ГЕНЕРАЛЬСКАЯ КНИЖЕЧКА

Зачем вы­со­кий чин со­би­рал на­род­ные по­го­вор­ки?

AiF Vologodskaya Oblast (Vologda) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Татьяна ПОЧТЕННОВА

СО­ТРУД­НИ­КИ МУ­ЗЕЯ-КВАР­ТИ­РЫ ВА­СИ­ЛИЯ БЕ­ЛО­ВА ИЗДАЛИ ХРАНИВШУЮСЯ ПОЛ­ВЕ­КА В БИБ­ЛИО­ТЕ­КЕ ПИСАТЕЛЯ КНИ­ГУ «ПОСЛОВИЦЫ И ПО­ГО­ВОР­КИ ПРОСТОНАРОДНЫЯ. РУКОПИСНАЯ ТЕТ­РАДЬ ПЕТЕРБУРГСКОГО ГЕНЕРАЛА».

со­ста­ви­те­лем и ре­дак­то­ром издания Эль­ви­рой Три­коз,

ГЕНЕРАЛЬША И ДЕНЩИК

- Эль­ви­ра, рас­ска­жи­те, по­че­му вы ре­ши­ли издать эту ру­ко­пись?

- Это неболь­шая рукописная книжечка раз­ме­ром с ла­донь, в ко­то­рую от руки неким пе­тер­бург­ским ге­не­ра­лом в 1824-1825 го­дах бы­ли за­пи­са­ны про­сто­на­род­ные пословицы и по­го­вор­ки. Все­го в ней 30 ли­стов и по­чти ты­ся­ча кры­ла­тых вы­ра­же­ний.

Эту ру­ко­пись Ва­си­лию Ива­но­ви­чу пред­по­ло­жи­тель­но в 70-е го­ды по­да­ри­ла 80-лет­няя моск­вич­ка Зи­на­и­да Ка­за­ко­ва. Её письмо с по­дроб­ной ис­то­ри­ей кни­ги можно най­ти в пуб­ли­ци­сти­ке Бе­ло­ва «Ди­а­ло­ги о куль­ту­ре». Ис­то­рия эта, на­до сказать, дей­стви­тель­но уди­ви­тель­ная. По­сле смер­ти ав­то­ра - петербургского генерала, со­вре­мен­ни­ка Пуш­ки­на - вдо­ва от­вез­ла его ру­ко­пис­ную книж­ку в де­рев­ню Са­вин­скую в Во­же­год­ском рай­оне. Ту­да она от­пра­ви­лась за сво­им воз­люб­лен­ным - быв­шим ден­щи­ком генерала. Денщик, обыч­ный се­вер­ный кре­стья­нин, слу­жил в Пе­тер­бур­ге при ге­не­ра­ле 25 лет, по­сле служ­бы вер­нул­ся в де­рев­ню. Генеральша его лю­би­ла, по­это­му по­еха­ла к нему, од­на­ко жи­вым не за­ста­ла. Оста­лась жить в де­ревне. По­том её свя­щен­ник про­гнал. А книжечка по­па­ла к род­ствен­ни­кам ден­щи­ка, ко­то­рые в Москве ока­за­лись.

- В кни­ге, ко­то­рую вы издали, все эти со­бран­ные ге­не­ра­лом вы­ра­же­ния и со­дер­жат­ся?

– В кни­гу во­шли 985 вы­ра­же­ний, за­пи­сан­ных ру­кой генерала, да­ны ре­прин­ты стра­ниц сбор­ни­ка и пе­чат­но вос­про­из­ве­де­ны за­пи­сан­ные ге­не­ра­лом пословицы. В сбор­ни­ке нет их тол­ко­ва­ний, есть разъ­яс­не­ние от­дель­ных слов. Нет в нём и гро­мозд­ких сно­сок и при­ло­же­ний. На­де­ем­ся, муд­ро­му это­го бу­дет до­ста­точ­но, а учё­ный, осмыс­лив кни­гу, со­здаст по нему от­дель­ный, по­дроб­ный на­уч­ный труд.

ТРУД­НО­СТИ РАСШИФРОВКИ

– С ка­ки­ми осо­бен­но­стя­ми при­шлось столкнуться при рас­шиф­ров­ке за­пи­сей?

– Половина по­сло­виц для ме­ня, фи­ло­ло­га, человека XX-XXI ве­ка, бы­ла со­вер­шен­но незна­ко­мой. Кро­ме то­го, мно­гие вы­ра­же­ния ге­не­рал за­пи­сы­вал на слух. Вот как он услы­шал сло­во, так его и за­пи­сы­вал. Ещё в кни­ге нет при­выч­ных для нас зна­ков пре­пи­на­ния, хо­тя они бы­ли хо­ро­шо опи­са­ны в «Рос­сий­ской грам­ма­ти­ке» Ло­мо­но­со­ва еще в 1755 го­ду. Нет, к при­ме­ру, двое­то­чий, мно­го­то­чий, ка­вы­чек. Ещё од­на осо­бен­ность - на­пи­са­ние пред­ста­ви­те­лей жи­вот­но­го мира да­но с боль­шой бук­вы.

– Сколь­ко вре­ме­ни ушло на под­го­тов­ку ру­ко­пи­си к из­да­нию и что бы­ло са­мым слож­ным в этой ра­бо­те?

– Полгода, ес­ли учитывать ещё ра­бо­ту из­да­те­ля над ма­ке­том. Око­ло двух ме­ся­цев ушло на то, что­бы про­смот­реть все кни­ги Бе­ло­ва и най­ти в них упо­ми­на­ния об этой ру­ко­пи­си. Ещё по­чти столь­ко же вре­ме­ни мы рас­шиф­ро­вы­ва­ли за­пи­си. Со­хра­нив­ши­е­ся 30 ли­стов тек­ста на­пи­са­ны то раз­бор­чи­вым по­нят­ным по­чер­ком, то спеш­ным, раз­ма­ши­стым, с за­чер­ки­ва­ни­я­ми, по­мет­ка­ми, мно­го­чис­лен­ны­ми пе­ре­но­са­ми, под­пи­ся­ми над строч­ка­ми, встав­ка­ми. Так что над неко­то­ры­ми стра­ни­ца­ми при­хо­ди­лось по несколь­ко дней си­деть. Вот, по­жа­луй, это и бы­ло са­мым слож­ным в ра­бо­те. Ещё од­на труд­ность за­клю­ча­лась в том, что неко­то­рые окон­ча­ния стро­чек ока­за­лись утра­че­ны, осо­бен­но в ме­стах сги­ба тетради, в про­ши­тых нит­ка­ми ме­стах. Мы да­же ез­ди­ли со­ве­то­вать­ся в ИЛИ РАН и Му­зей Ф.М. До­сто­ев­ско­го, что­бы понять, как подобный текст с утра­та­ми пуб­ли­ко­вать, не пе­ре­гру­жая по­ме­та­ми. В ито­ге по­чти все окон­ча­ния строк вос­ста­но­ви­ли и да­ли в кни­ге в квад­рат­ных скоб­ках.

– Всё ли уда­лось сделать, что хо­те­ли?

– Что не уда­лось сделать, так это уста­но­вить имя ав­то­ра ру­ко­пи­си. Мо­жет быть, ар­хи­ви­сты нам здесь по­мо­гут. Есть мно­го за­це­пок, по ко­то­рым можно най­ти это­го петербургского генерала.

«Я ВАШЕЦ, ТЫ ВАШЕЦ, А КТО

ХЛЕ­БА НАПАШЕЦ?»

– Ка­кие пословицы и по­го­вор­ки вам осо­бен­но по­нра­ви­лись?

– Их мно­го. Вот, на­при­мер, «Ка­бы да не зу­бы, то бы и ду­ша вон». Ду­шу, по­лу­ча­ет­ся, дер­жат зу­бы. Вот по­че­му они важ­ны для человека и по­че­му их нуж­но бе­речь. Очень мне по­нра­ви­лась пословица: «Я вашец, ты вашец, а кто хле­ба напашец?» Не­обыч­но сло­во «вашец», в на­шей язы­ко­вой па­мя­ти оно уже не су­ще­ству­ет, хо­тя мы по­ни­ма­ем, что оно про­ис­хо­дит от ме­сто­име­ния «ваш». Зна­че­ние это­го вы­ра­же­ния я не сра­зу по­ня­ла. Оказалось, всё про­сто: ес­ли ты - ба­рин, я - ба­рин, то кто бу­дет де­лать тя­же­лую ра­бо­ту? Или вот ещё за­ме­ча­тель­ная по­го­вор­ка: «В го­стях Ана­нья, до­ма ка­на­лья». Здесь, ду­маю, всем по­нят­но, о чём речь.

- На ка­кую тему боль­ше все­го по­сло­виц и по­го­во­рок?

– Се­мья, отношения меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной, труд. Автор вы­пи­сы­вал пословицы и по­го­вор­ки для се­бя, для взра­щи­ва­ния соб­ствен­ной муд­ро­сти и, на­вер­ное, для то­го, что­бы ис­поль­зо­вать в бы­ту, на­по­ми­нать жене о ка­ких-то обя­зан­но­стях. Са­мые важ­ные для се­бя вы­ра­же­ния он от­ме­чал плю­си­ка­ми и звез­доч­ка­ми. На­при­мер, плю­си­ки сто­ят ря­дом с вы­ра­же­ни­я­ми: «Ба­ба, что ме­шок, что по­ло­жат, то несёт», «Ве­ли­ка Фе­до­ра, да ду­ра», «В лю­дях Илья, а до­ма сви­нья», «В се­мье не без уро­да», «Во­лос до­лог, да ум ко­ро­ток», «Во­ля птич­ке лучше зо­ло­той клет­ки», «Ди­тя не плачет, мать не ра­зу­ме­ет». Это вы­ра­же­ния, осуж­да­ю­щие лег­ко­мыс­лен­ное или нера­зум­ное поведение жен­щи­ны, из на­ча­ла сбор­ни­ка. А по­ме­ты да­ны на всех стра­ни­цах. Мо­жет, жи­тей­ской муд­ро­стью автор уте­шал се­бя, оправ­ды­вал по­ступ­ки сво­ей же­ны?

– Есть неиз­вест­ные пословицы, ко­то­рых боль­ше ни­где не най­ти?

– На­счёт то­го, что ни­где нет, не ска­жу, но вот несколь­ко вы­ра­же­ний, ко­то­рых в сло­ва­ре по­сло­виц рус­ско­го на­ро­да Вла­ди­ми­ра Да­ля точ­но нет: «Один чёрт на дья­во­ле», «Чест­но­го му­жа зна­ла и ну­жа», «Кто иг­ра­ет под­по­ром, тот хо­дит по дво­рам». В по­след­нем сло­во «под­пор» озна­ча­ет под­держ­ку, опо­ру, на­деж­ду. Вер­но, вы­ра­же­ние о ста­ром че­ло­ве­ке, о том, кто нуж­да­ет­ся в опе­ке, по­мо­щи со сто­ро­ны дру­го­го человека.

ПИ­СА­ТЕЛЬ И КНИ­ГА

– Что про из­да­ние го­во­рят те, кто уже имел возможность по­зна­ко­мить­ся с со­дер­жа­ни­ем кни­ги?

– Кни­га толь­ко вы­шла, так что от­зы­вы ещё ждем. Но на лек­ци­ях, где я рас­ска­зы­ва­ла о кни­ге, интерес чув­ство­вал­ся. Осо­бен­но эмо­ци­о­наль­но лю­ди ре­а­ги­ро­ва­ли на ис­то­рию люб­ви ге­не­раль­ши к про­сто­му кре­стья­ни­ну, спра­ши­ва­ли: а дав­но ли она бы­ла влюб­ле­на, знал ли об этом ста­рый ге­не­рал?

– В чём, на ваш взгляд, ценность кни­ги?

– В том, что она рукописная, что со­зда­на не учё­ным-линг­ви­стом, а пе­тер­бург­ским ге­не­ра­лом. Пи­сал он, ско­рее все­го, её для се­бя, по­это­му де­лал это так, как ему нра­вит­ся, за­пи­сы­вал то, что по ду­ше. Вот эта эмо­ци­о­наль­ная связь ав­то­ра с по­сло­вич­ным ма­те­ри­а­лом очень хо­ро­шо про­сле­жи­ва­ет­ся. Ка­кие-то вы­ра­же­ния он по­ме­чал «+», ка­кие-то «*» или «–». Вид­на жизнь человека за этим тек­стом. Это очень цен­но и важно.

– А как Бе­лов к этой ру­ко­пи­си от­но­сил­ся? В чём, по его мне­нию, за­клю­ча­лась её ценность?

– Для Ва­си­лия Ива­но­ви­ча был ва­жен, как мы по­ни­ма­ем, не толь­ко по­сло­вич­ный ма­те­ри­ал «тет­рад­ки», но и са­ма ис­то­рия, связанная с судь­бой его зем­ля­ка - ден­щи­ка Фо­ки­на. Бе­лов, ко­неч­но, хо­ро­шо по­ни­мал лек­си­ко­гра­фи­че­скую и ис­то­ри­че­скую ценность кни­ги, а по­то­му не раз упо­ми­нал о ней в сво­их текстах. Пи­са­тель це­нил по­доб­ные исто­рии, пы­тал­ся по-сво­е­му осмыслить не толь­ко от­дель­ное кры­ла­тое вы­ра­же­ние, но и судь­бу лю­бов­но­го тре­уголь­ни­ка. Не будь этой любовной исто­рии, кни­га не по­па­ла бы в руки к Белову.

По то­му, что Бе­лов о ма­те­ри­а­лах этой тетради по­дроб­но рас­ска­зы­ва­ет в сво­ей кни­ге «Лад», можно понять, что кни­га про­сто за­хва­ти­ла его лю­бо­пыт­ство и вни­ма­ние. Он вчи­ты­вал­ся в неё, пы­тал­ся осмыслить все пословицы, по­де­лить­ся ими с чи­та­те­лем, рас­ска­зать о сво­ей люб­ви к рус­ско­му язы­ку. Бо­лее то­го, Бе­лов к ней об­ра­щал­ся на про­тя­же­нии всей жиз­ни: кни­га хра­ни­лась в его ка­би­не­те ря­дом с ра­бо­чим сто­лом.

НЕ БЫ­ЛО БЫ ЛЮБОВНОЙ ИСТО­РИИ  КНИ­ГА БЫ НЕ ПО­ПА­ЛА К БЕЛОВУ.

Фо­то Эль­ви­ры Три­коз

Уни­каль­ный днев­ник с по­сло­ви­ца­ми мо­жет вдох­но­вить на мно­гие на­уч­ные ис­сле­до­ва­ния.

Кор­ре­спон­дент «АиФ» встре­тил­ся счто­бы узнать, что ин­те­рес­но­го и важ­но­го они нашли в этой кни­ге.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.