ВХОД В КУЛЬ­ТУ­РУ

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

1341 «ИНО­СТРАН­НЫЙ» РЕ­БЁ­НОК УЧИТ­СЯ В ШКО­ЛАХ ИР­КУТ­СКА.

ТЕ­МА НО­МЕ­РА

В Си­бирь ма­лы­ши пе­ре­еха­ли вме­сте с ро­ди­те­ля­ми из ближ­не­го за­ру­бе­жья и те­перь учат­ся жить в незна­ко­мой стране, осва­и­вать­ся в по­ка ещё чу­жой куль­ту­ре и по­сти­гать ариф­ме­ти­ку и при­ро­до­ве­де­ние на незна­ко­мом язы­ке. Ка­за­лось бы, по­мо­гать им «встро­ить­ся» в эту непро­стую си­сте­му долж­ны вз­рос­лые, но за несколь­ко лет ак­тив­ной школь­ной «гло­ба­ли­за­ции» ни­ка­ких спе­ци­аль­ных уро­ков для де­тей-ми­гран­тов в сто­ли­це При­ан­га­рья так и не по­яви­лось. То­гда ини­ци­а­ти­ву взя­ли в свои ру­ки… иркутские сту­ден­ты, ко­то­рые ор­га­ни­зо­ва­ли для де­тей-ино­стран­цев бес­плат­ный об­ра­зо­ва­тель­ный про­ект «Хо­чу всё знать». Он стар­то­вал в мар­те.

ПРИ­ВЕТ, СПА­СИ­БО,

КАК ДЕ­ЛА?

на­ци­о­наль­ная те­ма­ти­ка очень близ­ка. В 2012 го­ду она са­ма пе­ре­еха­ла в Ир­кутск из Таш­кен­та и о труд­но­стях адап­та­ции зна­ет не по­на­слыш­ке.

- Про­бле­ма не толь­ко в том, что де­ти-ино­стран­цы, при­хо­дя в русскую шко­лу, не зна­ют рус­ско­го язы­ка, - по­яс­ня­ет Ири­на. - Мы коп­ну­ли глуб­же и по­пы­та­лись по­нять, что же ме­ша­ет та­ким ре­бя­там учить­ся го­во­рить по-рус­ски, и вы­яс­ни­ли, что в первую оче­редь - ско­ван­ность и за­жа­тость. Как пра­ви­ло, за­да­ча школь­ных учи­те­лей - про­сто на­учить язы­ку, объ­яс­нить па­де­жи, скло­не­ния, но у де­тей-ми­гран­тов нет той ба­зы, ко­то­рая нуж­на для по­все­днев­но­го об­ще­ния, на ко­то­рую и на­кла­ды­ва­ют­ся все эти «па­де­жи».

Имен­но по­это­му сту­ден­ты ре­ши­ли не столь­ко учить де­тей го­во­рить и пи­сать пра­виль­но, сколь­ко про­сто най­ти с ни­ми об­щий язык - от­крыть им русскую куль­ту­ру и по­ка­зать, что язык Пуш­ки­на - не пре­пят­ствие на пу­ти к хо­ро­шим оцен­кам и вер­ным дру­зьям, а ин­стру­мент, вла­де­ние ко­то­рым по­мо­жет чув­ство­вать се­бя в но­вом го­ро­де ком­форт­но. От­сю­да - и ме­то­ди­ка пре­по­да­ва­ния: важ­ную ин­фор­ма­цию че­ре­ду­ют с тан­ца­ми и иг­ра­ми, что­бы де­ти не ску­ча­ли и не за­мы­ка­лись.

С са­мо­го на­ча­ла Ири­на по­ста­ви­ла цель на­брать для уро­ков пол­сот­ни ре­бя­ти­шек, и это по­лу­чи­лось сра­зу: до­ста­точ­но бы­ло разо­слать объ­яв­ле­ния по шко­лам и на­ци­о­наль­ным цен­трам и уже че­рез несколь­ко дней на за­ня­тия за­пи­са­лось боль­ше 60 школь­ни­ков, са­мо­му млад­ше­му из ко­то­рых 6 лет, стар­ше­му - 14. Всех раз­де­ли­ли на три груп­пы - по воз­рас­там. При этом с каж­дым уро­ком клас­сы рас­тут - уче­ни­ки ча­стень­ко при­во­дят с со­бой бра­тьев, се­стёр, дру­зей.

- В ос­нов­ном это ре­бя­та из стран СНГ: Та­джи­ки­ста­на, Уз­бе­ки­ста­на, Кир­ги­зии, - го­во­рит Ири­на. - Есть де­ти, ко­то­рые ро­ди­лись уже в Ир­кут­ске (они у нас са­мые ма­лень­кие), но всё рав­но изъ­яс­ня­ют­ся по-рус­ски не осо­бо хо­ро­шо. Ви­ди­мо, из-за то­го, что до­ма се­мья го­во­рит на род- ном язы­ке. Их сло­вар­ный за­пас да­же бы­то­вым не на­зо­вёшь, в на­ча­ле про­ек­та они зна­ли толь­ко ка­кие-то ча­сто упо­треб­ля­е­мые сло­ва: «при­вет», «спа­си­бо», «как де­ла?». Мы же пы­та­ем­ся дать им «сло­варь», ори­ен­ти­ро­ван­ный на Рос­сию, преж­де все­го на Ир­кутск и на на­шу куль­ту­ру. Недав­но у нас бы­ло за­ня­тие про русскую из­бу, печь, на­род­ные обы­чаи. Вы бы ви­де­ли, с ка­ки­ми гла­за­ми де­ти слу­ша­ли эти ис­то­рии! Им всё ока­за­лось очень ин­те­рес­но.

Меж­ду тем ин­те­рес­но не толь­ко де­тям, но и их ро­ди­те­лям. На «га­лёр­ке» за хо­дом уро­ков увле­чён­но на­блю­да­ют и шё­по­том участ­ву­ют несколь­ко мам. Од­на из них - Са­ю­ра пе­ре­еха­ла в Ир­кутск из Кир­ги­зии 7 лет на­зад. У жен­щи­ны двое сы­но­вей 9 и 11 лет, они жи­вут в Си­би­ри прак­ти­че­ски с рождения, но всё рав­но от­пра­ви­лись на кур­сы.

- На ра­бо­те у нас все ино­стран­цы, мы там на своём язы­ке об­ща­ем­ся, - рас­ска­зы­ва­ет Са­ю­ра. - Да и до­ма то­же. Мне слож­но го­во­рить по-рус­ски, а вот де­ти изъ­яс­ня­ют­ся луч­ше ме­ня и уже за­бы­ва­ют мно­гие род­ные сло­ва. А ко­гда беседуем на рус­ском, сме­ют­ся на­до мной: «Ма­ма, ты непра­виль­но го­во­ришь!»

ТО ЛИ ЕЩЁ БУ­ДЕТ?

По ин­фор­ма­ции де­пар­та­мен­та об­ра­зо­ва­ния Ир­кут­ска, в го­род­ских шко­лах, по дан­ным на март, учит­ся 1341 школь­ник из се­мей-ми­гран­тов как из дальне- го за­ру­бе­жья (Ки­тая, Мон­го­лии и Вьет­на­ма), так и из ближ­не­го. И это чис­ло не умень­ша­ет­ся - к при­ме­ру, в 2013 го­ду школь­ни­ков-ино­стран­цев бы­ло по­чти столь­ко же. Ири­на Куз­не­цо­ва уве­ре­на, что педагогов нуж­но с уни­вер­си­те­та го­то­вить к ра­бо­те с та­ки­ми детьми:

- Ко­гда я пи­са­ла про­ект, сде­ла­ла опрос сре­ди сту­ден­тов линг­ви­сти­че­ских спе­ци­аль­но­стей, нуж­но ли это для них, и они от­ве­ча­ли, что им ин­те­рес­но бы­ло бы по­прак­ти­ко­вать­ся. Де­ло в том, что сту­ден­ты - бу­ду­щие пе­да­го­ги, фи­ло­ло­ги - ори­ен­ти­ро­ва­ны на мест­ных де­тей, с ко­то­ры­ми они бу­дут раз­го­ва­ри­вать по-рус­ски, и те их за­про­сто пой­мут. Но ми­гра­ци­он­ные по­то­ки сей­час толь­ко уси­ли­ва­ют­ся, а Ир­кут­ская об­ласть - при­о­ри­тет­ная для пе­ре­се­ле­ния, сю­да едет боль­ше лю­дей, чем во мно­гие дру­гие ре­ги­о­ны. В пер­спек­ти­ве мо­жет по­лу­чить­ся так, что в каж­дом клас­се ока­жут­ся ре­бя­тиш­ки, пло­хо говорящие по-рус­ски. Мо­ло­дые пе­да­го­ги всё рав­но столк­нут­ся с этой про­бле­мой, и го­раз­до луч­ше, ес­ли они под­го­то­вят­ся за­ра­нее и вы­ра­бо­та­ют ка­кой-то пра­виль­ный под­ход.

С этой по­зи­ци­ей со­гла­сен и Алек­сей СЕР­ДЮК - ру­ко­во­ди­тель во­лон­тёр­ско­го цен­тра «Да­ри доб­ро» при ИрНИТУ:

- Про­ект, в ко­то­ром мы ак- Да­вид СААКЯН, член Об­ще­ствен­ной па­ла­ты При­ан­га­рья: - Ми­гра­ци­он­ные про­цес­сы по­след­них лет при­ве­ли к кар­ди­наль­но­му из­ме­не­нию си­ту­а­ции в об­ра­зо­ва­нии Ир­кут­ска, и шко­ла, как об­ще­ствен­ный ин­сти­тут, столк­ну­лась с ря­дом про­блем. Ес­ли вз­рос­лые при­е­ха­ли сю­да из дру­гой стра­ны по ра­бо­те на вре­мя, у де­тей мо­жет быть силь­но сни­же­на учеб­ная мо­ти­ва­ция. Так­же ча­сто бы­ва­ет, что ро­ди­те­ли ре­ши­ли переезжать, а де­ти это­го не хо­тят и всем сво­им по­ве­де­ни­ем на­чи­на­ют бо­роть­ся за то, что­бы их от­пра­ви­ли об­рат­но. Этот про­тест при­во­дит к по­сто­ян­ным кон­флик­там с учи­те­ля­ми и дру­ги­ми уче­ни­ка­ми. Как пра­ви­ло, пе­ре­езд все­гда свя­зан с пси­хо­ло­ги­че­ской трав­мой ре­бён­ка - оче­вид­но, что куль­тур­ные раз­ли­чия мо­гут по­гру­жать де­тей в со­сто­я­ние глу­бо­ко­го стрес­са. Учи­те­ля обыч­но счи­та­ют глав­ной про­бле­му язы­ка - они го­то­вы при­нять то, что ре­бё­нок бу­дет де­лать мно­го оши­бок на уро­ках рус­ско­го и ли­те­ра­ту­ры. Но на са­мом де­ле всё го­раз­до слож­нее: мно­гие ми­гран­ты ис­пы­ты­ва­ют труд­но­сти с со­ци­аль­ной адап­та­ци­ей, они жи­вут в за­мкну­тых со­об­ще­ствах, где об­ща­ют­ся на своём род­ном язы­ке. В боль­шин­стве слу­ча­ев это вы­зва­но незна­ни­ем рус­ской куль­ту­ры и язы­ка и невоз­мож­но­стью эти зна­ния по­лу­чить. Про­ект по­ле­зен не толь­ко сво­ей об­ра­зо­ва­тель­ной со­став­ля­ю­щей, он да­ёт де­тям воз­мож­ность по­чув­ство­вать се­бя уве­рен­нее в но­вой для них сре­де. тив­но участ­ву­ем, дву­сто­рон­ний. С од­ной сто­ро­ны, для нас это ба­за, на ко­то­рой учим­ся об­щать­ся с детьми, с дру­гой - при­но­сим поль­зу им: об­ща­ясь с на­ми, ре­бя­та раз­ви­ва­ют свою речь. Мы за­кон­чи­ли уже чет­вёр­тое за­ня­тие, и это за­мет­но. Уче­ни­ки, ко­то­рые на пер­вом уро­ке го­во­ри­ли пло­хо и за­мы­ка­лись в се­бе, те­перь са­ми к нам под­хо­дят, что­бы по­бол­тать и по­иг­рать. Де­ти от­кры­ты, ведь они зна­ют, за­чем при­хо­дят к нам каж­дое вос­кре­се­нье.

Дарья ГАЛЕЕВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.