КАК ОБОЙ­ТИ МЕНТАЛЬНУЮ КЛЕТ­КУ?

По­че­му ро­ди­те­лям не на­до на­де­вать де­тям ро­зо­вые оч­ки?

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Юлия ВЯТКИНА

В чис­ле го­стей про­шед­ше­го недав­но книж­но­го фе­сти­ва­ля был Ев­ге­ний Ру­да­шев­ский - мо­ло­дой ав­тор с необыч­ной био­гра­фи­ей, ко­то­рый пи­шет для под­рост­ков. В Ир­кут­ске он про­жил - с пе­ре­ры­ва­ми - око­ло де­вя­ти лет. Бро­сив изу­чать юрис­пру­ден­цию в США, стал сво­бод­ным пу­те­ше­ствен­ни­ком, успел по­ра­бо­тать убор­щи­ком, та­ёж­ным про­вод­ни­ком, тор­гов­цем кар­тин на аук­ци­о­нах, дрес­си­ров­щи­ком нерп. Сей­час его пу­те­ше­ствия по­ме­ня­ли «фор­мат» и ста­ли книж­ны­ми. На этот раз он от­пра­вил­ся в При­ан­га­рье не для то­го, что­бы по­ко­рять ле­са и го­ры, а встре­чать­ся с чи­та­те­ля­ми:

- Моя жизнь с са­мо­го начала скла­ды­ва­лась из че­ре­ды пе­ре­ез­дов. Пер­вый раз я при­е­хал в Ир­кутск в кон­це вто­ро­го клас­са. А в вось­мом ре­шил, что нуж­но пе­ре­ез­жать из непри­ме­ча­тель­ной, как я то­гда счи­тал, про­вин­ции в Моск­ву. Оту­чил­ся год в сто­ли­це и по­нял, что хо­чу об­рат­но в Си­бирь, к ир­кут­ским лю­дям, по­даль­ше от мос­ков­ских стран­но­стей и слож­но­стей. Вер­нул­ся, но нена­дол­го - по­сту­пать в уни­вер­си­тет всё рав­но со­би­рал­ся в «стран­ной» Москве. По­том я ча­сто при­ез­жал сю­да, когда увлёк­ся по­хо­да­ми. В сле­ду­ю­щий раз в Ир­кут­ске «по ошиб­ке» остал­ся на­дол­го: со­би­рал­ся в дол­гое пу­те­ше­ствие на Кам­чат­ку, ре­шил па­ру недель подработать в Ир­кут­ске, а они пре­вра­ти­лись в два года. Уви­дел объ­яв­ле­ние, что в нер­пи­на­рий нуж­ны со­труд­ни­ки и по­шёл на со­бе­се­до­ва­ние. Мне оно не по­нра­ви­лось, но на ра­бо­ту по­че­му-то вы­шел и... влю­бил­ся в нерп. Когда стал стар­шим тре­не­ром, про­во­дил с мо­и­ми две­на­дца­тью под­опеч­ны­ми и день, и ночь, они для ме­ня бы­ли как лю­ди.

КА­КИЕ «ФИЛЬТРЫ» У ПОД­РОСТ­КОВ?

- Ев­ге­ний, вы це­ле­на­прав­лен­но пи­ши­те для юно­ше­ства?

- Так по­лу­чи­лось, что иде­аль­ным на­прав­ле­ни­ем для ме­ня стала по­гра­нич­ная ли­те­ра­ту­ра меж­ду под­рост­ко­вой и взрос­лой. Мои кни­ги мо­гут чи­тать и юные ре­бя­та, и их стар­шие то­ва­ри­щи, и ме­ня это устра­и­ва­ет. Их ос­нов­ная те­ма – слож­но­сти взрос­ле­ния. Под­рост­ко­вая ли­те­ра­ту­ра на­кла­ды­ва­ет свои огра­ни­че­ния, ко­то­рые по­мо­га­ют мне яс­нее мыс­лить: ты зна­ешь, что твои кни­ги бу­дут чи­тать де­ти, и дер­жишь се­бя в ру­ках - не ухо­дишь в фи­ло­соф­ские, эк­зи­стен­ци­аль­ные или де­прес­сив­ные де­бри. Когда пи­шешь для взрос­лых, те­бе гро­зит опас­ное пу­те­ше­ствие, ко­то­рое уве­дёт в та­кую тём­ную об­ласть, где самому бу­дет пло­хо и про­тив­но.

- Я слы­ша­ла, не­ко­то­рым ро­ди­те­лям не по ду­ше, что в ва­шей кни­ге «Ку­да ухо­дит ку­му­ткан», слиш­ком от­кро­вен­но опи­сы­ва­ют­ся сце­ны смер­ти жи­вот­ных, а пси­хи­ка-то у де­тей, по их мне­нию, хруп­кая. Вы за то, что­бы филь­тро- вать ин­фор­ма­цию для де­тей или сры­вать ро­зо­вые оч­ки?

- На­вер­ное, в этом во­про­се невоз­мож­но най­ти объ­ек­тив­ную грань «мож­но-нель­зя». На мой взгляд, это смеш­но, когда ро­ди­те­ли изоб­ра­жа­ют из се­бя свя­тых, бо­ят­ся, как бы их ча­до нена­ро­ком не узна­ло, что есть смерть и стра­да­ния, и ста­ра­ют­ся жить, как Буд­да Ша­кья­му­ни, ко­то­рый до трид­ца­ти лет не имел пред­став­ле­ния, что лю­ди уми­ра­ют, ста­ре­ют и бо­ле­ют. Пре­иму­ще­ство ли­те­ра­ту­ры для юно­ше­ства в том, что она не са­мо­до­ста­точ­на: ма­ло дать ребёнку кни­гу, что­бы он про­сто чи­тал её в уг­лу, это все­гда по­вод для ро­ди­те­лей по­го­во­рить с ним.

Я уве­рен, что у под­рост­ка есть свои соб­ствен­ные фильтры, и он не про­пу­стит че­рез них ин­фор­ма­цию, ко­то­рая ему не нра­вит­ся. Слож­ных тем не из­бе­жать, но они про­из­ве­дут впе­чат­ле­ние, толь­ко ес­ли сам под­ро­сток уже хоть как-то стал­ки­вал­ся с ни­ми в жиз­ни. Мне, на­при­мер, в дет­стве под стра­хом смер­ти за­пре­ща­ли чи­тать Мо­пас­са­на, и как раз бла­го­да­ря это­му я его про­чи­тал, но то­гда со­вер­шен­но не по­нял, что там за­прет­но­го - внут­рен­ние фильтры не поз­во­ли­ли это сде­лать. Мне по­ка­за­лось, в его про­из­ве­де­ни­ях во­об­ще нет ни­че­го су­ще­ствен­но­го, а че­рез де­сять лет я, ко­неч­но, всё вос­при­нял по-дру­го­му.

В на­ше вре­мя неле­по осуж­дать кни­ги за опи­са­ние ка­ких-то же­сто­ко­стей, ведь то, что тво­рит­ся про­сто на ули­це, на­мно­го страш­нее. При чте­нии ты хо­тя бы за­щи­щён: сто­ит про­сто за­крыть кни­гу, какую бы боль ты не про­чи­тал на её стра­ни­цах, сам оста­нешь­ся свеж и здо­ров, пой­дёшь и съешь мо­ро­же­ное, а реальная боль, ко­то­рая мо­жет об­ру­шить­ся в жиз­ни, на­мно­го ху­же. Её не за­кро­ешь, как книж­ку. По­это­му все эти тре­во­ги на­ду­ман­ны, про­сто взрос­лые за­бы­ва­ют, как са­ми про­во­ди­ли дет­ство. Нель­зя по­са­дить ребёнка в ментальную клет­ку, от­го­ра­жи­вать от мир­ских за­бот и ли­шать есте­ствен­но­го взрос­ле­ния.

ПО­ЧЕ­МУ ЧТЕНИЕ НЕ ОБЯ­ЗАН­НОСТЬ?

- Мно­гие де­я­те­ли куль­ту­ры сей­час по­сто­ян­но го­во­рят, что на­до де­тям при­ви­вать лю­бовь к чте­нию. Мож­но ли это де­лать на­силь­но?

- Не люб­лю сло­во «при­ви­вать», сра­зу на­по­ми­на­ет что-то хи­ми­че­ское и про­ти­во­есте­ствен­ное. Всё, что «за­став­ля­ет­ся», про­хо­дит ми­мо. Ес­ли вы са­ми чи­та­е­те толь­ко вы­вес­ки, но ста­ра­тель­но пич­ка­е­те сво­е­го ребёнка кни­га­ми, по­то­му что «так на­до», вряд ли вый­дет толк. Дру­гое де­ло, ес­ли для вас чтение - часть жиз­ни, то­гда ни­ко­го за­став­лять и при­ви­вать не при­дёт­ся: по­чти все мои род­ствен­ни­ки - пре­по­да­ва­те­ли, по­это­му неуди­ви­тель­но, что ли­те­ра­ту­ра все­гда бы­ла ча­стью раз­го­во­ров. Но бы­ва­ет, ко­неч­но, по-раз­но­му. Ино­гда ро­ди­те­ли ме­ня спра­ши­ва­ют: «У нас в се­мье все лю­бят чи­тать, а ре­бё­нок ни­как не со­гла­ша­ет­ся, си­дит в Ин­тер­не­те. Как быть?» Мне ка­жет­ся, по­зи­ция здесь про­стая: на­до опре­де­лить­ся, че­го мы хо­тим для сво­е­го ребёнка. Ес­ли хо­тим, что­бы он был счаст­лив, то при­дёт­ся при­знать - сча­стье бы­ва­ет раз­ным. Я знаю мно­го хо­ро­ших счаст­ли­вых лю­дей, ко­то­рые во­об­ще не чи­та­ют ни­ка­кой ли­те­ра­ту­ры. Чтение не обя­зан­ность. Да, рань­ше кни­га бы­ла един­ствен­ным «ок­ном» от­кры­тий, ко­то­рую ещё до­бы­вать сна­ча­ла при­хо­ди­лось. Те­перь мир из­ме­нил­ся, по­яви­лось мно­же­ство дру­гих ис­точ­ни­ков вдох­но­ве­ния и ин­фор­ма­ции.

Все­му своё вре­мя, на­силь­но всо­вы­вать кни­ги нель­зя. Я безум­но рад, что ме­ня в своё вре­мя не за­став­ля­ли чи­тать школь­ную про­грам­му. В шко­ле Гон­ча­ров про­шёл ми­мо ме­ня. Я «при­шёл» к это­му пи­са­те­лю в 21 год, и он стал для ме­ня од­ним из лю­би­мых в оте­че­ствен­ной ли­те­ра­ту­ре. А нам пы­та­лись «втю­хать» его в вось­мом клас­се. Гон­ча­ров - это мощь, но это не зна­чит, что его нуж­но за­пи­хи­вать мла­ден­цу вместо сос­ки. Возможно, ес­ли бы я всё-та­ки взял его то­гда в дет­стве в ру­ки, то на­все­гда закрыл бы с от­вра­ще­ни­ем.

ЧТО МОД­НО РУГАТЬ?

- Лю­бят у нас от­зы­вать­ся о со­вре­мен­ной ли­те­ра­ту­ре пло­хо, го­во­ря, что она несе­рьёз­ная и пу­стая. Но за­ме­ча­ли, что ес­ли по­про­сить на­звать хоть па­ру имён ны­неш­них ав­то­ров, то за­ча­стую боль­шин­ство не смо­гут это­го сде­лать?

- С взрос­лы­ми кни­га­ми си­ту­а­ция ещё не са­мая пло­хая, а вот о под­рост­ко­вых го­во­рят, что их во­об­ще не по­яв­ля­ет­ся в на­ше вре­мя. Нет ды­ма без ог­ня: бы­ло бы глу­по с мо­ей сто­ро­ны утвер­ждать, что ли­те­ра­ту­ра на­ших дней силь­ная и ни­чем не усту­па­ет про­шлой. Я го­во­рю субъ­ек­тив­но, но мне ка­жет­ся, упа­док ли­те­ра­ту­ры в 90-е го­ды по­вли­ял на чи­та­те­ля - он пе­ре­стал ви­деть ин­те­рес­ных со­вре­мен­ни­ков, по­то­му что ча­сто на­ты­кал­ся на неудач­ных. Боль­шая пробле­ма в том, что сей­час лю­бой мо­жет из­дать кни­гу и на­звать её дет­ской. Мно­гие из­да­тель­ства предо­став­ля­ют це­лый па­кет услуг по про­дви­же­нию та­ких книг, лю­ди от­кры­ва­ют их и ви­дят кош­мар, а по­том, об­жег­шись на мо­ло­ке, ду­ют на во­ду. Но си­ту­а­ция по­сте­пен­но ме­ня­ет­ся к луч­ше­му: по­яв­ля­ют­ся силь­ные детские из­да­тель­ства и ав­то­ры. Толь­ко необ­хо­ди­мо двух­сто­рон­нее дви­же­ние: чи­та­тель и ли­те­ра­ту­ра долж­ны ид­ти на­встре­чу друг дру­гу. А го­во­рить, что те­перь ли­те­ра­ту­ра пло­хая, не чи­тая её, это про­сто та­кая мо­да. У нас во­об­ще мод­но ругать всё оте­че­ствен­ное: ни ки­не­ма­то­гра­фа-то у нас нет ка­че­ствен­но­го, ни му­зы­ки, ни пра­ви­тель­ства. Ещё лю­ди жа­лу­ют­ся, что у нас безум­но до­ро­гие кни­ги. В Аме­ри­ке, где я учил­ся, один учеб­ник (в мяг­ком пе­ре­плё­те!) сто­ил 100 дол­ла­ров. И ни­кто там не воз­му­ща­ет­ся, по­то­му что все по­ни­ма­ют, лю­бой труд дол­жен быть опла­чен­ным. А в Рос­сии оби­жа­ют­ся, когда не мо­гут бес­плат­но ска­чать кни­гу в Се­ти. По­ка нет чи­та­тель­ской куль­ту­ры, пи­са­тель­ской то­же при­хо­дит­ся неслад­ко.

Про­дол­же­ние те­мы на с. 17

Слы­ша­ла, сре­ди со­вре­мен­ных дет­ских пи­са­те­лей, из­вест­ных в Рос­сии, есть и на­ши земляки. Кто, на­при­мер? В. Ка­мы­ше­ва, Ир­кутск

При чте­нии ты за­щи­щён, ес­ли страш­но мож­но звкрыть книж­ку. Жизнь не за­кро­ешь.

Фо­то с сай­та m.educationquizzes.com

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.