ПЕ­РЕ­ЛИ­ВЫ ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИЙ

Экс­пе­ри­мен­таль­ный ху­дож­ник из Пе­тер­бур­га со­здал се­рию кар­тин о ду­хе Бай­ка­ла

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ГРАНИ ЖИЗНИ -

мо­гут ра­бо­тать ху­дож­ни­ки. Ве­дёт ту­да ед­ва ли не по­тай­ная дверь по лест­ни­це в один из ма­га­зи­нов. Ко­гда под­ни­ма­ешь­ся - да­же не сра­зу её за­ме­ча­ешь. Как в сказ­ках, за по­тай­ной две­рью тво­рит­ся вол­шеб­ство: по бе­лым и чёр­ным хол­стам рас­те­ка­ют­ся цвет­ные пе­ре­ли­вы. Да­же крас­ки у ху­дож­ни­ка ка­кие-то чуд­ные: пахнут не хи­ми­ей и спир­том, а цве­та­ми - ла­ван­дой. Хо­тя цвет у них не ла­ван­до­вый. В си­ре­не­вых мяг­ких от­тен­ках Са­ша вы­пол­нял преды­ду­щую ра­бо­ту. До пу­те­ше­ствия на Бай­кал он от­пра­вил­ся на Ба­ли, что­бы на­ри­со­вать свои впе­чат­ле­ния от это­го рай­ско­го ост­ро­ва меж­ду Ти­хим и Ин­дий­ским оке­а­на­ми.

На ба­лий­ских кар­ти­нах - лёг­кая дым­ка и об­ла­ка. Как го­во­рит Са­ша, он по­пал в Ин­до­не­зию в пе­ри­од до­ждей, ко­гда там всё вре­мя ви­сят ту­ма­ны, по­это­му и ра­бо­ты по­лу­чи­лись мяг­ки­ми, в па­стель­ных от­тен­ках. Бай­кал Са­ша уви­дел дру­гим.

- Озе­ро обыч­но лю­дям пред­став­ля­ет­ся ка­ким-то синим на­вер­ное, из-за льда. Но ко­гда я при­е­хал на Оль­хон, лёд был прак­ти­че­ски бе­лым, - рас­ска­зы­ва­ет ху­дож­ник. - Для ме­ня Бай­кал от­крыл­ся со­всем дру­гим: зо­ло­тые хол­мы из-за ста­рой тра­вы и го­лу­бое небо, ост­ров по­ка­зал­ся мне очень ма­те­ри­аль­ным - там чув­ству­ет­ся си­ла зем­ли, её дух, по­это­му и цве­та я вы­би­рал для сво­их ра­бот зем­ли­стые, жёл­то-ко­рич­не­вые. Ну и го­лу­бой на вто­ром плане. Ос­нов­ная часть мо­е­го пу­те­ше­ствия при­шлась на Оль­хон, но мне уда­лось уви­деть ещё Та­же­ран­скую степь и ме­сто, где в Бай­кал впа­да­ет ре­ка Ан­га. И, на­вер­ное, это впе­чат­ли­ло ме­ня да­же боль­ше. Там я за­стал по­тря­са­ю­щий мо­мент: яр­кий ро­зо­вый закат, ко­то­рый от­ра­жал­ся в плав­ных ли­ни­ях ре­ки. Мне ка­жет­ся, мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство яр­ких цве­тов я взял от­ту­да. В этой се­рии кар­тин боль­шой ак­цент имен­но на цве­те, но в ос­нов­ном на глу­хих и тём­ных от­тен­ках.

Это пу­те­ше­ствие для Са­ши уже вто­рая встре­ча с Бай­ка­лом, впер­вые ху­дож­ник уви­дел озе­ро па­ру лет на­зад, ко­гда по­бы­вал в Листвян­ке. Но то­гда оно его не по­ра­зи­ло.

- Я ро­дил­ся на Ура­ле - у нас там мно­го озёр. Ка­ких-то осо­бых ощу­ще­ний от Бай­ка­ла я в свою первую по­езд­ку пой­мать не успел: был в Листвян­ке все­го два ча­са, мне во­об­ще ка­жет­ся, что это не то ме­сто, от­ку­да сле­ду­ет на­чи­нать зна­ком­ство с озе­ром, - за­ме­ча­ет ху­дож­ник. - Оль­хон - со­всем дру­гое де­ло: хол­мы, ре­льеф, ви­ды со­вер­шен­но дру­гие, свет по-ино­му па­да­ет. Там ты ви­дишь не про­сто во­ду пе­ред со­бой, а тот са­мый Бай­кал.

НЕ ПРО­СТО РАСПЛЁСКАННАЯ КРАС­КА

Свои эмо­ции от бай­каль­ской при­ро­ды Са­ша во­пло­тил в 13 аб­стракт­ных кар­ти­нах, при­том все вну­ши­тель­но­го фор­ма­та: два на пол­то­ра мет­ра и да­же два на три. Це­лой се­рии из та­ких боль­ших ра­бот ху­дож­ник ещё ни­ко­гда не де­лал.

До сих пор в об­ще­стве есть сте­рео­тип, что аб­страк­ция - не на­сто­я­щее ис­кус­ство: мол, по­ста­вить пят­на чер­нил на холст мо­жет каж­дый. Од­на­ко Са­ша уве­рен, что аб­стракт­ную жи­во­пись де­ла­ет на­сто­я­щим ис­кус­ством имен­но контекст - гру­бо го­во­ря, то, что по­вли­я­ло на ху­дож­ни­ка рас­плес­кать чер­ни­ла имен­но так, как он это сде­лал.

- Ес­ли го­во­рить о та­ких «мон­страх» аб­страк­ции, как Кан­дин­ский и Ма­ле­вич, то их контекст - это ре­во­лю­ция, а кар­ти­ны - их ма­ни­фест. В мо­ём слу­чае важ­но не столько внеш­нее, сколь­ко внут­рен­нее - я по­лу­чаю вдох­но­ве­ние, на­при­мер, от при­ро­ды Бай­ка­ла, ко­па­юсь в се­бе, на­хо­жу внут­ри цен­ность и о ней рас­ска­зы­ваю сво­и­ми ра­бо­та­ми. Я пы­та­юсь по­нять, что чув­ствую, и го­во­рю об этом лю­дям. На­ту­ру и ма­те­ри­ал для раз­мыш­ле­ний мне ин­те­рес­нее все­го брать у при­ро­ды - да­же пу­те­ше­ствуя по Ев­ро­пе, ин­те­рес­но вдох­нов­лять­ся не ар­хи­тек­ту­рой, а вы­ез­жать за пре­де­лы ме­га­по­ли­сов. Мне с боль­шей ве­ро­ят­но­стью по­нра­вит­ся де­рев­ня, чем боль­шой го­род, - по­яс­ня­ет Са­ша.

По­гру­зить­ся в его твор­че­ский мир и уви­деть си­бир­скую при­ро­ду его гла­за­ми зри­те­лям по­мо­жет фильм. Вме­сте с Са­шей в пу­те­ше­ствие от­пра­вил­ся его друг - ви­део­граф из се­вер­ной сто­ли­цы Ни­ки­та Пис­кор­ский, ко­то­рый помог ху­дож­ни­ку ожи­вить его по­лот­на.

- Ещё на Ба­ли я по­нял, что мне ин­те­рес­но по­бы­вать в но­вом для ме­ня ме­сте и изу­чить его с по­мо­щью фо­то и ви­део. Так у ме­ня воз­ник­ла идея ани­ми­ро­вать свои ра­бо­ты в про­стран­стве. На Ба­ли я всё де­лал сам, это бы­ла свое­об­раз­ная под­го­тов­ка к Бай­ка­лу. Здесь мне помог Ни­ки­та. Его фильм, в ко­то­ром бу­дут и пей­за­жи озе­ра, и мои ра­бо­ты, и я сам, по­мо­жет со­еди­нить зри­те­ля с мо­и­ми кар­ти­на­ми, без слов по­ка­зать, что это не про­сто расплёсканная крас­ка, и дать тот са­мый контекст, - го­во­рит Са­ша.

В пер­спек­ти­ве ху­дож­ник хо­чет раз­ви­вать имен­но это на­прав­ле­ние - со­еди­нять аб­стракт­ную жи­во­пись, ани­ма­цию, ви­део и му­зы­ку, что­бы кар­ти­ны из плос­ко­сти вы­хо­ди­ли в ин­стал­ля­ции и ожи­ва­ли на гла­зах у зри­те­лей.

Са­ша ри­су­ет кар­ти­ны, не ка­са­ясь их ру­ка­ми: дви­же­ние крас­ки ре­гу­ли­ру­ет воз­ду­хом, по­кры­ва­ет ла­ком, су­шит.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.