НА «КРЫ­ШЕ МИ­РА»

Ир­ку­тя­нин, по­ко­рив­ший Эве­рест, ­ о том, что тянет че­ло­ве­ка к вер­ши­нам планеты

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

вос­хож­де­ние, и ска­зал, что хо­чу пой­ти с ни­ми. Ме­ня спро­си­ли, ку­да уже под­ни­мал­ся. Услы­шав от­вет: «Ни­ку­да», они ска­за­ли: «Со­би­рай­тесь, толь­ко сна­ча­ла вы­би­рай­те, где пред­по­чи­та­е­те уме­реть - на подъ­ёме или на спус­ке? Под­го­товь­тесь луч­ше сна­ча­ла». С то­го мо­мен­та я все­рьёз за­нял­ся аль­пи­низ­мом, по­сте­пен­но «на­би­рал» вы­со­ту: 5700 м, 6400 м и т.д. При­ш­лось силь­но по­тру­дить­ся, что­бы за пять лет на­вер­стать то, к че­му готовятся де­ся­ти­ле­тия.

Слож­нее да­лась не фи­зи­че­ская, а мо­раль­ная под­го­тов­ка. На­до бы­ло учесть лю­бой ис­ход. На вос­хож­де­ние ухо­дит не мень­ше двух ме­ся­цев, я на­стра­и­вал близ­ких, при­во­дил в по­ря­док все де­ла, со­ста­вил за­ве­ща­ние - «сбо­ры» на встре­чу с мечтой бы­ли нелёг­ки­ми. Но мно­гое за­ви­се­ло от по­го­ды. Есть все­го два-три дня в го­ду, ко­гда го­ра под­пус­ка­ет к сво­ей вер­шине лю­дей. На­ша груп­па успе­ла про­ско­чить. А, на­при­мер, в 2015 го­ду на Эве­рест во­об­ще ни­кто не под­ни­мал­ся, там бы­ли ле­до­па­ды, лю­ди гиб­ли.

- Ты­ся­чи лю­дей ин­те­ре­су­ет, за­чем че­ло­век идёт ту­да, где при­ро­да его не ждёт?

- Ко­гда под­ни­мал­ся на Джо­мо­лунг­му, для ме­ня это был слож­ный во­прос, но сей­час точ­но знаю, для че­го лю­ди хо­дят в го­ры, хо­тя многие го­во­рят, что на это нет от­ве­та. Есть! Что- бы стать силь­нее. Слож­но вый­ти из зо­ны ком­фор­та, ко­гда у вас всё хо­ро­шо: есть се­мья, квар­ти­ра, ма­ши­на, день­ги. За­чем ку­да-то ехать, рис­ко­вать жиз­нью, спать в па­лат­ке, бо­роть­ся с тош­но­той, гря­зью, хо­ло­дом? За­ста­вить се­бя раз­дви­нуть гра­ни­цы сво­их воз­мож­но­стей нере­аль­но труд­но. Но ко­гда до­би­ва­ешь­ся сво­е­го воз­вра­ща­ешь­ся окры­лён­ным и счаст­ли­вым человеком.

ВПЕ­РЕ­ДИ АНТАРКТИДА

- Что бы­ло са­мым страш­ным в ва­шей аль­пи­нист­ской ка­рье­ре?

- Не­при­ят­ный случай про- изо­шёл на вер­шине Ме­ра Пик (6476 м) в Ги­ма­ла­ях. Груп­па по­па­ла в жут­кую непо­го­ду. Все, кто шёл пе­ред на­ми, раз­во­ра­чи­ва­лись об­рат­но, а мы риск­ну­ли ид­ти даль­ше. Сби­лись с пу­ти, у нас не ра­бо­та­ли спутник и на­ви­га­ция, мы не по­ни­ма­ли, где вер­ши­на. В ка­кой-то мо­мент я по­ду­мал, что, ско­рее все­го, не вер­нусь. Хо­ро­шо пом­ню своё чув­ство оби­ды, которое то­гда за­хлест­ну­ло: всё зря, лад­но бы это был Эве­рест, но по­гиб­нуть без­дар­но, впу­стую на ка­кой-то ни­ко­му неиз­вест­ной горе... Но вдруг буквально на 5-10 ми­нут пур­га стих­ла и мы уви­де­ли, ку­да нуж­но ид­ти. По­го­да да­ла нам шанс выжить.

- То есть не Эве­рест был наи­бо­лее тя­жё­лым ис­пы­та­ни­ем?

- Нет, Эве­рест про­сто са­мая вы­со­кая и из­вест­ная го­ра, «кры­ша ми­ра», как её на­зы­ва­ют. Вот все о ней и спра­ши­ва­ют. Но на на­шей пла­не­те мно­же­ство дру­гих - бо­лее кра­си­вых и бо­лее опас­ных вер­шин, на­при­мер К2, или Чо­го­ри. Она чуть ни­же Джо­мо­лунг­мы, на ней по­ги­ба­ет половина вос­хо­ди­те­лей.

- Оста­но­вить­ся не со­би­ра­е­тесь?

- Сре­ди аль­пи­ни­стов все­го ми­ра есть зна­ме­ни­тая «программа» - семь вер­шин. Её суть в том, что­бы в каж­дой ча­сти света взо­брать­ся на са­мую вы­со­кую го­ру и са­мый вы­со­кий вул­кан. Кто-то про­хо­дит толь­ко го­ры, а кто-то вул­ка­ны. Я в си­лу сво­ей при­род­ной жад­но­сти хо­чу прой­ти и то, и дру­гое и до­ба­вить к это­му ещё два по­лю­са. В мо­ём спис­ке остались три це­ли, и все они на­хо­дят­ся в Ан­тарк­ти­де, во всех осталь­ных ча­стях света я уже по­бы­вал.

ГО­РЫ «ФИЛЬТРУЮТ» ЛЮ­ДЕЙ

- Ста­ли бы ко­го-ни­будь от­го­ва­ри­вать от за­ня­тий аль­пи­низ­мом?

- Раз­ве что сво­их детей. Пусть они осва­и­ва­ют что-ни­будь дру­гое, за­чем им по­вто­рять мой путь? Я счи­таю, что­бы се­мья бы­ла устой­чи­вой и по­сто­ян­но раз­ви­ва­лась, её чле­ны не должны упи­рать­ся в од­ну точку опо­ры. К то­му же, ду­маю, мои доч­ки и не за­хо­тят за­нять­ся та­ким нежен­ским ви­дом спор­та. Хо­тя под­ни­мал­ся в го­ры с жен­щи­на­ми и знаю, что они на­дёж­ные и вы­нос­ли­вые на­пар­ни­ки.

- Вы ду­ма­ли пре­вра­тить увле­че­ние в про­фес­сию?

- Мне ка­жет­ся, это про­фес­сия мо­ло­дых ро­ман­ти­ков. В 25-35 лет вы мо­же­те во­дить лю­дей на вер­ши­ны. Но в ка­кой-то мо­мент при­дёт­ся ли­бо осте­пе­нить­ся, ли­бо навсегда от­ка­зать­ся от «зем­ной» жиз­ни и се­мьи. У ме­ня есть мно­го дру­гих лю­би­мых дел, по­это­му ни­ко­гда не со­би­рал­ся по­свя­тить жизнь толь­ко го­рам.

- На­вер­ня­ка стал­ки­ва­лись с непри­яз­нью дру­гих лю­дей, ко­то­рые говорили, что вы за­ни­ма­е­тесь глу­по­стя­ми и су­ма­сброд­ством?

- Ко­неч­но. Толь­ко в дис­кус­сии не всту­паю и ни­ко­му ни­че­го не на­вя­зы­ваю. Я жи­ву так, что­бы быть в гар­мо­нии со всем окру­жа­ю­щим ми­ром. Ко­му нуж­на по­мощь и со­ве­ты - рад по­мочь. С те­ми, кто счи­та­ет ме­ня ду­ра­ком, не спо­рю. У каж­до­го своя си­сте­ма цен­но­стей. Ко­го-то го­ры цеп­ля­ют, а ко­го-то от­тал­ки­ва­ют. Но я за­ме­тил, что, чем вы­ше го­ра, тем бо­лее се­рьёз­ные лю­ди ту­да хо­дят. Вер­ши­ны - от­лич­ный че­ло­ве­че­ский «фильтр». Те, у ко­го внут­ри есть ка­кая-то мо­раль­ная «гни­лость» или мел­кая ду­ша, от­се­и­ва­ют­ся на низ­ких вы­со­тах. На вер­хуш­ках ми­ра встре­ча­ешь лю­дей, ко­то­рые мно­го­го до­би­лись в жиз­ни, на­сто­я­щие про­фес­си­о­на­лы сво­е­го де­ла - будь то врач, хи­мик или яхтс­мен.

На фо­то В. Лач­ка­рёв в пол­ной эки­пе­ров­ке на спус­ке с са­мой вы­со­кой го­ры на Зем­ле.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.