КУЛЬТУРОЙ ПЕРЕКОРМИТЬ НЕЛЬ­ЗЯ

Пи­са­тель Алек­сей Вар­ла­мов ­ о Ва­лен­тине Рас­пу­тине, цен­зу­ре и поль­зе книж­ных фе­сти­ва­лей НА ПРОШЛОЙ НЕДЕ­ЛЕ В ОБ­ЛАСТ­НОМ ЦЕН­ТРЕ ПРО­ШЛИ ТРА­ДИ­ЦИ­ОН­НЫЕ ­ УЖЕ ОДИННАДЦАТЫЕ ­ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ВЕ­ЧЕ­РА «ЭТИМ ЛЕ­ТОМ В ИР­КУТ­СКЕ». НЫН­ЧЕ ОНИ БЫ­ЛИ ПО­СВЯ­ЩЕ­НЫ ПА­МЯ­ТИ ВА­ЛЕН­ТИ­НА РАС

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ЛИЧНОСТЬ -

Лю­би­те­ли жан­ра жи­во­го сло­ва так­же тра­ди­ци­он­но по­об­ща­лись с из­вест­ны­ми людь­ми из ми­ра куль­ту­ры. Мно­гие из них за эти го­ды ста­ли на­сто­я­щи­ми дру­зья­ми для ир­ку­тян. На­при­мер, неиз­мен­ный ве­ду­щий ве­че­ров про­за­ик Ва­лен­тин КУРБАТОВ;со­вет­ник пре­зи­ден­та РФ Вла­ди­мир ТОЛСТОЙ; ре­жис­сёр до­ку­мен­таль­но­го ки­но Сер­гей МИРОШНИЧЕНКО.В тре­тий раз при­е­хал на ме­ро­при­я­тие и пи­са­тель Алек­сей ВАР­ЛА­МОВ.

ПИ­СА­ТЕ­ЛИ ПРИ­ЕЗ­ЖА­ЮТ, ЗРИ­ТЕ­ЛИ ПРИ­ХО­ДЯТ

- Для ме­ня очень важно, что литературные ве­че­ра, ко­то­рые бы­ли при­ду­ма­ны с уча­сти­ем Ва­лен­ти­на Рас­пу­ти­на, про­дол­жа­ют своё су­ще­ство­ва­ние: пи­са­те­ли на них при­ез­жа­ют, зри­те­ли при­хо­дят, - ска­зал Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич в ин­тер­вью «АиФ в ВС». - Здо­ро­во, что это ока­за­лось не мо­мен­таль­ным, един­ствен­ным яв­ле­ни­ем, что они уже име­ют свою ис­то­рию. Мне бу­дет груст­но, ес­ли вдруг по ка­кой-то причине на­ши встре­чи за­кон­чат­ся.

- Я ви­де­ла, что на них при­хо­дит до­воль­но мно­го мо­ло­дых лю­дей. Как вы ду­ма­е­те, по­че­му? Ведь счи­та­ет­ся, что они сей­час про­сто си­деть и слу­шать 1,5-2 ча­са не мо­гут, по­то­му что им скуч­но, им нуж­ны не сло­ва, а по­сто­ян­но ме­ня­ю­ща­я­ся кар­тин­ка.

- Ес­ли счи­тать, что мо­ло­дёжь ни на что не спо­соб­на - то как она в шко­ле, в ву­зах учит­ся? Там ведь то­же фор­мат та­кой лек­ци­он­ный. А мы на ве­че­рах ста­ра­ем­ся го­во­рить не су­хо, не на­уч­но, а об­раз­но, эмо­ци­о­наль­но. И ор­га­ни­за­то­ры ста­ра­ют­ся при­гла­шать та­ких пи­са­те­лей, ко­то­рые уме­ют не толь­ко пи­сать, но и го­во­рить. К то­му же, встре­чи про­хо­дят в фор­ма­те во­про­сов-от­ве­тов, а это очень ин­те­рес­но. Ты мо­жешь за­дать пи­са­те­лю лю­бой за­ко­вы­ри­стый во­прос и сра­зу же по­лу­чить от­вет. Обыч­но ни­кто не ухо­дит.

- У вас не со­хра­нил­ся в па­мя­ти по­доб­ный необычный во­прос?

- В неко­то­рую за­дум­чи­вость ме­ня по­верг во­прос: «О чём бы вы ни­ко­гда не смог­ли на­пи­сать?», на ко­то­рый так схо­ду и не ответишь. Как пра­ви­ло, на встре­чи при­хо­дят лю­ди, хоть немно­го зна­ко­мые с тем, что я де­лаю, и по­это­му ча­сто спра­ши­ва­ют про мои кни­ги, о ге­ро­ях из се­рии ЖЗЛ, о ко­то­рых пи­сал, о мо­ём от­но­ше­нии к ним. И мне са­мо­му ин­те­рес­но об этом го­во­рить. Спра­ши­ва­ют, о жизни ко­го я ещё хо­тел бы на­пи­сать.

- О Ва­лен­тине Рас­пу­тине, на­при­мер?

- О нём кни­га в се­рии ЖЗЛ уже есть, и я ду­маю, о Ва­лен­тине Гри­го­рье­ви­че долж­ны всё­та­ки на­пи­сать лю­ди, ко­то­рые его лич­но зна­ли го­раз­до луч­ше, чем я. Бы­ло бы ин­те­рес­но, ес­ли бы за био­гра­фию Ва­лен­ти­на Рас­пу­ти­на взял­ся Ро­ман Сен­чин, ко­то­рый на­пи­сал «Зо­ну за­топ­ле­ния» - как сей­час го­во­рят, ре­мейк «Про­ща­ния с Ма­тё­рой».

ЧИ­ТАТЬ СТА­ЛИ МЕНЬ­ШЕ, ПИ­САТЬ ­ НЕТ

- Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич, вы рек­тор ли­те­ра­тур­но­го ву­за. Из Иркутской гу­бер­нии при­ез­жа­ют к вам учить­ся? Есть у нас та­лан­ты?

- У нас был за­ме­ча­тель­ный пе­ри­од лет 20-15 на­зад, ко­гда Ва­лен­тин Гри­го­рье­вич был на­шим ма­сте­ром. Он на­би­рал курс, и эти сту­ден­ты учи­лись у него здесь, в Ир­кут­ске. По­том ре­бя­та при­ез­жа­ли в Моск­ву, но это бы­ли те, ко­го Рас­пу­тин сам от­би­рал, за ко­го от­ве­чал, а фи­нан­со­во им по­мо­га­ла ад­ми­ни­стра­ция об­ла­сти. Си­сте­ма су­ще­ство­ва­ла не­сколь­ко лет, а по­том в си­лу раз­ных при­чин, в том чис­ле из-за сме­ны вла­сти, всё за­вер­ши­лось. Но ре­бя­та из При­ан­га­рья у нас учат­ся и сей­час, и, ко­неч­но, все они - та­лант­ли­вы.

- Труд­но стать бу­ду­щим пи­са­те­лем?

- Труд­но. В со­вет­ские вре­ме­на, ко­то­рые, с мо­ей точ­ки зре­ния, несмот­ря на цен­зу­ру и идео­ло­гию, бы­ли са­мы­ми пра­виль­ны­ми в плане ор­га­ни­за­ции учеб­но­го про­цес­са, мы не при­ни­ма­ли в ин­сти­тут аби­ту­ри­ен­тов сра­зу по­сле шко­лы. У нас учи­лись сту­ден­ты с тру­до­вым ста­жем или по­сле служ­бы в ар­мии. И это пра­виль­но: что­бы пи­сать, на­до иметь что­то за ду­шой кро­ме школь­но­го об­ра­зо­ва­ния. Сей­час За­кон об об­ра­зо­ва­нии не раз­ре­ша­ет нам предъ­яв­лять та­кие тре­бо­ва­ния к аби­ту­ри­ен­там, по­это­му при­ни­ма­ем всех, и в ос­нов­ном это - вче­раш­ние школь­ни­ки. Они все за­ме­ча­тель­ные, у них го­рят гла­за, но жиз­нен­но­го опы­та ма­ло­ва­то, а для ли­те­ра­ту­ры это - вещь пер­во­сте­пен­ная. Кон­курс нема­лень­кий - в про­шлом го­ду бы­ло 6 че­ло­век на ме­сто. К то­му же, мы от­во­е­ва­ли пра­во на свои внут­рен­ние эк­за­ме­ны: при­ни­мать в твор­че­ский вуз толь­ко по ЕГЭ - со­вер­шен­но безум­но.

- Вы­хо­дит, невзи­рая на то, что сей­час толь­ко ле­ни­вый, на­вер­ное, не го­во­рит: «На­ша мо­ло­дёжь не чи­та­ет!», пи­са­те­ля­ми мо­ло­дые лю­ди хо­тят быть?

- Мож­но точ­но ска­зать: на­род у нас пи­шет. Чи­тать дей­стви­тель­но ста­ли мень­ше, пи­сать - нет. Это факт. Мо­жет, ко­гда-ни­будь число чи­та­те­лей и пи­са­те­лей срав­ня­ет­ся, мо­жет, пи­са­те­лей бу­дет боль­ше, мо­жет, оста­нет­ся один чи­та­тель или бу­дет ка­кой-ни­будь со­юз чи­та­те­лей, ку­да бу­дут при­ни­мать по кон­кур­су, но жаж­да пи­сать, так ска­зать, твор­че­ский зуд, ни­ку­да не де­лись.

- Вы ко­рот­ко об­мол­ви­лись о цен­зу­ре. В этой свя­зи не мо­гу не по­де­лить­ся ис­то­ри­ей из лич­но­го опы­та: 17-лет­няя дочь «под­су­ну­ла» мне в книж­ном ма­га­зине кни­гу, ко­то­рая на­чи­на­лась с рас­ска­за по­жи­ло­го че­ло­ве­ка под­рост­ку, вы­бро­сив­ше­му ба­тон хле­ба в ур­ну, о бло­кад­ном Ле­нин­гра­де. Па­ру стра­ниц всё бы­ло при­стой­но, а по­том по­шла та­кая ненор­ма­тив­ная лек­си­ка... Дочь ска­за­ла, что это - на­столь­ная кни­га её од­но­класс­ни­ка. И она про­да­ёт­ся в сво­бод­ном доступе, ни­ка­кой мар­ки­ров­ки 18+. Это нор­маль­но?

- Цен­зу­ра - пал­ка о двух кон­цах. Есть мно­го ве­щей, ко­то­рые нас воз­му­ща­ют, но ес­ли мы нач­нём бо­роть­ся с ни­ми, как лет 30-40 на­зад, ни­че­го не по­лу­чит­ся. У ме­ня бы­ла идея свое­об­раз­ной эко­но­ми­че­ской цен­зу­ры: кро­ме воз­раст­но­го лей­б­ла кни­га с ненормативной лексикой долж­на быть упа­ко­ва­на со­от­вет­ству­ю­щим об­ра­зом. И ещё я пред­ла­гал вве­сти на неё до­пол­ни­тель­ный на­лог. Ес­ли ра­бо­та та­лант­ли­вая, то лег­ко по­бе­дит это обре­ме­не­ние, как, на­при­мер, кни­ги Ве­неч­ки Еро­фе­е­ва, а ес­ли че­ло­век бездарный и поль­зу­ет­ся ма­том, по­то­му что ни­че­го дру­го­го не мо­жет, то это её «от­се­ет». Но, на­вер­ное, по­доб­ное пред­ло­же­ние - уто­пи­че­ское и вряд ли бу­дет ре­а­ли­зо­ва­но, ско­рее бра­тья-пи­са­те­ли по­бьют ме­ня за это. Но я в за­си­лье неоправ­дан­ной ненормативной лек­си­ки в ли­те­ра­ту­ре, рав­но как и в на­шей жизни, ни­че­го хо­ро­ше­го не вижу.

КАК ЗА­СТА­ВИТЬ ЧИ­ТАТЬ?

- А ещё, ко­гда я при­хо­жу в книж­ный магазин с же­ла­ни­ем ку­пить что-то но­вое, со­вре­мен­ное, то ча­ще те­ря­юсь из-за огром­но­го вы­бо­ра и в ито­ге ухо­жу с чем-ни­будь клас­си­че­ским или нечи­тан­ным ещё про­из­ве­де­ни­ем ав­то­ра, ко­то­ро­го хо­ро­шо знаю. По­со­ве­туй­те, как ори­ен­ти­ро­вать­ся в со­вре­мен­ном книж­ном мно­го­об­ра­зии? Где «брать» но­вые име­на, ко­то­рые сто­ит про­чи­тать?

- Хо­ро­шим ин­ди­ка­то­ром, ко­го чи­тать или не чи­тать, мо­жет служить ин­сти­тут круп­ных на­ци­о­наль­ных ли­те­ра­тур­ных пре­мий - у нас та­ких немно­го, при­мер­но, 5-7. Боль­шин­ство этих пре­мий со­став­ля­ют длин­ный и ко­рот­кий спис­ки луч­ших про­из­ве­де­ний и опре­де­ля­ют ла­у­ре­а­та. Как пра­ви­ло, в ко­рот­кий спи­сок по­сле про­фес­си­о­наль­но­го экс­перт­но­го си­то по­па­да­ют от 6 до 15 ав­то­ров, и это и есть луч­шая ли­те­ра­ту­ра го­да. Мож­но за­хо­дить на сай­ты та­ких пре­мий, как «Боль­шая кни­га», «Яс­ная По­ля­на», «Рус­ский бу­кер», «На­ци­о­наль­ный бест­сел­лер», смот­реть, кто у них по­пал в ко­рот­кий спи­сок, и эти кни­ги чи­тать. А у пре­мии «Яс­ная По­ля­на», где я - член жю­ри, есть да­же фор­ма по­ощ­ре­ния чи­та­те­лей, ко­то­рые ак­тив­но участ­ву­ют в об­суж­де­нии книг: они мо­гут вы­иг­рать по­езд­ку в му­зей-усадь­бу Ль­ва Тол­сто­го Яс­ная По­ля­на на два дня. Так что, у чи­та­те­лей есть пря­мая мо­ти­ва­ция участ­во­вать в об­суж­де­нии книг.

- Кста­ти, о мо­ти­ва­ции. Сей­час очень мно­го го­во­рят, что на­до воз­вра­щать лю­бовь к кни­ге, воспитывать на­вы­ки чте­ния. Раз­ве мож­но это­го до­бить­ся, так ска­зать, на­силь­ствен­ным об­ра­зом?

- Ду­маю, на­до ис­поль­зо­вать все сред­ства. С од­ной сто­ро­ны, уго­ва­ри­вать и за­вле­кать, при­ду­мы­вать ка­кие-то фор­мы по­ощ­ре­ния чи­та­те­лей. На­при­мер, те же фе­сти­ва­ли. Вот у вас - «Этим ле­том в Ир­кут­ске», в Под­мос­ко­вье За­хар При­ле­пин ор­га­ни­зу­ет ли­те­ра­тур­ный фе­сти­валь «Тра­ди­ция». И на них при­хо­дят лю­ди, по­то­му что им ин­те­рес­на не толь­ко кни­га, но и тот, кто её на­пи­сал. Мож­но при­ду­мы­вать дру­гие ин­те­рес­ные ве­щи: на­при­мер, по­э­ти­че­ские тур­ни­ры или ве­че­ра, на ко­то­рых из­вест­ные ак­тё­ры чи­та­ют со­вре­мен­ных пи­са­те­лей.

Но од­но­вре­мен­но с этим в шко­ле ли­те­ра­ту­ре долж­ны вернуть ста­тус ос­нов­но­го пред­ме­та, как это бы­ло рань­ше. И как рань­ше, долж­но быть обя­за­тель­ное со­чи­не­ние при по­ступ­ле­нии в вуз. Дру­гое де­ло, что оно долж­но быть ме­нее фи­ло­ло­гич­но, а боль­ше по­хо­дить на ре­цен­зию, от­зыв, впе­чат­ле­ние че­ло­ве­ка от про­чи­тан­ных книг. Пи­сать его нуж­но не по шаб­ло­ну, а с эле­мен­том «я ду­маю, я счи­таю».

- За по­след­них не­сколь­ко ме­ся­цев в Ир­кут­ске слу­чи­лось мно­го ли­те­ра­тур­ных со­бы­тий: пер­вый книж­ный фе­сти­валь, на ко­то­рый при­ез­жа­ли со­вре­мен­ные пи­са­те­ли, на днях за­вер­шил­ся куль­тур­ный фе­сти­валь «Бай­калТо­тем», где сде­ла­ли ак­цент на дет­скую кни­гу, а в го­стях по­бы­ва­ли из­вест­ные дет­ские ав­то­ры, сей­час - ве­че­ра «Этим ле­том в Ир­кут­ске» и опять встре­чи с ли­те­ра­то­ра­ми. Не вы­зо­вет та­кое изоби­лие от­тор­же­ния у лю­дей?

- Это тот слу­чай, ко­гда «ка­шу мас­лом не ис­пор­тишь», к то­му же, у Ир­кут­ска есть хо­ро­шая воз­мож­ность разыг­рать кар­ту книж­ной столицы Си­би­ри. Кро­ме то­го, лю­бой фе­сти­валь - это ат­мо­сфе­ра празд­ни­ка, за­до­ра, че­го-то жи­во­го, а для мо­ло­дё­жи кни­га всё-та­ки бо­лее при­вле­ка­тель­на вку­пе ещё с чем-то: ки­но, те­ат­ром, му­зы­кой, встре­ча­ми, об­ще­ни­ем. Я уве­рен, культурой перекормить не­воз­мож­но.

Что­бы вернуть лю­бовь к чте­нию, на­до лю­дей и уго­ва­ри­вать, и за­вле­кать ин­те­рес­ны­ми книж­ны­ми со­бы­ти­я­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.