глас­но ко­то­ро­му ку­коль­ный те­атр - дет­ская за­ба­ва. И с од­ной сто­ро­ны, та­кой сте­рео­тип оправ­дан, по­то­му что на за­ре со­вет­ской вла­сти ку­коль­ный те­атр для де­тей дол­жен был быть в каж­дом го­ро­де. Это поз­во­ля­ло ве­сти про­па­ган­ду «хо­ро­ше­го» и «пло­хо­го» сре­ди под­рас­та­ю­ще­го по­ко­ле­ния. И те­ат­ры стро­и­ли с ори­ен­ти­ров­кой на то, что ту­да бу­дут мас­со­во хо­дить имен­но де­ти. Од­на­ко те­атр кукол су­ще­ству­ет на­мно­го доль­ше. Да­же доль­ше, чем дра­ма­ти­че­ский. Ни од­но гу­ля­ние - та же мас­ле­ни­ца - не об­хо­ди­лись без ку­коль­но­го пред­став­ле­ния. А ещё рань­ше кук­ла ис­поль­зо­ва­лась в об­ря­дах и бы­ла сим­во­лом. Эти дей­ства все­гда бы­ли взрос­лы­ми. За гра­ни­цей толь­ко по­след­ние лет пять­де­сят в ку­коль­ных те­ат­рах ста­ли де­лать дет­ские спек­так­ли, а рань­ше это все­гда бы­ли вз­рос­лые пред­став­ле­ния - во Фран­ции, Ита­лии, Гер­ма­нии. Пуль­чи­нел­ла веч­но ге­не­ра­лов и бо­га­те­ев бил, а Панч - так тот во­об­ще всех сво­их де­тей пе­ре­ре­зал и в ок­но вы­ки­нул, а же­ну сва­рил в ка­стрю­ле… Со­всем не дет­ские сю­же­ты. Они же иг­ра­лись и в ма­ри­о­не­точ­ных ми­ни-те­ат­рах в до­мах бо­га­тых лю­дей. Прав­да, ещё был вертеп - цер­ков­ные ку­коль­ные пред­став­ле­ния по биб­лей­ским сю­же­там, та­кие спек­так­ли то­же дет­ски­ми не на­зо­вёшь.

- А как со­вре­мен­ная пуб­ли­ка вос­при­ни­ма­ет ку­коль­ный те­атр? Вы экс­пе­ри­мен­ти­ру­е­те, что­бы за­влечь зри­те­ля?

- В Ир­кут­ске, как и в боль­шин­стве си­бир­ских «ку­пе­че­ских» го­ро­дов, лю­ди при­вык­ли ко все­му от­но­сить­ся тра­ди­ци­он­но, в том чис­ле и к ку­коль­но­му те­ат­ру. И боль­шин­ство го­ро­жан да­же не зна­ют о неко­то­рых на­ших по­ста­нов­ках. За один­на­дцать лет ра­бо­ты здесь я по­ста­вил ряд спек­так­лей для взрос­лых, сде­лал несколь­ко ку­коль­ных рок-опер, да­же по­ста­вил спек­такль для сле­пых. Ез­ди­ли с ним на меж­ду­на­род­ный фе­сти­валь! Кста­ти, в ми­ре все­го три по­доб­ные по­ста­нов­ки вме­сте с на­шей.

- Как это - те­атр для сле­пых? Тем бо­лее - ку­коль­ный!

- Это те­атр ощу­ще­ний. Идея при­шла в го­ло­ву ли­тов­ско­му ре­жис­сё­ру Ка­ро­лине Жер­ни­те, и несмот­ря на то что все от­нес­лись к это­му как к уто­пии, у неё по­лу­чи­лось! Я уви­дел её ра­бо­ту и ска­зал: хо­чу по­ста­вить та­кой спек­такль у нас! Тем бо­лее что Ка­ро­ли­на Жер­ни­те раз­ра­бо­та­ла сво­е­го ро­да ме­то­дич­ку - мож­но брать лю­бую пье­су, но её нуж­но адап­ти­ро­вать так, что­бы она бы­ла мак­си­маль­но так­тиль­на и на­стро­е­на пси­хо­ло­ги­че­ски под че­ло­ве­ка незря­че­го. При­шлось об­ра­щать­ся к про­фес­си­о­наль­но­му дра­ма­тур­гу. Мы вы­бра­ли «Ка­лиф-аист». Нам по­ка­за­лось, что сле­по­му ин­те­рес­ной по­ка­жет­ся имен­но эта пье­са: в ней до­ста­точ­но ощу­ще­ний. Зри­те­лю за­вя­зы­ва­ют гла­за, ве­дут че­рез ули­цы Баг­да­да, уса­жи­ва­ют на топ­ча­ны, уго­ща­ют ча­ем и рас­ска­зы­ва­ют сказ­ку. И при этом он ощу­ща­ет то, о чём слы­шит: его ка­са­ют­ся, на него ду­ет ве­тер, он чув­ству­ют лёд, во­ду, по нему бе­га­ют па­у­ки. При­чём по­доб­ные по­ста­нов­ки урав­ни­ва­ют зря­чих со сле­пы­ми: од­ни зри­те­ли си­дят с за­вя­зан­ны­ми гла­за­ми на сцене, дру­гие на­хо­дят­ся в за­ле - спек­такль мож­но смот­реть гла­за­ми. По­это­му на него ча­сто при­хо­дят по два ра­за, го­во­рят: «Хо­чу «по­смот­реть» его с за­вя­зан­ны­ми гла­за­ми!»

- А ку­коль­ная рок-опе­ра - это что за ноу-хау?

- О «При­ста­ни алых грёз» - спек­так­ле по «Алым па­ру­сам» Алек­сандра Гри­на. То­же не дет­ская по­ста­нов­ка. Во­об­ще, ко­гда ир­ку­тяне узна­ют, что в Те­ат­ре кукол есть вз­рос­лые спек­так­ли и что та­кой те­атр во­об­ще есть в го­ро­де, я слы­шу: «Де­ти по­чти вы­рос­ли, а мы здесь в пер­вый раз и ви­дим, что ку­коль­ный те­атр - это не ва­реж­ка на ру­ке». Мно­гие ведь ду­ма­ют, что ку­коль­ный те­атр это иг­руш­ка, ле­пе­чу­щая «ми-ми-ми», - толь­ко так и ни­как боль­ше.

НЕКУ­ДА ПРИЙ­ТИ

- Че­го вам не хва­та­ет для то­го, что­бы при­влечь в те­атр боль­ше зри­те­ля?

- Толь­ко од­на про­бле­ма - по­ме­ще­ние. У нас нет ни ре­пе­ти­ци­он­но­го за­ла, ни ма­ло­го «ка­мер­но­го», да­же вся «бу­та­фор­ка» хра­нит­ся на вто­ром эта­же на бал­коне бук­валь­но у ме­ня за две­рью. Зда­ние ста­рое, но мы уже при­го­то­ви­ли про­ект ре­кон­струк­ции. И тер­ри­то­рия для это­го есть, толь­ко де­нег нет. Обе­ща­ют, обе­ща­ют - не да­ют. Сей­час во всех «со­сед­них» об­ла­стях нор­маль­ные хо­ро­шие те­ат­ры - в Ом­ске, Том­ске, да в том же Бар­нау­ле по­стро­и­ли трёх­этаж­ный те­атр, хо­тя он мало где «све­тит­ся». Там есть ме­сто, ку­да и вз­рос­лый че­ло­век, и ре­бё­нок мо­гут прий­ти и со­при­кос­нуть­ся с дру­гим ми­ром. А у нас на­град - не пе­ре­чис­лить, и меж­ду­на­род­ных в том чис­ле, но, на­вер­ное, ир­кут­ский зри­тель это­го не до­сто­ин. Не го­во­рю уже об ин­ва­ли­дах - их на ру­ках за­но­сят в по­ме­ще­ние, по­то­му что пан­ду­са нет. Мы мог­ли бы де­лать ин­стал­ля­ции, пер­фо­ман­сы, да столь­ко все­го та­ко­го, от че­го у лю­дей ме­ня­лось бы мыш­ле­ние! Ко­неч­но, и в ны­неш­них усло­ви­ях ста­ра­ем­ся - те же ин­стал­ля­ции по­ми­мо спек­так­лей устра­и­ва­ем, но… Мы слиш­ком за­жа­ты в про­стран­стве, что­бы «пи­а­рить­ся» в афи­шах по все­му го­ро­ду, и тем бо­лее по всей стране. Мне ка­жет­ся, для то­го что­бы го­во­рить о со­вре­мен­ном ку­коль­ном те­ат­ре, нуж­но, что­бы че­ло­век при­шёл сю­да в нор­маль­ные усло­вия и уви­дел, ка­ким он мо­жет быть. А к нам прий­ти по боль­шо­му счё­ту по­ка неку­да.

- Тем не ме­нее, чем-то же вы при­вле­ка­е­те зри­те­ля! Ду­маю, всё де­ло в ре­пер­ту­а­ре. Как вы­би­ра­е­те пье­сы?

- Всё очень про­сто: пье­са долж­на быть о ре­аль­ных че­ло­ве­че­ских чув­ствах и ка­че­ствах. Зри­те­ля мож­но удер­жать толь­ко тем, что он сам чув­ству­ет, при­чём ис­кренне чув­ству­ет. Не об од­но­днев­ном, а о том, что те­бя все­гда бу­дет ка­сать­ся: се­мья, лю­бовь, де­ти, ро­ди­те­ли. Ведь все­гда бу­дет что-то, что че­ло­век ли­бо уже пе­ре­жил, ли­бо по­ни­ма­ет, что это с ним ко­гда угод­но слу­чит­ся.

А для де­тей? Лес­ков! Вот ка­кие пье­сы долж­ны быть! Но сей­час для под­рост­ков ни­кто та­ко­го не пи­шет, ча­ще ерун­ду ка­кую-то. Соб­ствен­но, для них сей­час во­об­ще по­чти ни­че­го не пи­шет­ся. И рань­ше дет­ских дра­ма­тур­гов бы­ло немно­го, а сей­час со­всем мало ста­ло: для де­тей ведь де­шев­ле пи­сать, для взрос­лых же стро­чить - боль­ше за­ра­бо­ток. А ес­ли что под­рост­ко­вое и пи­шет­ся - чи­тать не хо­чет­ся, та­кое ощу­ще­ние, что на­ших ре­бя­ти­шек пы­та­ют­ся це­ле­на­прав­лен­но раз­ло­жить. Или это про­сто бес­со­вест­ное за­ра­ба­ты­ва­ние де­нег. Лич­но, ме­ня хва­та­ет мак­си­мум на па­ру стра­ниц - это же как нуж­но не лю­бить де­тей, что­бы пи­сать та­кое! По­это­му 75-80% мо­е­го по­ста­но­воч­но­го ма­те­ри­а­ла - это клас­си­ка. И зна­е­те, де­ти смот­рят её с удо­воль­стви­ем!

«ДЛЯ ДЕ­ТЕЙ СЕЙ­ЧАС ПО ЧТИ НИ­ЧЕ­ГО НЕ ПИ­ШУТ. ИЛИ ЕРУН­ДУ КА­КУЮ НИ­БУДЬ».

Ан­дрей МОС­КОВ

Фото из ар­хи­ва те­ат­ра

Те­атр кукол - это не «ми­ми­миш­ные» пред­став­ле­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.