НА­УЧ­НЫЕ «ШТОР­МА»

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

на­уч­ные со­об­ще­ства за­ни­ма­ют­ся Бай­ка­лом. К то­му же, мы слиш­ком раз­ные. Как, до­пу­стим, мож­но объ­еди­нить гео­ло­гов и сей­смо­ло­гов с фи­зи­ка­ми, изу­ча­ю­щи­ми солн­це и кос­мос? Это то же са­мое, что «скре­стить» со­ю­зы пи­са­те­лей, ком­по­зи­то­ров и ки­не­ма­то­гра­фи­стов. Есть и прак­ти­че­ские до­во­ды: сей­час каж­дый ин­сти­тут - са­мо­сто­я­тель­ное юри­ди­че­ское ли­цо, а при объ­еди­не­нии он по­те­ря­ет все пра­ва. На пер­вый взгляд, ни­че­го страш­но­го - на­обо­рот, мень­ше бю­ро­кра­тии и «бу­ма­жек». Но не так всё просто. На­при­мер, наш ин­сти­тут не смо­жет как ми­ни­мум три-пять лет по­сле по­те­ри сво­е­го ста­ту­са при­ни­мать ас­пи­ран­тов, а это зна­чит - «прощай, мо­ло­дёжь!», кан­ди­дат­скую и док­тор­скую у нас за­щи­тить не смо­гут, пе­ре­ста­нет вы­хо­дить соб­ствен­ный жур­нал. Мне ка­жет­ся, в ре­зуль­та­те этих ре­форм мы те­ря­ем боль­ше, чем при­об­ре­та­ем. Оче­вид­но, что управ­лять ака­де­ми­ей

- Вы бы­ва­е­те на за­ру­беж­ных на­уч­ных кон­фе­рен­ци­ях. Как там от­зы­ва­ют­ся о рос­сий­ской на­у­ке? На­сколь­ко она кон­ку­рен­то­спо­соб­на?

- Ес­ли ис­сле­до­ва­ние ин­те­рес­ное, ни­кто не смот­рит, ка­кой на­ци­о­наль­но­сти ав­тор ра­бо­ты и ка­кое у него граж­дан­ство. Ра­бо­ты ир­кут­ских учё­ных ци­ти­ру­ют во всём ми­ре, пуб­ли­ку­ют в ве­ду­щих на­уч­ных жур­на­лах. На ста­жи­ров­ку сю­да при­ез­жа­ют со всех кон­ти­нен­тов. Но всё слож­нее и слож­нее не от­ста­вать от меж­ду­на­род­но­го уров­ня. То, что лю­ди на За­па­де счи­та­ют лёг­ким и есте­ствен­ным, нам при­хо­дит­ся осва­и­вать и по­сти­гать околь­ны­ми пу­тя­ми. Фи­нан­си­ро­ва­ние умень­ша­ет­ся, раз­ме­ры гран­тов то­же. Ка­жет­ся, что 750 ты­сяч руб­лей - ги­гант­ская сум­ма для учё­но­го, мож­но так раз­вер­нуть­ся. Но да­вай­те при­ки­нем: од­на сей­сми­че­ская стан­ция - 250 ты­сяч, дат­чик к ней - 150-200 ты­сяч. Для ис­сле­до­ва­ний та­ких стан­ций нуж­но по мень­шей ме­ре три... А ведь по от­но­ше­нию к на­у­ке мож­но при­ме­нить из­вест­ное вы­ска­зы­ва­ние: «Кто не хо­чет кор­мить свою ар­мию, бу­дет кор­мить чу­жую», пе­ре­фра­зи­ро­вав его: стра­на, которая не под­дер­жи­ва­ет свою на­у­ку, бу­дет пла­тить за чу­жие изоб­ре­те­ния.

НА ГО­ЛОМ ЭНТУЗИАЗМЕ

- С ра­до­стью ли на­у­ка в Ир­кут­ске при­ни­ма­ет мо­ло­дёжь?

- Для неё две­ри ин­сти­ту­тов все­гда от­кры­ты. Ко­гда к нам при­ез­жа­ют мос­ков­ские кол­ле­ги, они удив­ля­ют­ся: «Как мно­го у вас мо­ло­дё­жи!» Но мог­ло быть боль­ше. Мне, на­при­мер, сей­час, очень нуж­ны по­мощ­ни­ки. Мы при­гла­ша­ем, но за­ин­те­ре­со­вать мо­ло­дых лю­дей ис­сле­до­ва­ни­я­ми труд­но, ведь они по­ни­ма­ют, что это не су­лит боль­ших де­нег и не при­не­сёт мгно­вен­ную от­да­чу. Пы­та­ем­ся при­влечь сту­ден­тов-гео­ло­гов, но они хо­тят за­ни­мать­ся до­бы­чей неф­ти, а не сей­смо­ло­ги­ей. В об­щем, тот, кто оста­ёт­ся в фун­да­мен­таль­ной на­у­ке на го­лом энтузиазме, тот наш че­ло­век.

- Воз­мож­но, мо­ло­дым лю­дям не хва­та­ет сла­вы и из­вест­но­сти. Вы ведь не от­ри­ца­е­те, что об учё­ных, их про­ек­тах, и да­же до­сти­же­ни­ях, обыч­ные жи­те­ли слы­шат не так ча­сто?

- Ко­гда в 2013 году я со­би­ра­ла под­пи­си для ми­тин­га про­тив ре­фор­мы РАН, зна­ко­мые мне так и го­во­ри­ли: «По­че­му вы воз­му­ща­е­тесь? Чем вы во­об­ще за­ни­ма­е­тесь? Си­ди­те и по­лу­ча­е­те день­ги из на­ших на­ло­гов». Сей­час, как я по­ни­маю, лю­ди сла­бо пред­став­ля­ют, что мы де­ла­ем: нет ни­ка­кой свя­зи меж­ду на­у­кой и об­ще­ством. Нуж­но по­пу­ля­ри­зи­ро­вать то, чем за­ни­ма­ют­ся «ве­ли­кие умы», не так всё недо­ступ­но, как ка­жет­ся. Од­на­ко, не бу­ду лу­ка­вить, на это тре­бу­ет­ся мно­го тер­пе­ния и сил. У ме­ня, к при­ме­ру, уй­дёт по­чти весь день на то, что­бы про­чи­тать лек­цию в шко­ле или уни­вер­си­те­те. Вот и при­хо­дит­ся учё­но­му де­лать вы­бор: ли­бо он со­гла­сен жерт­во­вать вре­ме­нем и нести на­у­ку в мас­сы, ли­бо ста­нет за­ни­мать­ся толь­ко сво­им ис­сле­до­ва­ни­ем. И ча­ще, увы, вы­би­ра­ют вто­рой ва­ри­ант.

- А ко­му лег­че по­стро­ить ка­рье­ру в на­у­ке: муж­чине или женщине?

- Я чув­ство­ва­ла, что без это­го во­про­са не обой­дёт­ся. (Сме­ёт­ся.) На­у­ка не де­лит­ся на гра­да­ции, она не бывает ни муж­ской, ни жен­ской, ни мо­ло­дой, ни взрос­лой. Дис­кри­ми­на­ции нет, просто мно­гие жен­щи­ны са­ми ста­вят в при­о­ри­тет се­мью и дом. Муж­чи­ны до­би­ва­ют­ся боль­ше­го, по­то­му что все си­лы на­прав­ля­ют на од­но де­ло. Со­гла­си­тесь, слож­но од­но­вре­мен­но ука­чи­вать ре­бён­ка и ре­шать ин­те­граль­ное урав­не­ние.

- Вы изу­ча­е­те зем­ле­тря­се­ния. Не мо­гу не за­дать ак­ту­аль­ный для бай­каль­ско­го ре­ги­о­на во­прос: на­сколь­ко это яв­ле­ние мо­жет стать раз­ру­ши­тель­ным для При­ан­га­рья и его сто­ли­цы?

- Ир­кут­ская об­ласть находится на гра­ни­це двух тек­то­ни­че­ских плит - «ста­биль­ной» Евразий­ской и по­движ­ной Амур­ской. Вто­рая по­сто­ян­но «ото­дви­га­ет­ся» от сво­ей со­сед­ки, по­это­му Бай­кал рас­тя­ги­ва­ет­ся. Как по­ка­зы­ва­ют на­блю­де­ния, озе­ро каж­дый год «под­рас­та­ет» на 3,4 мил­ли­мет­ра. Бай­каль­ские зем­ле­тря­се­ния не угро­жа­ют Ир­кут­ску раз­ру­ше­ни­я­ми как раз по­то­му, что мы на­хо­дим­ся в зоне рас­тя­же­ния. Ес­ли зда­ние стро­ят с учё­том всех сей­сми­че­ских осо­бен­но­стей, бо­ять­ся нече­го. Прав­да, как об­сто­ит де­ло по фак­ту, не зна­ет ни­кто: жи­лищ­ный фонд об­ласт­но­го цен­тра «по­ста­рел», до­ма, ко­то­рые стро­и­лись на 30 лет, сто­ят уже 50 без ка­пи­таль­но­го ре­мон­та, а но­вые вполне мо­гут воз­во­дить с на­ру­ше­ни­я­ми. По­это­му без­опас­ность во мно­гом за­ви­сит от че­ло­ве­че­ско­го фак­то­ра.

Боль­шин­ство из нас не име­ют пред­став­ле­ния, чем за­ни­ма­ют­ся «вы­со­кие умы» от на­у­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.