ЗАГАДОЧНАЯ СТРА­НА КАЦКАРЕЙ

Ни­ко­лай Ру­мян­цев - о лю­би­мой де­ревне, Бе­лой Ко­ро­ве и зем­ля­ках

AiF Yaroslavl - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

В ЯРО­СЛАВ­СКОЙ ГЛУ­БИН­КЕ - ДЕ­РЕВНЕ МАРТЫНОВО, ЧТО НЕПО­ДА­ЛЁ­КУ ОТ МЫШКИНА, ЖИ­ВЁТ НЕОБЫЧНЫЙ НА­РОД - КАЦКАРИ, ИМЕ­Ю­ЩИЕ НЕ ТОЛЬ­КО СВОЙ ЯЗЫК, ПРИ­ЧЁМ ЖИВОЙ, СВОИ ОБЫЧАИ И ТРА­ДИ­ЦИИ, НО И СОБ­СТВЕН­НУЮ МИФОЛОГИЮ. Ни­ко­лай РУ­МЯН­ЦЕВ, ко­рен­ной кац­карь, чьи родители, де­ды и пра­де­ды ро­дом из этих мест.

ЗНА­ЮТ СВОЮ РОДОСЛОВНУЮ

- Ни­ко­лай Вик­то­ро­вич, рас­ска­жи­те, кто та­кие кацкари?

- Это ма­лая эт­ни­че­ская общ­ность рус­ско­го на­ро­да, про­жи­ва­ю­щая в бас­сейне ре­ки Кад­ки. В ста­ри­ну эта мест­ность на­зы­ва­лась во­лость Кад­ка, Кац­кий стан. До се­го­дняш­не­го дня кацкари умуд­ри­лись не рас­те­рять окон­ча­тель­но свои диа­лект, фольк­лор, обычаи, чер­ты бы­та и хо­зяй­ство­ва­ния. Кац­кие ар­хи­вы очень хо­ро­шо со­хра­ни­лись в фи­ли­а­ле Го­су­дар­ствен­но­го ар­хи­ва Яро­слав­ской об­ла­сти в Уг­ли­че.

Как пи­шут куль­ту­ро­ло­ги, Кац­кий стан - един­ствен­ное, по­жа­луй, ме­сто во всей Рос­сии, где ещё жи­вёт по­чти уже угас­шая кре­стьян­ская куль­ту­ра. И не про­сто жи­вёт, а про­дол­жа­ет даль­ней­шее своё раз­ви­тие! Ведь са­мо Мартыново - это насто­я­щая де­рев­ня, где нет ни од­но­го дач­ни­ка, все жи­вут по­сто­ян­но, ра­бо­та­ют и од­но­вре­мен­но ве­дут своё лич­ное хо­зяй­ство.

- Ко­гда и у ко­го ро­ди­лась идея со­зда­ния Музея кацкарей, ко­то­рый на­хо­дит­ся в са­мом сердце «Зо­ло­то­го коль­ца»?

- Му­зей открылся в 2000 го­ду в де­ревне Мартыново. Это­му пред­ше­ство­ва­ло по­яв­ле­ние кра­е­вед­че­ско­го мест­но­го жур­на­ла «Кац­кая ле­то­пись», пер­вый но­мер ко­то­ро­го вы­шел в свет в 1992 го­ду, и клу­ба «Кац­кая ле­то­пись». Свои на­зва­ния и жур­нал, и ор­га­ни­за­ция по­лу­чи­ли по ста­рин­но­му на­зва­нию здеш­них мест, изу­че­ни­ем ис­то­рии, куль­ту­ры, эт­но­гра­фии ко­то­рых они и за­ни­ма­лись. Всё это ста­но­ви­лось и раз­ви­ва­лось под ру­ко­вод­ством мест­но­го учи­те­ля ис­то­рии и кра­е­ве­де­ния Сер­гея Тем­нят­ки­на.

Кста­ти, Сер­гей Ни­ко­ла­е­вич пре­по­да­вал в на­шей школе уни­каль­ный пред­мет «Кац­ко­ве­де­ние» - по учеб­ни­ку, ко­то­рый сам и раз­ра­бо­тал. С 5 по 9-й класс де­ти изу­ча­ли свой диа­лект, обычаи, фольк­лор, ми­фы.

Идею Тем­нят­ки­на под­дер­жа­ли мест­ные жители. Прав­да, не бы­ли уве­ре­ны, что это, кро­ме как им, ещё ко­му-то на­до. Му­зей, как и по­ла­га­ет­ся, со­зда­вал­ся в первую оче­редь для со­би­ра­ния и хра­не­ния куль­тур­ных цен­но­стей.

Уни­каль­ность его за­клю­ча­ет­ся в том, что о кац­ка­рях го­во­рят са­ми кацкари. Все экс­кур­со­во­ды - мест­ные, по­это­му они фак­ти­че­ски рас­ска­зы­ва­ют о сво­ей жиз­ни, жиз­ни сво­их ро­ди­те­лей, де­дов и пра­де­дов. Их речь осо­бен­ная, кац­кая, её не под­де­ла­ешь на­роч­но, и тем прав­до­по­доб­нее зву­чит ин­фор­ма­ция из их уст. А па­мять у кацкарей хо­ро­шая.

Не слу­чай­но в му­зее по­ка­зы­ва­ют кац­кие «по­кон­ни­цы» на ру­бе­лях и ко­ло­туш­ках - осо­бые гер­бы, ро­до­вые зна­ки, ко­то­рые пе­ре­да­ва­лись из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние в се­мьях. Так, экс­кур­со­вод На­та­лья Ша­ла­е­ва рас­ска­зы­ва­ет: «У каж­дой кре­стьян­ской се­мьи су­ще­ство­ва­ла та­кая ме­та, а это ме­та - на­шей се­мьи Ле­пёш­ки­ных из Дья­ко­нов­ки в ви­де по­ле­тав­ки-ба­боч­ки». И мно­гие пред­ме­ты из их се­мьи, до­ку­мен­ты, фо­то­гра­фии при­сут­ству­ют в экс­по­зи­ции.

Сре­ди кацкарей ста­ло по­чёт­но пред­ла­гать в му­зей свои ред­кие фо­то­гра­фии и до­ку­мен­ты. А ра­бот­ни­ки из от­де­ла фон­дов, ра­бо­тая с до­ку­мен­та­ми в Уг­лич­ском ар­хи­ве, по­мо­га­ют най­ти пред­ков для со­став­ле­ния ро­до­слов­но­го дре­ва. По­это­му мно­гие кацкари зна­ют свою родословную в пя­том и да­же седь­мом ко­лене!

ПРО БЕЛУЮ КОРОВУ

- Чем же мо­жет уди­вить туристов де­ре­вен­ский му­зей?

- Ос­нов­ная му­зей­ная про­грам­ма на­зы­ва­ет­ся «По­ба­хо­рим по-кац­кие» - «По­го­во­рим по-кац­ки»: по­се­ти­те­ли зна­ко­мят­ся с эт­но­гра­фи­че­ской экс­по­зи­ци­ей, жи­вым де­ре­вен­ским по­дво­рьем, кац­ким фольк­лор­ным те­ат­ром ко­мен­ни­ча­ний, про­бу­ют уго­ще­ние из рус­ской печ­ки, по­ку­па­ют мест­ные су­ве­ни­ры и де­ре­вен­ские про­дук­ты. Од­на­ко ж её цель - по­зна­ко­мить туристов с кац­ким ми­ро­воз­зре­ни­ем, дать им воз­мож­ность взгля­нуть на мир гла­за­ми кац­ка­ря. При этом ши­ро­ко ис­поль­зу­ет­ся кац­кий диа­лект. Эт­но­гра­фи­че­ский му­зей кацкарей - по­жа­луй, един­ствен­ный в Рос­сии, кто су­мел сде­лать объ­ек­том по­ка­за диа­лект рус­ско­го язы­ка: здесь на нём «ба­хо­рят» (го­во­рят), вы­пус­ка­ют пе­чат­ную про­дук­цию, ча­стич­но ве­дут де­ло­про­из­вод­ство.

Туристов при­гла­ша­ют в из­бу, где идёт увле­ка­тель­ный рас­сказ о де­ре­вен­ской жиз­ни. Рас­сказ о бы­те, фольк­ло­ре, ис­то­рии кон­крет­ных лю­дей при­чуд­ли­во пе­ре­пле­та­ет­ся с ко­ло­рит­ным кац­ким го­вор­ком: «Па­де­рё­нок лё­жит в зыб­ке, ёму спо­кой­но, рык­нёт - мать за за­вёр­ку дёр­нёт, зыб­ка вновь зы­ба­ёт. А от до­куч­ли­вы­ех да на­яд­ны­ех на­сё­ко­мых по­ло­гом за­ве­сит».

Де­ре­вен­ская жизнь не мыс­ли­ма без хо­зяй­ства, и в Мар­ты­но­ве все дер­жат ско­ти­ну, и в му­зее то­же есть по­дво­рье: ло­ша­ди, ов­цы, гу­си, ин­дю­ки, ку­ри­цы... А осо­бен­но хо­ро­ша ко­ро­ва - при­вет­ли­вая, лас­ко­вая, слов­но взя­тая из кац­ко­го ми­фа про Белую Корову - Солн­це. Жи­вот­ных мож­но по­гла­дить, по­кор­мить с ру­ки, сфо­то­гра­фи­ро­вать. А в от­вет ко­ро­ва Ры­ня всех об­ли­жет сво­им шер­ша­вым язы­ком. О счаст­ли­вом че­ло­ве­ке ведь го­во­рят: его ко­ро­ва об­ли­за­ла!

Каж­дой груп­пе пред­ла­га­ет­ся от­ве­дать де­ре­вен­ское уго­ще­ние из рус­ской печ­ки - для это­го ис­поль­зу­ют­ся три му­зей­ные рус­ские печ­ки. Еда неза­мыс­ло­ва­тая, са­мая что ни на есть де­ре­вен­ская: щи, том­лё­ная кар­тош­ка да топ­лё­ное мо­ло­ко, - но имен­но этот обед бу­дет для туристов ла­ком­ством.

Ко­неч­но, есть у нас и до­пол­ни­тель­ные ин­тер­ак­тив­ные про­грам­мы. Для де­тей про­во­дит­ся иг­ра-вик­то­ри­на «Прас­кий кац­карь/на­сто­я­щий кац­карь» ли­бо урок кац­ко­го диа­лек­та. Во­про­сы взя­ты не из эн­цик­ло­пе­дий, а из жиз­ни кацкарей. В хо­де иг­ры вы­де­ля­ет­ся по­бе­ди­тель, ко­то­рый и ста­но­вить­ся «Прас­ким кац­ка­рём»! Ему, как по­бе­ди­те­лю, вру­ча­ют­ся по­дар­ки, слов­ник с кац­ки­ми сло­ва­ми - и ко­неч­но, при­гла­ше­ние жить в де­ревне Мартыново по­сле по­лу­че­ния об­ра­зо­ва­ния! Обра­зо­ва­тель­ная про­грам­ма «Урок кац­ко­го диа­лек­та» по­зна­ко­мит и де­тей, и взрос­лых с кац­ким го­во­ром, представит уди­ви­тель­но кра­си­вый мир живой де­ре­вен­ской ре­чи. А что­бы па­мять о кац­ка­рях оста­лась на­дол­го, каж­до­му участ­ни­ку про­грам­мы да­рит­ся блок­нот с при­бай­кёй (сти­хо­тво­ре­ни­ем) на кац­ком диа­лек­те.

«НЕ ВКУСНО БЕЗ ПРЯНОСТЕЙ»

- Мно­го ли туристов по­се­ща­ют ва­ши края?

- Ко­гда со­зда­ва­ли му­зей, о них и не ду­ма­ли. Ну, кто при­е­дет из го­ро­да в де­рев­ню?! Но Му­зей кацкарей су­ще­ству­ет уже 17 лет. И что уди­ви­тель­но, едут лю­ди, едут, что­бы при­кос­нуть­ся к де­ре­вен­ской жиз­ни, её куль­ту­ре. Каж­дый для се­бя на­хо­дит что-то близ­кое, род­ное. Мно­гие со­от­но­сят уви­ден­ное со сво­им дет­ством, про­ве­дён­ным в де­ревне, а дру­гие с удив­ле­ни­ем ви­дят жизнь, ко­то­рая им ка­жет­ся необыч­ной, но ко­то­рая яв­ля­ет­ся ча­стью куль­ту­ры стра­ны. По­се­ти­те­лей-ино­стран­цев у нас немно­го. По сло­вам од­но­го из них, ка­над­ца, наш му­зей, де­рев­ня вы­зы­ва­ют вос­торг. До нас они по­бы­ва­ли в Москве, Санкт- Пе­тер­бур­ге, ви­де­ли ве­ли­чие этих го­ро­дов. И по­том эту рос­кошь на­зва­ли «хо­ро­шим блю­дом, ко­то­рое всё же не очень вкусно «без пряностей», как они ото­зва­лись о на­шем му­зее.

- Ка­кие про­бле­мы у музея?

- Это в первую оче­редь до­ро­ги до деревни. Мы рас­по­ла­га­ем­ся в 30 км от Уг­ли­ча, а дорога для ту­ри­сти­че­ских ав­то­бу­сов непро­ез­жая, и они идут в объ­езд, те­ряя вре­мя. Кро­ме то­го, уже­сто­че­ние пра­вил пе­ре­воз­ки де­тей ска­за­лось на по­се­ще­нии музея детьми.

- У вас про­хо­ди­ла «Ночь в му­зее»?

- Та­кие ак­ции для деревни и се­ла неха­рак­тер­ны - это для городских учре­жде­ний. Там есть и свои по­се­ти­те­ли, жители го­ро­да, ко­то­рым ин­те­рес­но но­чью по­бы­вать в му­зее, и при­ез­жие, ко­то­рым есть где пе­ре­но­че­вать. А у нас в де­ревне про­жи­ва­ет 111 че­ло­век, ко­то­рые но­чью в му­зей не пой­дут, а го­стям оста­но­вить­ся негде.

СО­ХРА­НИТЬ КУЛЬ­ТУ­РУ

- Го­во­рят, жители Мартыново са­ми вос­ста­нав­ли­ва­ют ча­сов­ню?

- Да, в зда­нии быв­шей шко­лы. Ча­сов­ня Смо­лен­ской Бо­жьей Ма­те­ри. В Мар­ты­но­ве сво­е­го хра­ма ни­ко­гда не бы­ло, те­перь жители со­чли, что он не­об­хо­дим. По боль­шим празд­ни­кам отец Сер­гий из Мышкина про­во­дит здесь служ­бы. А на ико­но­стас мы сей­час со­би­ра­ем сред­ства.

- Ку­да же де­лась шко­ла?

- Её за­кры­ли, как и детский сад. А фельд­шер­ский пункт мы смог­ли от­сто­ять. Ко­гда-то у нас в Мартыново бы­ла цен­траль­ная усадь­ба кол­хо­за «Вер­ный путь». Се­го­дня от кол­хо­за по­чти ни­че­го не оста­лось, в нём тру­дят­ся все­го де­вять че­ло­век.

Му­зей для деревни име­ет огром­ное зна­че­ние, я бы ска­зал, это «де­рев­не­об­ра­зу­ю­щее пред­при­я­тие». У нас ра­бо­та­ют 24 че­ло­ве­ка, все мест­ные, быв­шие учи­те­ля и ра­бот­ни­ки дет­ско­го са­да. Это те, кто остал­ся в род­ной де­ревне ещё с со­вет­ских вре­мён.

На­ши де­ти уез­жа­ют в го­род. Нет ра­бо­ты, нет жи­лья.

Что­бы мо­ло­дёжь оста­лась в де­ревне, на­до усло­вия жиз­ни срав­нять с го­род­ски­ми, хо­тя бы под­ве­сти газ. Со­здать ра­бо­чие ме­ста и раз­ра­бо­тать до­ступ­ную про­грам­му жи­лья.

С на­шей ста­ро­стью при­дёт и ста­рость деревни. И то­гда в небы­тие мо­жет уй­ти и Мартыново, и уникальная куль­ту­ра кацкарей.

ЖИТЕЛИ ЗНА­ЮТ СВО­ИХ ПРЕД­КОВ ДО СЕДЬ­МО­ГО КОЛЕНА.

ББе­ессе­ед­до­ов­ва­ал­лаа

ООлль­ьг­гаа ССААВВИИЧЧЕЕВВАА

Фо­то из ар­хи­ва Н. РУМЯНЦЕВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.