РАЗ­ГО­ВОР ПО ДУ­ШАМ

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - «РУСБУРМАШ» ВНЕДРЯЕТ НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДОБЫЧЕ УРА -

ЛИНГ­ВИ­СТЫ ИЗ США И АВ­СТРА­ЛИИ НА­ЗВА­ЛИ ИС­ПАН­СКИЙ И ПОРТУГАЛЬСКИЙ ЯЗЫ­КИ СА­МЫ­МИ РА­ДОСТ­НЫ­МИ, А КИ­ТАЙ­СКИЙ, КОРЕЙСКИЙ И РУС­СКИЙ - ГРУСТ­НЫ­МИ.

Мож­но ли из­ме­рить оп­ти­мизм на­ро­да по сло­вам, об­ра­зу­ю­щим его язык? Ра­зу­ме­ет­ся, нет. Язы­ки са­ми по се­бе ни­как не мо­гут быть ра­дост­ны­ми или груст­ны­ми. Та­ко­вы­ми мо­гут быть лю­ди. Но их оп­ти­мизм или пес­си­мизм не про­ис­те­ка­ют от то­го, что в их язы­ке есть опре­де­лён­ное ко­ли­че­ство груст­ных или ра­дост­ных слов. Это след­ствие их жиз­ни, тра­ди­ций об­ще­ния, вос­пи­та­ния, лич­но­го жиз­нен­но­го опы­та. Сло­ва от­ра­жа­ют, а не фор­ми­ру­ют мен­та­ли­тет на­ро­да.

Язык мож­но ис­поль­зо­вать для воз­дей­ствия на чув­ства. Ко­гда че­ло­век про­из­но­сит: «Я спо­ко­ен, я не вол­ну­юсь, у ме­ня бу­дет всё нор­маль­но», - у него уси­ли­ва­ет­ся со­от­вет­ству­ю­щая эмо­ция. Ес­ли кто-то свои ощу­ще­ния на­чи­на­ет вы­кри­ки­вать, они уси­ли­ва­ют­ся в 3-4 ра­за. По­это­му ни­ко­гда не на­до го­во­рить: «Как я бо­юсь!», «Как страш­но!», «Ка­кой ужас!» - от это­го страх и ужас толь­ко уси­лят­ся. Луч­ше про­мол­чать или ска­зать се­бе: «Я спо­ко­ен!», «Ни­че­го, спра­вим­ся».

При об­ще­нии с из­лишне воз­буж­дён­ным, агрес­сив­ным со­бе­сед­ни­ком не на­до го­во­рить ему: «Ус­по­кой­тесь» или «Что вы на ме­ня кри­чи­те?». Че­ло­век в та­ком со­сто­я­нии вас не пой­мёт и не услы­шит, по­сколь­ку «эмо­ци­о­наль­ное» пра­вое по­лу­ша­рие его моз­га в этот мо­мент по­дав­ля­ет ра­бо­ту «ло­ги­че­ско­го», «ре­че­во­го» ле­во­го. По­это­му он об­ра­ща­ет вни­ма­ние толь­ко на по­след­ние сло­ва во фра­зе или на про­из­не­сён­ные гром­ко. То­му, кто кри­чит на вас, луч­ше ска­зать: «Вы очень гром­ко го­во­ри­те, по­это­му я вас пло­хо по­ни­маю». В та­кой си­ту­а­ции на­до про­из­но­сить сло­ва ти­ше и мед­лен­нее, де­лать неболь­шие па­у­зы. По за­ко­ну от­зер­ка­ли­ва­ния со­бе­сед­ник во­лей-нево­лей нач­нёт вам под­ра­жать. У него сни­мут­ся эмо­ции и вклю­чат­ся моз­ги.

Ко­гда че­ло­век ко­му-то жа­лу­ет­ся и его слу­ша­ют, то по за­ко­ну ре­че­во­го по­гло­ще­ния эмо­ций го­речь, ко­то­рую он ис­пы­ты­ва­ет, ухо­дит в речь. Рус­ский че­ло­век в этом смыс­ле за­ме­ча­тель­но уме­ет по­мо­гать дру­го­му: у нас есть «раз­го­вор по ду­шам», мы спо­соб­ны друг дру­га вы­слу­шать и по­нять.

Ио­сиф Стер­нин,

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.