«ПО­ЯВИ­ЛИСЬ ЕВТУШЕНКОВЕДЫ»

Уже 20 лет ир­кут­ский фи­ло­лог и про­фес­сор из Ха­кас­сии пи­шут кни­ги о жиз­ни по­эта НА ЭТОТ ГОД ВЫ­ПА­ЛА ЦЕ­ЛАЯ ЧЕ­РЕ­ДА ЛИ­ТЕ­РА­ТУР­НЫХ ЮБИ­ЛЕ­ЕВ ЛЮ­ДЕЙ, К КО­ТО­РЫМ ЖИ­ТЕ­ЛИ ПРИ­АН­ГА­РЬЯ ОТ­НО­СЯТ­СЯ С ОСО­БЫМ ТРЕПЕТОМ, ВЕДЬ ВПЕР­ВЫЕ ИХ ИМЕ­НА И ГО­ЛО­СА СТРА­НА УСЛЫ­ША­ЛА ЗДЕСЬ, НА ИР

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Юлия ВЯТКИНА

Жизнь по­вер­ну­лась ина­че. Вес­ной последний пред­ста­ви­тель «ше­сти­де­сят­ни­ков» ушёл из жиз­ни. Но день его рож­де­ния в Ир­кут­ской об­ла­сти не про­шёл ти­хо. По­ми­мо вы­ста­вок и ве­че­ров па­мя­ти в Ир­кут­ске к юби­лею по­эта ир­кут­ский фи­ло­лог Ви­та­лий КОМИН и его то­ва­рищ - про­фес­сор из Ха­кас­сии Ва­ле­рий ПРИЩЕПА из­да­ли тре­тью кни­гу в био­гра­фи­че­ской се­рии «По сту­пе­ням лет. Хроника жиз­ни и твор­че­ства Ев­ге­ния Ев­ту­шен­ко». шен­ко скре­пи­ла их друж­бу и сгла­ди­ла все раз­ли­чия. Они са­ми го­во­рят, что с пер­вых дней зна­ком­ства «под­пи­ты­ва­ют» друг друга. К при­ме­ру, Ви­та­лий Ва­си­лье­вич на­от­рез от­ка­зал­ся да­вать на­ше­му еже­не­дель­ни­ку ин­тер­вью без сво­е­го друга и со­ав­то­ра.

ЗА­ГАД­КА ИЗ ЗИ­МЫ

- Как и ко­гда вы позна­ко­ми­лись с Ев­ту­шен­ко?

Ви­та­лий Комин:

- Я ведь то­же ро­дил­ся в Зи­ме. И там в 1954 го­ду, при­дя в школь­ную биб­лио­те­ку, в аль­ма­на­хе «Но­вая Си­бирь» впер­вые об­на­ру­жил сти­хо­тво­ре­ние Ев­ту­шен­ко. Как сей­час пом­ню: от­кры­ваю стра­ни­цу и на­ты­ка­юсь на на­зва­ние «Го­род дет­ства». Оно на­чи­на­ет­ся со строч­ки «Сой­ти на ти­хой стан­ции Зи­ма…». Чи­таю его, и тут до ме­ня до­хо­дит: бо­же мой, это ведь моя Зи­ма! Я-то счи­тал, что пи­сать сти­хи мож­но о Москве, Ле­нин­гра­де, об Ир­кут­ске, в кон­це кон­цов. А здесь в каж­дой де­та­ли узна­вал свой дом, ме­ста, по ко­то­рым хо­дил каж­дый день. Это же на­до бы­ло опи­сать так точ­но! Я спро­сил у биб­лио­те­ка­ря, кто та­кой Е. Ев­ту­шен­ко. Она при­пом­ни­ла, что во вре­мя вой­ны в Зи­ме жил маль­чик Же­ня, пи­сав­ший сти­хи, но у него бы­ла дру­гая фа­ми­лия. Её от­вет за­пом­нил на всю жизнь, но раз­га­дал его толь­ко спу­стя мно­го лет. Ев­ге­ний ро­дил­ся в Зи­ме, но в два го­да его пе­ре­вез­ли в Моск­ву. Там он окон­чил пер­вый класс, а ко­гда по­до­шли нем­цы, то он сно­ва эва­ку­и­ро­вал­ся в Си­бирь к род­ствен­ни­кам. Так что в Зи­ме Же­ня на­хо­дил­ся все во­ен­ные го­ды и по­том уехал опять в сто­ли­цу. Но жил здесь под фа­ми­ли­ей сво­е­го от­ца - Ган­г­нус. Всем по­нят­но, что в те вре­ме­на та­кие фа­ми­лии вы­зы­ва­ли в лю­дях от­тор­же­ние. Маль­чиш­ки ста­ли драз­нить Же­ню, он да­же от­ка­зы­вал­ся хо­дить в шко­лу, по­это­му ба­буш­ка от­пра­ви­лась в Зи­мин­ский загс и при­пи­са­ла ему фа­ми­лию ма­те­ри. По­сле окон­ча­ния вой­ны в сто­ли­цу он от­пра­вил­ся уже с дру­гой фа­ми­ли­ей.

Лич­но я по­зна­ко­мил­ся с Ев­ге­ни­ем в 1962 го­ду. Спе­ци­аль­но из Зи­мы от­пра­вил­ся в Моск­ву, пред­ва­ри­тель­но об­за­ве­дясь «ре­ко­мен­да­тель­ным» пись­мом от его дя­ди. При встре­че Же­ня дал мне при­гла­си­тель­ный на съём­ки филь­ма «Заста­ва Ильи­ча», где на ка­ме­ру за­пи­сы­ва­ли ве­чер по­э­зии с Бел­лой Ах­ма­ду­ли­ной, Ро­бер­том Рож­де­ствен­ским, Ан­дре­ем Воз­не­сен­ским. То­гда я по­нял, с ка­ки­ми людь­ми имею де­ло...

- Что за­ста­ви­ло вас бук­валь­но по дням и ча­сам вос­ста­нав­ли­вать жизнь по­эта?

В.К.:

- Мы ведь все: Рас­пу­тин, Вам­пи­лов, Прищепа, я - имен­но фи­ло­ло­ги, а не жур­на­ли­сты. Тя­га к то­му, что­бы «ожи­вить» своё фил­фа­ков­ское об­ра­зо­ва­ние, и при­ве­ла ме­ня к мыс­ли о на­пи­са­нии био­гра­фии. Лич­ное зна­ком­ство лишь уси­ли­ло моё стрем­ле­ние. Ва­ле­рий Прищепа:

- А я за­ин­те­ре­со­вал­ся Ев­ту­шен­ко в сту­ден­че­ские го­ды. И кан­ди­дат­скую, и док­тор­скую по­свя­тил ему. Даль­ше - боль­ше.

О ЛЮБ­ВИ И НЕНАВИСТИ

- Ев­ту­шен­ко был про­тив, что­бы дом в Зи­ме, где он жил, на­зы­ва­ли му­зе­ем его име­ни, ведь он «жи­вой че­ло­век». А к сво­им био­гра­фи­ям как от­но­сил­ся? В.П.:

- Мы ра­бо­та­ли са­мо­сто­я­тель­но. Но он о нас знал и да­же сти­хи по это­му по­во­ду на­пи­сал: По­яви­лись евтушенковеды, со­зда­ли свой кро­шеч­ный со­юз. В этом ни­ка­кой мо­ей по­бе­ды. Я со­всем неве­се­ло сме­юсь.

В.К.:

- Же­ня буд­то иро­ни­зи­ро­вал: он-то про се­бя всё знал, а мы что-то тут о нём со­би­ра­ли. Я и Ва­ле­рий, ко­неч­но, немно­го по­ба­и­ва­лись, ко­гда от­да­ва­ли ему в ру­ки первую кни­гу, не зна­ли, как от­не­сёт­ся. Мы же ра­бо­та­ли как фи­ло­ло­ги, по­это­му у нас бы­ли и кри­ти­че­ские за­ме­ча­ния. Ев­ге­ний ми­мо них не про­шёл, дис­ку­ти­ро­вал с на­ми, где-то со­гла­шал­ся, где-то воз­ра­жал, но остав­лял за на­ми пра­во иметь своё мне­ние, как и он сам де­лал в сво­их про­из­ве­де­ни­ях - от­ста­и­вал сво­бо­ду соб­ствен­ных убеж­де­ний. В ито­ге он ска­зал, что ни­кто из мос­ков­ских писателей и жур­на­ли­стов ещё ни­че­го по­доб­но­го не на­пи­сал о нём.

- По­сле не од­но­го де­сят­ка лет ис­сле­до­ва­ний ка­кой вы­вод мо­же­те сде­лать: дей­стви­тель­но «По­эт в Рос­сии боль­ше чем по­эт»?

В.К.:

- Ко­неч­но. Но толь­ко на­сто­я­щий по­эт. Ев­ту­шен­ко од­на­жды ска­зал так: «Я пи­шу сти­хи все­гда от двух пе­ре­пол­ня­ю­щих ме­ня чувств: люб­ви или ненависти». Боль­шин­ство счи­та­ет, что глав­ное - пи­сать о пер­вом. А Ев­ге­ний в сво­ём творчестве от­кры­то за­яв­лял, что он лич­но не при­ни­ма­ет тру­сость, пре­да­тель­ство, под­лость. По­это­му ча­сто был неуго­ден чи­нов­ни­кам.

КНИ­ГА БЕЗ ДО­СТУ­ПА

- В сво­ей по­след­ней кни­ге вы до­шли до 1970 го­да в жиз­ни Ев­ге­ния Алек­сан­дро­ви­ча. Впе­ре­ди ещё 47 лет. Со­би­ра­е­тесь до­во­дить де­ло до кон­ца?

В.К.:

- Ра­зу­ме­ет­ся, толь­ко вот мы ду­ма­ем: до­жи­вём ли, успе­ем? Мо­жет быть, пойдём по де­ся­ти­ле­ти­ям его жиз­ни или вы­бе­рем со­кра­щён­ную по­да­чу ма­те­ри­а­ла. То­гда, воз­мож­но, в пять лет упра­вим­ся. Но Ва­ле­рий воз­ра­жа­ет, го­во­рит: «Да­вай по­ка не бу­дем ста­вить се­бе же­лез­ные рам­ки и сро­ки, ина­че слиш­ком мно­го все­го оста­нет­ся в ар­хи­вах». Но да­же ес­ли мы что-то не успе­ем, то, на­де­юсь, за нас это сде­ла­ют дру­гие, по­то­му что ин­те­рес на­ро­да к ве­ли­ким лю­дям был и бу­дет все­гда.

- Я ви­жу, что ти­раж ва­ших хро­ник неболь­шой - 300, 500 эк­зем­пля­ров. Нас­коль­ко они во­об­ще до­ступ­ны читателям?

В.П.:

- Из­да­ём их сво­и­ми си­ла­ми, по­это­му де­нег на мно­го­ты­сяч­ные ти­ра­жи у нас нет. При­об­ре­тать кни­ги мо­гут по­ка лишь жи­те­ли Ир­кут­ской об­ла­сти, по­то­му что они есть толь­ко у нас. На со­зда­ние элек­трон­но­го ва­ри­ан­та со­гла­сия не да­ём: лю­бим кни­гу за то, что её мож­но дер­жать в ру­ках. Ка­кую-то часть от­да­ём в мест­ные книж­ные ма­га­зи­ны. Чест­но ска­жу, там на них де­ла­ют бе­ше­ную на­цен­ку, но пре­пят­ство­вать это­му не в на­ших си­лах. Мы стал­ки­ва­ем­ся с те­ми же са­мы­ми ком­мер­че­ски­ми про­бле­ма­ми, что и дру­гие творческие лю­ди - му­зы­кан­ты, ки­не­ма­то­гра­фи­сты: ты что-то со­здал, а пу­стить в на­род не мо­жешь. Смеш­но по­лу­ча­ет­ся: Яку­тия и Бу­ря­тия са­ми го­то­вы при­об­ре­сти кни­ги о Ев­ту­шен­ко для сво­их биб­лио­тек, а в Ир­кут­ске нам при­шлось уго­ва­ри­вать ми­ни­стер­ство куль­ту­ры это сде­лать. Уго­во­ри­ли. Те­перь пер­вая и вто­рая часть хро­ни­ки есть в го­род­ских биб­лио­те­ках и ско­ро долж­ны появиться в круп­ных го­ро­дах об­ла­сти. Ко­гда тре­тья кни­га по­лу­чит до­ступ к ши­ро­кой ауди­то­рии, мы, к со­жа­ле­нию, не зна­ем.

Фо­то ав­то­ра

Фи­ло­ло­гов Ва­ле­рия При­ще­пу (сле­ва) и Ви­та­лия Ко­ми­на объ­еди­ни­ла лю­бовь к твор­че­ству по­эта.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.