ЧЕ­ЛО­ВЕК, КО­ТО­РО­МУ ВЕРИЛИ

20 но­яб­ря Ми­ха­и­лу Улья­но­ву ис­пол­ни­лось бы 90 лет

AiF Vologodskaya Oblast (Vologda) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - 1964 г. 1967-1970 гг. 1968-1972 гг. 1999 г. Фо­то пресс-служ­бы РВИО

«У НЕГО БЫ­ЛА МЯГКАЯ, РАНИМАЯ, ШИРОКАЯ, НО ПРИ ЭТОМ НЕ ОЧЕНЬ УВЕРЕННАЯ В СЕ­БЕ ДУ­ША», - ВСПО­МИ­НА­ЕТ ДОЧЬ ВЕ­ЛИ­КО­ГО АКТЁРА ЕЛЕ­НА.

ПОНТИЙ ПИЛАТ ПЕРЕПЛЮНЕТ

ЛЮ­БО­ГО

- Пред­ставь­те толь­ко: в го­лод­ные во­ен­ные вре­ме­на (а это был 1944 г.) па­па из глу­хо­го си­бир­ско­го го­род­ка Та­ра от­пра­вил­ся по­ко­рять Омск, а за­тем Моск­ву, - по­де­ли­лась сво­и­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми с «АиФ» дочь актёра и ре­жис­сё­ра Еле­на УЛЬЯНОВА. - Про­стой кре­стьян­ский па­рень ощу­тил в се­бе эту твор­че­скую жил­ку, по­тя­нул­ся к све­ту, на­шёл в се­бе му­же­ство, а глав­ное

- со­хра­нил этот твор­че­ский по­лёт, прой­дя слож­ней­ший путь от си­бир­ской Та­ры до сце­ны Вах­тан­гов­ско­го те­ат­ра.

Ка­за­лось бы, неча­сто уда­ёт­ся из са­мых ни­зов про­рвать­ся на­верх, а зна­чит - сто­ит ли на­пря­гать­ся? Но как раз судь­ба от­ца - сти­мул для тех, кто сей­час не ве­рит в свои си­лы, не хо­чет рис­ко­вать, бо­ит­ся. Вот он - смог.

Пе­ре­ло­мил ли Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич судь­бу или судь­ба про­сто бла­го­во­ли­ла ему, те­перь ска­зать слож­но. Но так сло­жи­лось, что во время вой­ны Вах­тан­гов­ский те­атр ока­зал­ся в эва­ку­а­ции имен­но в Ом­ске, где в тот мо­мент учил­ся юный

«Пред­се­да­тель»,

«Штри­хи к порт­ре­ту Ле­ни­на»,

«Осво­бож­де­ние»,

«Во­ро­ши­лов­ский стре­лок», Ми­ша. И ко­гда в 1947 г. уже в Москве вах­тан­гов­ские мэт­ры на­би­ра­ли пер­вый по­сле­во­ен­ный курс в Щу­кин­ское учи­ли­ще, они вряд ли мог­ли от­ка­зать ом­ско­му па­рень­ку. «Будь я ро­дом из Хабаровска или Уфы, воз­мож­но, по­лу­чил бы от во­рот по­во­рот, - пи­сал в сво­ей ав­то­био­гра­фии Улья­нов неза­дол­го до смер­ти. Ка­кие стран­ные со­бы­тия и сов­па­де­ния пре­сле­ду­ют нас на жиз­нен­ном пу­ти. И ак­тёр­ская судь­ба так­же пол­на неожи­дан­но­стей... Я ока­зал­ся удач­ли­вым на ро­ли и в раз­ное время иг­рал Ри­чар­да III, Ле­ни­на, Ста­ли­на, На­по­лео­на, Сте­па­на Ра­зи­на, Во­ро­ши­ло­ва и Жу­ко­ва...»

Ко­неч­но, как ак­тёр Ми­ха­ил Улья­нов у мно­гих ас­со­ци­и­ру­ет­ся в первую оче­редь с Геор­ги­ем Жу­ко­вым. Ле­ген­дар­но­го мар­ша­ла он иг­рал в раз­ных филь­мах на про­тя­же­нии по­чти 25 лет. Боль­шин­ство ар­ти­стов очень не лю­бят, ко­гда ре­жис­сё­ры на­чи­на­ют экс­плу­а­ти­ро­вать од­на­ж­ды уже во­пло­щён­ный ими об­раз. Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич же это­го ни­чуть не бо­ял­ся. Хо­тя, ко­гда ему впер­вые пред­ло­жи­ли сыг­рать Жу­ко­ва, он ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зал­ся - по­счи­тал, что на­род мар­ша­ла По­бе­ды любит и слиш­ком хо­ро­шо зна­ет, а зна­чит, брать на се­бя та­кую от­вет­ствен­ность про­сто страш­но. Од­на­ко ре­жис­сёр Юрий Озе­ров по­шёл на так­ти­че­скую хит­рость. Он по­пе­нял Ми­ха­и­лу Алек­сан­дро­ви­чу: «Жаль-жаль, по­то­му что, ко­гда я ска­зал Геор­гию Кон­стан­ти­но­ви­чу, что иг­рать бу­дет Улья­нов, он от­ве­тил: «Ну что ж, я это­го актёра знаю. Вполне ве­ро­ят­но, что он мо­жет спра­вить­ся с та­кой за­да­чей». И Улья­нов со­гла­сил­ся.

Не стать за­лож­ни­ком од­но­го об­ра­за ар­ти­сту поз­во­ли­ли и всё та же уда­ча, и, ко­неч­но, мас­штаб та­лан­та. Он не про­сто не бо­ял­ся брать­ся за ро­ли от­ри­ца­тель­ных пер­со­на­жей, но де­лал это с удо­воль­стви­ем. Та­кая за­да­ча бы­ла ему по-ак­тёр­ски ин­те­рес­на, пусть да­же каж­дый раз по­сле ро­ли оче­ред­но­го мер­зав­ца или пре­да­те­ля на него об­ру­ши­ва­лась мас­са нега­ти­ва. Слиш­ком уж он был убе­ди­тель­ным, ор­га­нич­ным в кад­ре, на сцене, на­при­мер, по­сле то­го как Улья­нов сыг­рал под­лень­ко­го, из­во­рот­ли­во­го ге­роя в филь­ме «Без сви­де­те­лей», иные про­сто­душ­ные зри­те­ли об­ру­га­ли его по­след­ни­ми сло­ва­ми.

Клей­ми­ли, впро­чем, не толь­ко за ро­ли. Ска­жем, по­сле то­го как в 1993 г. Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич во­шёл в со­став Ко­ми­те­та под­держ­ки Бо­ри­са Ель­ци­на, на него по­сы­па­лись письма в ду­хе «Да вам не Жу­ко­ва на­до иг­рать, а пре­да­те­ля Вла­со­ва!» Как на это ре­а­ги­ро­вал Улья­нов? За­дум­чи­во: «А что, за роль ге­не­ра­ла Вла­со­ва я бы взял­ся, это ин­те­рес­но. Сыг­рал же я в своё время Пон­тия Пи­ла­та, пре­дав­ше­го Хри­ста и умыв­ше­го ру­ки... А по ча­сти пре­да­тель­ства Понтий Пилат переплюнет лю­бо­го».

«МИ­ША, ТЫ НЕПРАВ!»

- Тё­тя Ри­та, род­ная сест­ра па­пы, рас­ска­зы­ва­ла: «Ми­ша, ко­гда ма­лень­кий был, всё время мол­чал. Его ма­ма на­зы­ва­ла «На­шёл - мол­чи, по­те­рял - мол­чи». Вот он та­кой и был, - про­дол­жа­ет рас­сказ Еле­на Ульянова. - Ко­гда при­хо­дил до­мой, мы спра­ши­ва­ли: «Ну как де­ла, па­па?» - «Всё нор­маль­но». Хо­тя мог быть сине-зе­лё­ным от уста­ло­сти. У него бы­ла жут­ко мягкая, ранимая, широкая и не очень уверенная в се­бе ду­ша.

Су­пру­га Ми­ха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча, ак­три­са Ал­ла Пар­фа­ньяк, с ко­то­рой он счаст­ли­во про­жил всю жизнь, на­зы­ва­ла его че­ло­ве­ком че­ты­рёх «Н» - Нет, Нель­зя, Неудоб­но, Не­при­лич­но. Он не мог ни­ко­му от­ка­зать, при этом для се­бя ни­ко­гда и ни­че­го не про­сил.

- У нас до­ма ря­дом с рас­пи­са­ни­ем его спек­так­лей ви­сел лист бу­ма­ги, ко­то­рый я на­зы­ва­ла «спис­ком доб­рых дел», рас­ска­зы­ва­ет Еле­на. - Отец на нём за­пи­сы­вал имя, фамилию че­ло­ве­ка и то, чем он мо­жет ему по­мочь. Ко­му-то на­до бы­ло вы­бить квар­ти­ру, ко­го-то устро­ить к вра­чу. Отец ни­ко­му не от­ка­зы­вал и вы­чёр­ки­вал имя из спис­ка, толь­ко ко­гда пробле­ма бы­ла ре­ше­на. Го­во­рил: «Кто, ес­ли не я?»

Он умуд­рил­ся по­мочь лю­дям, да­же бу­дучи при смер­ти. Нам рас­ска­за­ли уже по­сле по­хо­рон, как па­пу отыс­кал зем­ляк из Ом­ска. Его доч­ка нуж­да­лась в опе­ра­ции на серд­це. Па­па по­хло­по­тал, и де­воч­ке ка­кие-то мест­ные све­ти­ла успеш­но сде­ла­ли опе­ра­цию.

Со сво­ей бу­ду­щей же­ной Улья­нов по­зна­ко­мил­ся в тот мо­мент, ко­гда, как он сам при­зна­вал­ся, его судь­ба бы­ла под­ве­ше­на на тон­кой ни­точ­ке, ко­то­рая мог­ла в лю­бой миг обо­рвать­ся. «Ал­ла вы­тя­ну­ла ме­ня из ому­та в тот мо­мент, ко­гда я уже пус­кал пу­зы­ри и по­чти пе­ре­стал за се­бя бо­роть­ся, - при­знал­ся в кон­це сво­ей жиз­ни Улья­нов. - Мно­гие то­гда мах­ну­ли на ме­ня ру­кой: мол, про­пал па­рень. И дей­стви­тель­но, на­стал тра­ги­че­ский край - ме­ня вы­гна­ли из те­ат­ра за раз­ве­сё­лую жизнь».

Бу­дучи ку­ми­ром жен­щин все­го Со­вет­ско­го Со­ю­за, Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич оста­вал­ся ве­рен сво­ей спа­си­тель­ни­це до кон­ца дней. Лишь од­на­ж­ды ему по­пы­та­лись при­пи­сать ро­ман с ак­три­сой Юли­ей Бо­ри­со­вой. Но бай­ка не при­жи­лась, по­сколь­ку в её ос­но­ве ле­жал лишь тот факт, что они сни­ма­лись вме­сте.

- В от­ца влюб­ля­лись мно­гие, - про­дол­жа­ет Еле­на. - Он про­из­во­дил впе­чат­ле­ние креп­ко­го, на­дёж­но­го му­жи­ка, ко­то­рый не пре­даст, не про­даст, при­том что по ха­рак­те­ру он был че­ло­ве­ком мяг­ким. Пред­ставь­те се­бе, отец пи­сал стихи - смеш­ные, тро­га­тель­но-бес­по­мощ­ные. На ма­мин день рождения обя­за­тель­но по­свя­щал ей це­лую по­э­му. Му­чил­ся, со­чи­нял по но­чам. Как ни ба­наль­но зву­чит, ро­ди­те­ли лю­би­ли друг дру­га. В по­след­нее время, ко­гда отец по­чти по­сто­ян­но на­хо­дил­ся в боль­ни­цах, ма­ма бра­ла его под ру­ку и про­гу­ли­ва­ла по боль­нич­ным ко­ри­до­рам, прак­ти­че­ски та­щи­ла на се­бе. Мно­го лет на­зад она фак­ти­че­ски от­ка­за­лась от про­фес­сии, что­бы быть его пле­чом и под­держ­кой.

Бу­дучи уже на вер­шине сла­вы, об­лас­кан­ный и при­знан­ный, Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич сам се­бе не да­вал по­коя, тре­бо­вал и по­ну­кал. Уже по­сле его смер­ти дочь на­шла его днев­ни­ки, ко­то­рые он вёл с 1946 по 2000 г., боль­ше по­лу­ве­ка. Са­мые ча­стые за­пи­си в них: «Ми­ша, ты недо­ра­бо­тал! Ми­ша, ты схал­ту­рил! Ты неправ! Мож­но бы­ло бы луч­ше!» Он счи­тал, что нет ни­че­го страш­нее, чем ку­пать­ся в соб­ствен­ном жи­ре и по­чи­вать на ста­рых лав­рах.

В од­ном из сво­их по­след­них ин­тер­вью он ска­зал: «Вы что ду­ма­е­те, я за про­жи­тые го­ды ка­ять­ся бу­ду? Не до­ждё­тесь! Ка­ять­ся на­до, ес­ли бы я лгал. А я не лгал».

Он дей­стви­тель­но не лгал - ни в жиз­ни, ни в ро­лях. По­это­му ему верили.

«В ДЕТ­СТВЕ ЕГО ЗВА­ЛИ «НА­ШЁЛ  МОЛ­ЧИ, ПО­ТЕ­РЯЛ  МОЛ­ЧИ».

ГДЕ УВЕКОВЕЧИЛИ ЦА­РЯ-РЕФОРМАТОРА?

ПА­МЯТ­НИК ЦАРЮ ИВА­НУ III В МИНУВШЕЕ ВОС­КРЕ­СЕ­НЬЕ ОТ­КРЫ­ЛИ В КА­ЛУ­ГЕ.

Его уста­нов­ку ини­ци­и­ро­ва­ло Рос­сий­ское во­ен­но-ис­то­ри­че­ское об­ще­ство, автор идеи па­мят­ни­ка - ре­жис­сёр Ан­дрей Кон­ча­лов­ский, а во­пло­тил её скуль­птор Ан­дрей Ко­роб­цов. Орёл с рас­про­стёр­ты­ми кры­лья­ми, вос­се­да­ю­щий на по­со­хе ца­ря, сим­во­ли­зи­ру­ет го­су­дар­ствен­ность. Об­раз этот неслу­ча­ен. «По сво­е­му мас­шта­бу Иван III со­по­ста­вим с Вла­ди­ми­ром Кре­сти­те­лем, Алек­сан­дром Нев­ским, Пет­ром Пер­вым. Прав­ле­ние Ива­на III по­ста­ви­ло точ­ку в ор­дын­ской за­ви­си­мо­сти и озна­ме­но­ва­ло воз­вра­ще­ние су­ве­ре­ни­те­та на­ше­му го­су­дар­ству», - ска­зал на от­кры­тии мо­ну­мен­та ми­нистр куль­ту­ры РФ Вла­ди­мир Ме­дин­ский.

Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва

У Ми­ха­и­ла Ульянова хва­ти­ло и сил, и та­лан­та прой­ти путь от ма­лень­ко­го си­бир­ско­го го­род­ка до сце­ны од­но­го из луч­ших те­ат­ров стра­ны.

ЛУЧ­ШИЕ РО­ЛИ МИ­ХА­И­ЛА УЛЬЯНОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.