НЕЛЁГ­КАЯ СЛУЖ­БА В XVII ВЕ­КЕ

Ре­ги­о­на мно­го ве­ков на­зад

AiF Yaroslavl - - ИСТОРИЯ -

лиш­нее, во­ров­ски, и при­ди­ра­ют­ся к про­ез­жим тор­го­вым и вся­ких чи­нов лю­дем сво­им злым умыс­лом на­прас­но. И пра­вят (за­став­ля­ют пла­тить) на тех лю­дех про­мыт­ные день­ги и за­дер­жи­ва­ют их, и от то­го им в тор­гах их чи­нит­ся бес­тор­жи­ца и убыт­ки ве­ли­кие. Тор­го­вых лю­дей от­би­ли, и иные мно­гие обед­не­ли, меж двор ски­та­ют­ся, и по­да­тей взять не на ком и служб слу­жить неко­му, а от­куп­щи­ки и мыт­ни­ки те­ми бо­го­не­на­вист­ны­ми от­ку­пы при­быт­ки се­бе чи­нят мно­гие, и мир (на­се­ле­ние) в том их про­мыс­ле по­ги­ба­ет».

ЗА­МЕ­НИ­ЛИ ОД­НОЙ РУБЛЁВОЙ - ПОШЛИНОЙ

Мос­ков­ские вла­сти и са­ми ско­ро при­зна­ли убы­точ­ность и неспра­вед­ли­вость столь мно­го­об­раз­но­го, дроб­но­го об­ло­же­ния, и в 1654 го­ду по­чти все мел­кие тор­го­вые и про­ез­жие по­шли­ны бы­ли от­ме­не­ны. Все они бы­ли за­ме­не­ны од­ной руб­ле­вой пошлиной, ко­то­рую ста­ли взи­мать и с про­дав­ца, и с по­ку­па­те­ля при про­да­же и по­куп­ке то­ва­ров.

В ре­зуль­та­те это­го про­ез­жие лю­ди бы­ли из­бав­ле­ны от ча­стых оста­но­вок и про­из­воль­ных за­дер­жек на пу­ти со сто­ро­ны раз­лич­ных сбор­щи­ков, был упо­ря­до­чен и сам сбор. А мос­ков­ское пра­ви­тель­ство по­лу­чи­ло боль­шую воз­мож­ность на­блю­дать за его вер­но­стью и пра­виль­но­стью.

Существовала и пе­ре­куп­ная пошлина, ко­то­рая бра­лась с то­ва­ров, про­да­вав­ших­ся по ве­су, и толь­ко с по­ку­па­те­ля, при­об­ре­тав­ше­го то­вар для по­сле­ду­ю­щей пе­ре­про­да­жи. Оста­вал­ся так­же и «пя­тин­ный» сбор, ко­то­рый был из­ве­стен ещё со вре­мен Ки­ев­ской Ру­си (1/5 объ­яв­лен­ной сто­и­мо­сти то­ва­ра).

За хра­не­ние то­ва­ров в предо­став­ля­е­мых по­ме­ще­ни­ях взи­ма­лась «ан­бар­щи­на» (от сло­ва «ам­бар»). Ре­фор­ма на­ло­го­об­ло­же­ния 1654 го­да со­хра­ни­ла и часть до­рож­ных сбо­ров - мо­стов­щи­ну и пе­ре­воз.

Внут­рен­ние та­мо­жен­ные по­шли­ны - руб­ле­вая и пе­ре­куп­ная, а так­же до­рож­ные мо­стов­щи­на и пе­ре­воз - про­су­ще­ство­ва­ли вплоть до 1754 го­да, ко­гда бы­ли от­ме­не­ны ука­зом им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны.

«ЯРТОУЛЬНАЯ ДРУ­ЖИ­НА»

ИВА­НА ГРОЗ­НО­ГО

В XVI-XVII ве­ках ин­же­нер­ное обес­пе­че­ние до­рог не огра­ни­чи­ва­лось лишь ме­ро­при­я­ти­я­ми по под­го­тов­ке к обо­роне го­ро­дов и по укреп­ле­нию го­су­дар­ствен­ных гра­ниц. Оно на­хо­ди­ло своё при­ме­не­ние и при во­ен­ных по­хо­дах рус­ско­го вой­ска, и при оса­де укреп­лён­ных го­ро­дов.

Яр­кий при­мер это­го хо­ро­шо из­ве­стен. При по­хо­де Ива­на IV Гроз­но­го на Ка­зань в 1552 го­ду в рус­ском вой­ске на­хо­ди­лась и так на­зы­ва­е­мая «яртоульная дру­жи­на», ко­то­рая обя­за­на бы­ла устра­нять пре­пят­ствия на пу­ти сле­до­ва­ния во­ин­ских от­ря­дов, ис­прав­лять мо­сты и гати, устра­и­вать пе­ре­пра­вы и пе­ре­во­зы. Посколь­ку воз­рас­та­ло зна­че­ние ин­же­нер­но-стро­и­тель­но­го де­ла, царь Иван IV при­нял ме­ры к его упо­ря­до­че­нию.

Его ука­зом был об­ра­зо­ван Пуш­кар­ский при­каз, ко­то­рый стал ве­дать не толь­ко су­ще­ство­вав­шей то­гда ар­тил­ле­ри­ей, но и ин­же­нер­ной ча­стью.

Од­на­ко по­доб­ное упо­ря­до­че­ние ин- же­нер­но-стро­и­тель­но­го де­ла прак­ти­че­ски все­гда свя­зы­ва­лось непо­сред­ствен­но с во­ен­ны­ми по­треб­но­стя­ми. Преж­де все­го, это ка­са­лось спо­со­бов до­став­ки ар­тил­ле­рии и обо­зов к ме­стам пред­по­ла­га­е­мых во­ен­ных дей­ствий. По­это­му дей­ствия ин­же­нер­ной ча­сти Пуш­кар­ско­го при­ка­за рас­про­стра­ня­лись лишь на «…все го­ро­до­вое, острож­ное, стен­ное и ба­шен­ное де­ло и вся­кие кре­по­сти».

ПУШ­КАР­СКИЙ ПРИ­КАЗ

ГО­ТО­ВИЛ ПУ­ТИ

Уже в на­ча­ле XVII ве­ка бы­ли пред­при­ня­ты по­пыт­ки по­ло­жить ос­но­ва­ние тео­ре­ти­че­ско­му об­ра­зо­ва­нию рус­ских в ин­же­нер­ном ис­кус­стве. Для это­го Они­си­мом Ми­хай­ло­вым был со­став­лен «Устав рат­ных, пуш­кар­ских и дру­гих дел, ка­са­ю­щих­ся до во­ен­ной на­у­ки». В этом уста­ве да­ва­лись, в част­но­сти, на­став­ле­ния, как сле­до­вать вой­скам в «недруж­ной зем­ле про­стор­ны­ми, низ­ки­ми и тес­ны­ми ме­ста­ми» и ка­ко­вы обя­зан­но­сти Пуш­кар­ско­го при­ка­за по пе­ре­прав­ке ар­тил­ле­рий­ских ору­дий и под­го­тов­ке пу­тей для дви­же­ния войск.

В се­ре­дине XVII ве­ка поя- вил­ся ещё один трак­тат - «Уче­ния и хит­рость рат­но­го боя пе­хот­ных лю­дей». В нём да­ва­лись на­став­ле­ния о по­ряд­ке сле­до­ва­ния рат­ных войск в по­хо­де, го­во­ри­лось об ор­га­ни­за­ции спе­ци­аль­ных от­ря­дов, ко­то­рые мог­ли бы за­бо­тить­ся о рас­чист­ке до­рог и устрой­стве пе­ре­хо­дов для вой­ска и обо­за. Бы­ли и дру­гие ру­ко­вод­ства, ко­то­рые рас­ши­ря­ли по­зна­ния рус­ских в во­ен­но-ин­же­нер­ном де­ле.

Необ­хо­ди­мость его раз­ви­тия вы­дви­ну­ла во­прос как о под­го­тов­ке их ру­ко­во­ди­те­лей, так и об обу­чен­ной для ин­же­нер­ных дел ра­бо­чей си­ле. По­это­му глав­ное зна­че­ние при­об­ре­та­ла под­го­тов­ка сво­их «зе­ло ис­кус­ных стро­и­те­лей и ма­сте­ров». Ещё рань­ше, а в XVI-XVII ве­ках осо­бен­но, пре­об­ла­да­ю­щая часть обо­ро­ни­тель­ных со­ору­же­ний, мо­стов и пе­ре­прав вы­пол­ня­лась рус­ски­ми, а не ино­зем­ны­ми стро­и­те­ля­ми.

ПО­ЯВИ­ЛИСЬ МОСТОВЫЕ

ИЗ БРУСЬЕВ

В это вре­мя бы­ла про­ве­де­на боль­шая ра­бо­та по про­клад­ке ос­нов­ных на­прав­ле­ний со­вре­мен­ной се­ти шос­сей­ных до­рог, цен­тром ко­то­рой яв­ля­лась Москва, и по го­су­дар­ствен­ной ор­га­ни­за­ции со­об­ще­ний (ям­ская служ­ба, поч­та). Од­но­вре­мен­но при­ни­ма­лись ме­ры и по тех­ни­че­ско­му улуч­ше­нию до­рог, но они как пра­ви­ло не но­си­ли си­сте­ма­ти­че­ско­го и организованного ха­рак­те­ра. То­гда бо­лее зна­чи­тель­ное, чем рань­ше, при­ме­не­ние на­хо­ди­ли жер­де­вые и бре­вен­ча­тые мостовые (на­сти­лы), тех­но­ло­гия про­клад­ки ко­то­рых бы­ла зна­чи­тель­но улуч­ше­на. Ис­поль­зо­ва­лось так­же и бу­лыж­ное (ка­мен­ное) мо­ще­ние.

В XVII ве­ке в ря­де го­ро­дов Рос­сии, в том чис­ле и в Яро­слав­ле, ста­ли стро­ить мостовые из до­сок и брусьев, что рань­ше, до ак­тив­но­го при­ме­не­ния пи­лы, не мог­ло иметь столь ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния.

Невзи­рая на то, что бы­ли от­дель­ные по­пыт­ки улуч­ше­ния су­хо­пут­ных до­рог, их об­щее со­сто­я­ние в XVII-XVIII ве­ках бы­ло яв­но неудо­вле­тво­ри­тель­ным. Жёст­кие ука­зы ца­рей Ива­на IV Гроз­но­го, Ми­ха­и­ла Фе­до­ро­ви­ча и Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча ис­пра­вить си­ту­а­цию по со­дер­жа­нию га­тей, мо­стов и пло­тин от­вет­ствен­ные за это ли­ца - вла­дель­цы зе­мель, по ко­то­рым они про­хо­ди­ли, пол­но­стью не ис­пол­ня­ли. И пут­ни­ки про­дол­жа­ли тер­петь неудоб­ства от «ху­дых мо­стов, га­тей и пло­тин». В це­лом со­сто­я­ние до­рог XVII ве­ка мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать сло­ва­ми од­но­го рус­ско­го пу­те­ше­ствен­ни­ка: «Тор­го­ва­ти ез­дить не мочно, гря­зи и бо­ло­та ве­ли­кие».

388 ЛУЧ­ШИХ ЛО­ША­ДЕЙ

ЯРО­СЛАВ­ЛЯ

Яро­славль в XVI - XVII ве­ках иг­рал важ­ную роль как во внут­рен­ней, так и во внеш­ней тор­гов­ле рус­ско­го го­су­дар­ства. Че­рез него про­хо­ди­ли до­ро­ги во все кон­цы Мос­ков­ско­го цар­ства, к стра­нам Ближ­не­го и Сред­не­го Во­сто­ка, а так­же в Ан­глию и Гол­лан­дию. Преж­де все­го, это до­ро­ги Яро­славль Во­лог­да, Яро­славль - Москва.

Че­рез Яро­славль почтовый тракт про­ле­гал на Да­ни­лов, Гря­зо­вец, Кан­ни­ков и да­лее. В Яро­слав­ской про­вин­ции бы­ло 27 поч­то­вых кон­тор и 30 стан­ций, за ко­то­ры­ми при ямах чис­ли­лось 388 са­мых силь­ных и луч­ших ло­ша­дей окру­ги.

На всех поч­то­вых стан­ци­ях был свой смот­ри­тель с опре­де­лён­ным шта­том ра­бот­ни­ков, ко­то­рый со­дер­жал­ся за счёт го­су­дар­ствен­ной каз­ны. На наи­бо­лее важ­ных тор­го­во-ком­мер­че­ских трак­тах устра­и­ва­лись так­же и «воль­ные по­чты», со­дер­жа­тель ко­то­рых по­лу­чал по­вы­шен­ные про­го­ны, то есть пла­ту за про­езд, и по­это­му все­гда имел на­го­то­ве сво­бод­ных ло­ша­дей.

«ПИСЬМА ВЕЗ­ТИ БЕ­РЕЖ­НО

ЗА ПАЗУХОЙ»

Об­слу­жи­ва­ние поч­то­во­го со­об­ще­ния, посколь­ку меж­ду­го­род­ние поч­то­вые свя­зи ста­но­ви­лись ре­гу­ляр­ны­ми, бы­ло вме­не­но в обя­зан­но­сти ям­щи­ков спе­ци­аль­ным ука­зом от 8 июня 1693 го­да.

Учре­жда­лось, в част­но­сти, поч­то­вое со­об­ще­ние меж­ду Ар­хан­гель­ском и Моск­вой. Там, на­при­мер, го­во­ри­лось: «…го­нять с их, Ве­ли­ких го­су­да­рей, гра­мо­та­ми и со вся­ки­ми ино­зем­ски­ми и тор­го­вых лю­дей гра­мо­та­ми, а от Ар­хан­гель­ско­го го­ро­да к Москве с во­е­вод­ски­ми и го­сти­ны­ми (го­сти - выс­шая ка­те­го­рия ку­пе­че­ско­го со­сло­вия) от­пис­ка­ми и тор­го­вых лю­дей гра­мо­та­ми…».

Здесь же осо­бо под­чер­ки­ва­лось, что «поч­то­вых лю­дей под­би­рать чест­ных и трез­вых, что­бы они мог­ли и день и ночь письма вез­ти бе­реж­но в меш­ках за пазухой, что­бы от до­ждя не за­мо­чить и до­ро­гою пьян­ством не утра­тить». В свя­зи с этим ука­зом в Яро­слав­ле бы­ла учре­жде­на своя поч­то­вая кон­то­ра близ церк­ви Дмит­рия Со­лон­ско­го, на ме­сте со­вре­мен­но­го до­ма № 39 по ули­це Боль­шой Ок­тябрь­ской, а сам «почтовый стан» - сло­бод­ка, где жи­ли ям­щи­ки - при­об­рёл важ­ную роль.

В поч­то­вом стане - быв­шей ям­ской сло­бо­де - со­дер­жа­лись в по­сто­ян­ной го­тов­но­сти до 40 пар ло­ша­дей. Зи­мой и ле­том поч­та один раз в неде­лю хо­ди­ла из Моск­вы в Ар­хан­гельск че­рез Пе­ре­славль, Ро­стов, Яро­славль и Во­лог­ду. Весь этот путь тре­бо­вал в за­ви­си­мо­сти от вре­ме­ни го­да и по­го­ды 8-10 су­ток ез­ды. Этим же ука­зом ка­зён­ные ям­щи­ки бы­ли осво­бож­де­ны от по­сад­ско­го тяг­ла (на­ло­гов, ко­то­рые нес­ли жи­те­ли го­ро­дов).

Но, в свя­зи с рез­ким со­кра­ще­ни­ем тор­го­вых свя­зей че­рез Ар­хан­гельск, яро­слав­ская поч­то­вая стан­ция со­хра­ни­ла толь­ко мест­ное зна­че­ние, посколь­ку поч­то­вая связь с Бал­тий­ским мо­рем че­рез Санкт-Пе­тер­бург про­хо­ди­ла те­перь ми­нуя Яро­славль. С это­го вре­ме­ни жи­те­ли сло­бо­ды в сво­бод­ное от го­су­да­ре­вых ра­бот вре­мя за­ни­ма­лись гру­зо­вым из­во­зом и со­дер­жа­ни­ем дво­ров. Са­ма же сло­бод­ка по­сте­пен­но со­кра­ща­лась.

«ЕЗ­ДИТЬ НЕ МОЧНО, ГРЯ­ЗИ И БО­ЛО­ТА ВЕ­ЛИ­КИЕ».

Поч­то­вая стан­ция. Кар­ти­на А. А. Ве­не­ци­а­но­вой (1816—1882)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.