ОСТРОСЮЖЕТНАЯ РА­БО­ТА

От­ли­ча­ют­ся ли экран­ные буд­ни уго­лов­но­го розыска от ре­аль­но­сти?

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ЛИЦА - На­та­лия ГОРБАНЬ

уго­лов­но­го розыска, про­ра­бо­тав­ший в ми­ли­ции на тот мо­мент пол­то­ра го­да, счи­тал­ся уже опыт­ным со­труд­ни­ком. Кто пол­го­да ра­бо­тал, уже счи­тал­ся опе­ра­тив­ни­ком. Прак­ти­че­ски все - без юри­ди­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния: кто во­ен­ный, кто гео­лог, кто лёт­чик. Сле­до­ва­тель - вы­пуск­ник юри­ди­че­ско­го фа­куль­те­та пуш­но-ме­хо­во­го тех­ни­ку­ма. В об­щем, ми­ли­ция то­гда бы­ла при­мер­но та­кая, как по­сле ре­во­лю­ции 1917-го, - ра­бо­че-крестьянская.

Усло­вия ра­бо­ты то­же под стать: од­на ма­ши­на на весь уго­лов­ный ро­зыск, и та за­во­ди­лась «с тол­ка­ча». Зар­пла­ту не пла­ти­ли по че­ты­ре ме­ся­ца. Но мы же со­вет­ские лю­ди, идеологически вос­пи­тан­ные, нам к труд­но­стям не при­вы­кать. Глав­ное, бы­ла ра­бо­та, кол­лек­тив, цель.

- Вы своё де­ло пер­вое помни­те?

- Про­стей­шее - но­же­вое ра­не­ние, кровь, квар­ти­ра… По­че­му-то очень запомнилось дру­гое, за ко­то­рое я до­сроч­но лю­ди, име­ю­щие от­но­ше­ние к этой шко­ле. По­бе­се­до­вал с од­ним то­ва­ри­щем, он про­яс­нил немно­го кар­ти­ну. Я по­ехал по ад­ре­су, а там и день­ги ока­за­лись. Пом­ню, но­че­вал в об­ним­ку с меш­ком - здо­ро­вым, чёр­ным для мусора, в ко­то­ром они ле­жа­ли, у се­бя в ка­би­не­те, по­ка утром не при­шли сле­до­ва­те­ли. А огра­би­ли учи­те­лей сын од­но­го из них и во­ди­тель, ор­га­ни­зо­вал же их и кон­суль­ти­ро­вал опыт­ный бан­дит. День­ги, кста­ти, у него в квар­ти­ре и бы­ли.

- А са­мое слож­ное?

- Их мно­го бы­ло. Но са­мые слож­ные - это не рас­кры­тые до сих пор боль­шие объ­ём­ные де­ла, свя­зан­ные с ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью, бан­дит­ски­ми со­об­ще­ства­ми. Да­же ес­ли ты зна­ешь, кто со­вер­шил пре­ступ­ле­ние, но не су­мел это­го до­ка­зать и до­ве­сти де­ло до су­да, оно счи­та­ет­ся не рас­кры­тым.

- Вас гне­тут та­кие «недо­дел­ки»?

- Эмо­ци­о­наль­ная со­став­ля­ю­щая бы­ла по мо­ло­до­сти, а с опы­том учишь­ся вос­при­ни­мать та­кую си­ту­а­цию как дан­ность. Не нуж­но всё че­рез своё серд­це про­пус­кать, ина­че дол­го не про­жи­вёшь в на­шей про­фес­сии. На­до фи­ло­соф­ски на всё смот­реть.

- Ни­ко­го не при­хо­ди­лось уби­вать?

- Нет, за­чем? Как го­во­рит­ся, доб­рое сло­во и пи­сто­лет Ма­ка­ро­ва все­гда при­во­ди­ли к кон­сен­су­су. Хо­тя бы­ли де­ла, ко­гда без стрель­бы не об­хо­ди­лось.

УГО­ЛОВ­НАЯ «ШЕЛУХА» НЕ В МО­ДЕ

- А как вы оце­ни­ва­е­те со­вре­мен­ную кри­ми­наль­ную об­ста­нов­ку в Ир­кут­ске? Вы же на­вер­ня­ка сле­ди­те за тем, что про­ис­хо­дит в го­ро­де, об­ла­сти? Сей­час пи­шут, что в на­шей об­ла­сти сни­жа­ет­ся пре­ступ­ность. Это дей­стви­тель­но так?

- Сни­жа­ет­ся. И до­ста­точ­но се­рьёз­но. Я сам в на­уч­ных це­лях за­ни­мал­ся ана­ли­зом кри­ми­наль­ной си­ту­а­ции в го­ро­де за пять лет - в част­но­сти, срав­нил данные по од­но­му на­прав­ле­нию - кра­жи ав­то­мо­би­лей. Помни­те, од­но вре­мя бич был та­ких пре­ступ­ле­ний? Так вот за пять по­след­них лет про­изо­шло их сни­же­ние в 3,5 ра­за! Ни на де­сять, два­дцать слу­ча­ев, ни в два ра­за, а в три с по­ло­ви­ной. Так­же се­рьёз­но со­кра­ти­лась и улич­ная пре­ступ­ность.

- С чем это свя­за­но, на ваш взгляд? Вы­рос­ло бла­го­со­сто­я­ние лю­дей, по­это­му они ста­ли мень­ше на­ру­шать за­кон?

- Здесь мно­го со­став­ля­ю­щих. На уро­вень пре­ступ­но­сти в том или ином ре­ги­оне влияют по­ряд­ка двухсот со­став­ля­ю­щих, и толь­ко око­ло 18 из них име­ют от­но­ше­ние к ра­бо­те пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. Я счи­таю, что в Ир­кут­ской об­ла­сти на­учи­лись ре­шать про­бле­мы ком­плекс­но: и про­фи­лак­ти­че­ски, и опе­ра­тив­но-ро­зыск­ны­ми ме­то­да­ми, и при­ня­ти­ем ре­ги­о­наль­ных за­ко­нов, и бо­лее плот­ным вза­и­мо­дей­стви­ем по­ли­ции с на­се­ле­ни­ем. Да и мно­гие лю­ди пе­ре­оце­ни­ва­ют сей­час своё от­но­ше­ние к жиз­ни в по­зи­тив­ную сто­ро­ну. Это, кста­ти, вид­но по се­го­дняш­ним мо­ло­дым лю­дям: у них при­о­ри­те­ты и цен­но­сти немно­го дру­гие. Мо­жет быть, на наш взгляд, бо­лее мер­кан­тиль­ные. На­при­мер, они хо­тят стать успеш­ны­ми, а для это­го не нуж­но упо­треб­лять нар­ко­ти­ки, ку­рить, не дай бог - по­пасть под уго­лов­ную от­вет­ствен­ность, по­то­му что это за­кро­ет мно­гие воз­мож­но­сти на жиз­нен­ном пу­ти. По­это­му вся уго­лов­ная «шелуха», ко­то­рая в 90-х го­дах бы­ла по­пу­ляр­ной у молодёжи, сей­час уже не ко­ти­ру­ет­ся. А от то­го, бедный че­ло­век или бо­га­тый, пре­ступ­ность ча­ще все­го не за­ви­сит. Я в этом убе­дил­ся на соб­ствен­ном 23-лет­нем опы­те.

- Олег Алек­сан­дро­вич, а вы смот­ри­те ми­ли­цей­ские се­ри­а­лы? Ведь их сей­час так мно­го, что ка­жет­ся - ни­че­го дру­го­го нет.

- Из всех ми­ли­цей­ских се­ри­а­лов ме­ня ещё в кон­це де­вя­но­стых по­ра­зил фильм «Ули­цы раз­би­тых фо­на­рей». Я слу­чай­но за­це­пил­ся взгля­дом за него и не по­ве­рил, что та­кое мо­гут по­ка­зы­вать по телевизору. То, что в нём сни­ма­ли в пер­вых се­ри­ях, это бы­ла ре­аль­ная дей­стви­тель­ность то­го вре­ме­ни: в ка­ких усло­ви­ях мы ра­бо­та­ли, как ра­бо­та­ли. Но по­том пе­ре­стал смот­реть, по­то­му что ре­аль­ность за­кон­чи­лась. И ни­ка­кие дру­гие не смот­рю. Всё это - сказ­ки.

За 5 по­след­них лет уго­ны ав­то в Ир­кут­ске со­кра­ти­лись в 3,5 ра­за.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.