ШТРАФНОЙ СИНЯК

В ФЕВРАЛЕ ВСТУПИЛ В СИЛУ ЗА­КОН О ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ СЕМЕЙНЫХ ПОБОЕВ. ГОСДУМА ПЕРЕВЕЛА РУКОПРИКЛАДСТВА РОД­СТВЕН­НИ­КОВ ИЗ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА В АДМИНИСТРАТИВНЫЙ, И ТЕ­ПЕРЬ МУЖУ, ВПЕР­ВЫЕ ПОДНЯВШЕМУ РУКУ НА СВОЮ ЖЕНУ, ГРОЗИТ НЕ КОЛОНИЯ, А ШТРАФ.

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ТЕМА НОМЕРА - Юрист Оль­га ЧЕРНОВА

Об­ще­ствен­ность та­ко­го но­во­вве­де­ния не оце­ни­ла: лю­ди ре­ши­ли, что му­жья-ти­ра­ны по­лу­чи­ли офи­ци­аль­ное раз­ре­ше­ние ко­ло­тить и без то­го несчаст­ных жён и де­тей. На ми­тин­ги по всей Рос­сии по­тя­ну­лись ак­ти­ви­сты с тре­бо­ва­ни­ем вер­нуть уго­лов­ное на­ка­за­ние за си­ня­ки и сса­ди­ны у без­за­щит­ных жен­щин.

«ВЫ ПОМИРИТЕСЬ, А НАМ РАЗБИРАТЬСЯ»

В Ир­кут­ске ор­га­ни­зо­ва­ли сра­зу два пи­ке­та, один про­шёл до то­го, как пре­зи­дент под­пи­сал за­кон, вто­рой сра­зу по­сле. У скульп­ту­ры Ба­б­ра в об­ласт­ном цен­тре со­бра­лись око­ло 30 че­ло­век с пла­ка­та­ми «Сви­де­тель­ство о бра­ке - ли­цен­зия на на­си­лие», «Бу­ду ре­зать, бу­ду бить, штраф неслож­но за­пла­тить» и «По­ра вы­но­сить сор из из­бы». Всем пи­кет­чи­кам на вид толь­ко-толь­ко пе­ре­ва­ли­ло за 20. К пи­ке­ту по­до­шли с твор­че­ством: из гром­ко­го­во­ри­те­ля вы­ры­вал­ся бод­рый панк-рок, с пла­ка­тов улы­ба­лась се­на­тор Еле­на Ми­зу­ли­на - один из ини­ци­а­то­ров за­ко­на о декриминализации побоев.

«Мы со­об­ща­ли о ми­тин­ге че­рез соц­се­ти, по­это­му здесь та­кая мо­ло­дая пуб­ли­ка», - объ­яс­ня­ет ор­га­ни­за­тор ме­ро­при­я­тия Да­ри­на ЗАХАРОВА. Де­вуш­ка с боль­ши­ми го­лу­бы­ми гла­за­ми, по­хо­жая на под­рост­ка, го­во­рит, что до­маш­нее на­си­лие её сто­ро­ной не обо­шло - ма­ма Да­ри­ны сме­ни­ла пять му­жей, и да­ле­ко не все от­но­си­лись к пад­че­ри­це как к ре­бён­ку.

- Я стал­ки­ва­лась с мо­раль­ным, фи­зи­че­ским, да­же сек­су­аль­ным на­си­ли­ем. Но мо­ей ма­те­ри бы­ло всё рав­но, - от­кро­вен­но го­во­рит она. - Ви­ди­мо, го­су­дар­ству то­же всё рав­но. Мы счи­та­ем, что де­кри­ми­на­ли­зи­руя се­мей­ные по­бои, за­кон про­сто раз­вя­зы­ва­ет до­маш­ним ти­ра­нам ру­ки.

Это мне­ние раз­де­ля­ет ир­ку­тян­ка Ма­ри­на (имя из­ме­не­но), ко­то­рая о по­бо­ях со сто­ро­ны неко­гда род­но­го че­ло­ве­ка зна­ет не по­на­слыш­ке. На ми­тин­ги жен­щи­на не хо­дит: ждёт чет­вёр­то­го ре­бён­ка и вме­сте с тре­мя стар­ши­ми детьми уже пол­го­да жи­вёт в кри­зис­ном цен­тре для жен­щин, ку­да убе­жа­ла от му­жа, ко­то­рый вне­зап­но её раз­лю­бил.

- С му­жем по­зна­ко­ми­лись 8 лет на­зад, - груст­но рас­ска­зы­ва­ет Ма­ри­на. - Я то­гда ра­бо­та­ла про­дав­цом на рын­ке, он ча­стень­ко за­бе­гал за по­куп­ка­ми, там и при­гля­ну­лись друг дру­гу. Всё бы­ло хо­ро­шо, до тех пор, по­ка слу­чай­но не за­бе­ре­ме­не­ла чет­вёр­тым ре­бён­ком: «Не по­тя­нем же», - пы­та­лась убе­дить му­жа, но он успо­ка­и­вал: «Спра­вим­ся».

Не спра­ви­лись - то ли муж­чи­на не вы­нес тя­гот от­цов­ства, то ли про­сто за­ску­чал, но по­сте­пен­но Ма­ри­на ста­ла по­ни­мать, что каж­дый ве­чер су­пруг ухо­дит от­нюдь не на де­ло­вые встре­чи.

- На­шёл се­бе де­вуш­ку по­мо­ло­же, - взды­ха­ет жен­щи­на. - А ко­гда я ста­ла спра­ши­вать: «Ку­да ты ухо­дишь?» - злил­ся, вы­пи­вал, и в кон­це кон­цов на­чал под­ни­мать на ме­ня руку.

По­бои бе­ре­мен­ная Ма­ри­на тер­пе­ла ме­сяц. В по­ли­цию об­ра­ти­лась лишь од­на­жды, и услы­шав: «Вы по­том помиритесь, а нам разбираться…», по­ня­ла, что по­мочь се­бе мо­жет толь­ко са­ма. Хо­тя, го­во­рит, что же­ла­ние на­ка­зать су­пру­га всё ещё есть. К но­во­му за­ко­ну она от­но­сит­ся от­ри­ца­тель­но, но взды­ха­ет: «Ду­ра­кам во­об­ще ни­ка­кой за­кон не пи­сан».

«ВСЕ ТАК ЖИ­ВУТ»

Со­сед­ку Ма­ри­ны по цен­тру - сту­дент­ку Ве­ро­ни­ку (имя из­ме­не­но) муж не бил, но стал агрес­сив­но от­но­сить­ся к её двух­лет­не­му сы­ну.

- Мы со­шлись, ко­гда мне бы­ло 18, мужу - 17 лет, и у ме­ня на ру­ках уже был трёх­ме­сяч­ный Марк, рас­ска­зы­ва­ет хруп­кая де­вуш­ка. - То­гда всех удив­ля­ло, что к мо­е­му ре­бён­ку, от ко­то­ро­го от­ка­зал­ся род­ной па­па, он так хо­ро­шо от­но­сил­ся: за­бо­тил­ся о сыне, офор­мил опе­кун­ство. Я на­ра­до­вать­ся не мог­ла. Спу­стя два го­да ре­ши­лись на об­ще­го ре­бён­ка, и чу­жой рез­ко стал ему не ну­жен.

Что де­лал «спут­ник жиз­ни» с Мар­ком, по­ка бы­ла в род­до­ме, она не зна­ет, но, вер­нув­шись, об­на­ру­жи­ла, что сын ужас­но бо­ит­ся от­ца и на­чи­на­ет ры­дать, как толь­ко тот вхо­дит в ком­на­ту. Да и му­жа как под­ме­ни­ли: из за­бот­ли­во­го от­ца он пре­вра­тил­ся в агрес­сив­но­го гру­би­я­на.

- Он ста­но­вил­ся всё агрес­сив­нее, стал пить, угро­жать, и я ушла, - де­лит­ся сво­ей пе­чаль­ной ис­то­ри­ей Ве­ро­ни­ка. - Го­ре­су­пруг на связь не вы­хо­дит - ему всё рав­но: взял с од­ним ре­бён­ком, бро­сил с дву­мя. За­то его ма­ма про­сит вер­нуть­ся в се­мью. Её муж, мой свё­кор, вы­пи­ва­ет, мо­жет уда­рить её. Но она счи­та­ет это нор­маль­ным. Го­во­рит: «Все так жи­вут».

Та­кую же по­зи­цию раз­де­ля­ют по­дру­ги Ве­ро­ни­ки по дет­ско­му до­му, где она жи­ла, по­ка её не удо­че­ри­ли.

- Многих ино­гда по­ко­ла­чи­ва­ют му­жья, но они всё рав­но дер­жат­ся за свои се­мьи, по­то­му что ни­ко­гда не ви­де­ли по-на­сто­я­ще­му счаст­ли­вой се­мьи, а я ви­де­ла - мою при­ём­ную. Я знаю, что бы­ва­ет по-дру­го­му, и не хо­чу, что­бы у мо­е­го сы­на пе­ред гла­за­ми был па­па-ти­ран. Ему ну­жен хо­ро­ший при­мер, что­бы он мог по­стро­ить здо­ро­вые от­но­ше­ния, ко­гда вы­рас­тет.

На­ка­за­ние за агрес­сию в ви­де штра­фов де­вуш­ка счи­та­ет бес­по­лез­ным.

- В се­мьях и так де­нег не хва­та­ет, так ещё за си­ня­ки го­су­дар­ству пла­тить из об­ще­го бюд­же­та. По­лу­ча­ет­ся, как в сказ­ке: би­тый неби­то­го ве­зёт.

«НА СА­МОМ ДЕ­ЛЕ УЖЕСТОЧИЛИ»

По ста­ти­сти­ке ГУ МВД Рос­сии по Ир­кут­ской об­ла­сти в 2016 го­ду от до­маш­них побоев по­стра­да­ли 1986 жен­щин и 1055 муж­чин - но это, как пра­ви­ло, не му­жья, а сы­но­вья-под­рост­ки или по­жи­лые лю­ди, руку на ко­то­рых под­нял кто-то из де­тей. За год боль­ше 3 тыс. жи­те­лей об­ла­сти по­ста­ви­ли на учёт как семейных де­бо­ши­ров.

Как по­яс­ня­ют в по­ли­ции, мне­ние обы­ва­те­лей о том, что за­кон дал до­маш­ним ти­ра­нам раз­ре­ше­ние на на­си­лие, оши­боч­но. По сло­вам стар­ше­го ин­спек­то­ра по осо­бым по­ру­че­ни­ям от­де­ла ин­фор­ма­ции и об­ще­ствен­ных свя­зей ре­ги­о­наль­но­го «глав­ка» Иго­ря МЕДВЕДЕВА, ес­ли вни­ма­тель­но изу­чить но­вую нор­му, ста­нет по­нят­но, что на­ка­за­ние по 116 ста­тье УК да­же ужесточили. Раньше по­сле то­го, как жен­щи­на по­да­ва­ла за­яв­ле­ние в по­ли­цию на су­пру­га, но, по­ми­рив­шись с ним, за­би­ра­ла до­ку­мент, де­ло пре­кра­ща­ли. Те­перь «от­вер­теть­ся» от штра­фа у му­жа шан­сов мень­ше - ад­ми­ни­стра­тив­ные де­ла рас­смат­ри­ва­ют быст­рее уго­лов­ных. Сум­ма штра­фа ва­рьи­ру­ет­ся от 5 до 30 тыс. в за­ви­си­мо­сти от ре­ше­ния судьи. День­ги от­пра­вят­ся в каз­ну го­су­дар­ства. Од­на­ко ес­ли, за­пла­тив На­та­лья КУЗНЕЦОВА, ди­рек­тор кри­зис­но­го цен­тра для жен­щин «Ма­рия»:

­ За по­след­ние год ­ пол­то­ра к нам ста­ло об­ра­щать­ся всё боль­ше жен­щин. Воз­мож­но, агрес­сия муж­чин воз­рос­ла из­за кри­зи­са: зар­пла­ты па­да­ют, це­ны рас­тут, де­нег нет. К нам при­хо­дят не про­сто по­би­тые жен­щи­ны, а из­би­тые ­ на многих жи­во­го ме­ста нет. С пер­вы­ми си­ня­ка­ми или сса­ди­на­ми они ни­ко­гда не идут в по­ли­цию, счи­та­ют, что это боль­ше не по­вто­рит­ся. За по­мо­щью об­ра­ща­ют­ся, ко­гда на­сту­па­ет «точ­ка ки­пе­ния». К нам из­под Че­рем­хо­во од­на­жды при­вез­ли жен­щи­ну с но­же­вы­ми ра­не­ни­я­ми, ко­то­рые ей на­нёс муж. По­сту­па­ла жен­щи­на со сле­да­ми от пуль трав­ма­ти­че­ско­го пи­сто­ле­та су­пруг стре­лял в неё в упор (она, кста­ти, к это­му муж­чине вер­ну­лась). Од­на из са­мых жут­ких ис­то­рий: при­е­ха­ла ма­ма с из­би­тым 8­ме­сяч­ным ре­бён­ком! Ко­гда муж на­бро­сил­ся на неё, она ин­стинк­тив­но схва­ти­ла ма­лы­ша, ду­мая, что су­пруг оста­но­вит­ся. Но он не оста­но­вил­ся ­ кулак «при­ле­тел» ре­бён­ку пря­мо в го­ло­ву. Мы ле­чи­ли его два ме­ся­ца. Как трав­ма ска­жет­ся в бу­ду­щем, ни­кто не зна­ет. Вы ду­ма­е­те, этих муж­чин оста­но­вит штраф? В пер­вый раз они, мо­жет быть, за­пла­тят эти 5 ты­сяч рублей, но во вто­рой жё­нам до­ста­нет­ся так, что они ни­ку­да уже не пой­дут жа­ло­вать­ся.

На­си­лия ста­но­вит­ся мно­го, и не толь­ко со сто­ро­ны му­жей. У нас бы­ла де­воч­ка 19 лет, ко­то­рую из­би­ва­ла мать, у дев­чон­ки был вы­бит да­же хру­ста­лик в гла­зу. С ви­ду мать ­ при­лич­ная, обес­пе­чен­ная, ухо­жен­ная жен­щи­на, дер­жа­ла дво­их сво­их де­тей как при­слу­гу и би­ла за ма­лей­шую про­вин­ность. С ней да­же муж раз­вёл­ся, по­то­му что она и на него пы­та­лась под­ни­мать руку.

штраф, «до­маш­ний бок­сёр» вновь под­ни­мет руку на род­ствен­ни­ков, то в иг­ру всту­пит уже уго­лов­ный ко­декс - за по­втор­ные по­бои де­бо­ши­рам грозит су­ди­мость и на­ка­за­ние от обя­за­тель­ных ра­бот до ли­ше­ния сво­бо­ды на срок до двух лет.

так­же го­во­рит, что у но­во­го за­ко­на всё же есть плю­сы - он «раз­гру­зит» участ­ко­вых и ми­ро­вых су­дий, у ко­то­рых де­ла о до­маш­них по­бо­ях ле­жат го­да­ми, так как со­брать до­ка­за­тель­ства, что­бы от­пра­вить се­мей­но­го дес­по­та в ко­ло­нию, очень слож­но.

Об­ще­ствен­ность ре­ши­ла, что но­вый за­кон раз­вя­зы­ва­ет се­мей­ным ти­ра­нам ру­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.