ШЕСТЬ ПЕР­СО­НА­ЖЕЙ В ПО­ИС­КАХ ЗРИ­ТЕ­ЛЯ

На Вол­ков­ском фе­сти­ва­ле те­ат­ра­лы уви­дят спек­так­ли ре­жис­сё­ров-но­ва­то­ров

AiF Yaroslavl - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

НА СЛЕ­ДУ­Ю­ЩЕЙ НЕДЕ­ЛЕ В ЯРОСЛАВЛЕ СТАР­ТУ­ЕТ МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НЫЙ ВОЛКОВСКИЙ ФЕ­СТИ­ВАЛЬ, ОДИН ИЗ КРУП­НЕЙ­ШИХ ТЕ­АТ­РАЛЬ­НЫХ СМОТ­РОВ В НА­ШЕЙ СТРАНЕ. ОН ВЕ­ДЁТ НА­ЧА­ЛО С 2000 ГО­ДА, КО­ГДА РОС­СИЯ ОТ­МЕ­ТИ­ЛА 250-ЛЕТИЕ ПЕР­ВО­ГО РУС­СКО­ГО ПРО­ФЕС­СИ­О­НАЛЬ­НО­ГО ТЕ­АТ­РА НА ЕГО РО­ДИНЕ, В ЯРОСЛАВЛЕ.

ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром Вол­ков­ско­го фе­сти­ва­ля Та­тья­ной ЦВЕТКОВОЙ.

УЛЫБКА «ЗО­ЛО­ТОЙ МАСКИ»

- Та­тья­на Фё­до­ров­на, рас­ска­жи­те, как вы при­шли в про­фес­сию, как ста­ли два го­да на­зад твор­че­ским ку­ра­то­ром столь пре­стиж­но­го Вол­ков­ско­го фе­сти­ва­ля?

- Я уже по­чти два­дцать лет в те­ат­ре. Ро­ди­лась и вы­рос­ла в го­ро­де Твери, быв­шем Ка­ли­нине. И вот од­на­ж­ды, ко­гда я учи­лась на фил­фа­ке Тверского го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, моя по­дру­га пред­ло­жи­ла мне по­ра­бо­тать в мест­ном те­ат­ре. Ко­неч­но, за сце­ной, нуж­но бы­ло по­мо­гать рек­ви­зи­то­рам. Я по­ня­ла, что это - моё. С тех пор жи­ву те­ат­ром. По­сле фил­фа­ка по­еха­ла в Моск­ву и по­сту­пи­ла на те­ат­ро­вед­че­ский фа­куль­тет ле­ген­дар­но­го ГИТИСа. Ко­гда за­тем ра­бо­та­ла в ТЮЗе мо­е­го род­но­го го­ро­да, на­ши спек­так­ли по­па­ли сра­зу в пять но­ми­на­ций глав­ной те­ат­раль­ной пре­мии Рос­сии «Золотая мас­ка».

Два го­да на­зад ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель Вол­ков­ско­го те­ат­ра Ев­ге­ний Мар­чел­ли при­гла­сил ме­ня за­ни­мать­ся фе­сти­ва­лем. С яро­слав­ским те­ат­ром ме­ня мно­гое свя­зы­ва­ет. Мой муж ра­бо­та­ет в нём ху­дож­ни­ком по све­ту. Ко­гда ме­ня спра­ши­ва­ют о Ярославле, от­ве­чаю: глав­ное - жи­вая твор­че­ская ра­бо­та. Волковский да­ёт та­кую воз­мож­ность в пол­ной ме­ре. Ин­тен­сив­ность по­рой за­шка­ли­ва­ет!

- Вы мно­го лет жи­вё­те те­ат­ром и по­это­му ви­ди­те не толь­ко его па­рад­ную сто­ро­ну. Ча­сто при­хо­дит­ся слы­шать о том, как труд­но ак­тё­рам стать вос­тре­бо­ван­ны­ми, как силь­на за­ви­си­мость от слу­чая. Те­атр же­сток и при­вле­ка­те­лен од­но­вре­мен­но?

- Те­атр, он ни­ко­му ни­че­го не дол­жен. Я глу­бо­ко уве­ре­на, что сча­стье в том, что те­атр пу­стил нас к се­бе! Шанс есть у каж­до­го, но вы­жи­ва­ет силь­ней­ший. Имен­но с этим свя­за­но нема­ло лич­ных драм у мно­гих лю­дей те­ат­ра. Те­атр - это та­кой кос­ми­че­ский ор­га­низм, ко­то­рый уди­ви­тель­но точ­но чув­ству­ет тех, кто от­ве­ча­ет ему пре­дан­но­стью, и от­тор­га­ет всех осталь­ных. По­это­му на­до быть го­то­вым к то­му, что бу­дет тя­жё­ло и слож­но, что нет га­ран­тий успе­ха. И со­зи­дать свой счаст­ли­вый слу­чай.

КАЗАТЬСЯ - ХО­ТЯТ,

БЫТЬ - БО­ЯТ­СЯ

- Фи­наль­ным ак­кор­дом Вол­ков­ско­го фе­сти­ва­ля в этом го­ду ста­нет пре­мьер­ный спек­такль по пье­се но­бе­лев­ско­го ла­у­ре­а­та Лу­и­джи Пи­ран­дел­ло «Шесть пер­со­на­жей в по­ис­ках ав­то­ра». Но эту пье­су ма­ло кто ста­вил, и, ви­ди­мо, не слу­чай­но: есть риск, что но­ва­тор­ский за­мы­сел дра­ма­тур­га не бу­дет вос­при­нят зри­те­лем…

- На сцене Вол­ков­ско­го те­ат­ра эту пье­су точ­но ни­ко­гда не ста­ви­ли, в Рос­сии - счи­тан­ное чис­ло раз. Тем ин­те­рес­нее бу­дет яро­слав­ским зрителям пре­мье­ра: поль­ский ре­жис­сёр Ан­джей Бу­бень ста­вит пье­су ита­льян­ца на сцене «Пер­во­го рус­ско­го». Спек­такль на­чи­на­ет­ся с то­го, что зри­тель при­сут­ству­ет на от­кры­той ре­пе­ти­ции и яв­ля­ет­ся непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком все­го про­ис­хо­дя­ще­го на сцене, но неожи­дан­но по­яв­ля­ют­ся шесть «пер­со­на­жей», со­здан­ных фан­та­зи­ей дра­ма­тур­га. И на­чи­на­ют ве­сти свою соб­ствен­ную жизнь, про­жи­вая ис­то­рии, при­ду­ман­ные дра­ма­тур­гом для них в недо­пи­сан­ной пье­се. Эта пье­са о том, что лю­ди за­ча­стую хо­тят «казаться», иг­рать на­вя­зан­ные им чу­жие ро­ли, но бо­ят­ся «быть». Ведь быть са­мим со­бой - это очень страш­но. И в ре­зуль­та­те вы­мыш­лен­ные пер­со­на­жи на­мно­го ре­аль­нее жи­вых лю­дей. Ил­лю­зия бьёт ре­аль­ность.

В сво­ём спек­так­ле Ан­джей Бу­бень бе­се­ду­ет со зри­те­лем, об­суж­дая тра­ге­дию от­чуж­де­ния близ­ких лю­дей. Каж­дый пер­со­наж спек­так­ля счи­та­ет се­бя цель­ной лич­но­стью, но на са­мом де­ле он раз­ры­ва­ем про­ти­во­ре­чи­я­ми меж­ду на­де­той «мас­кой» и слож­но­стью ис­тин­ных че­ло­ве­че­ских чувств, «ли­цом». В спек­так­ле гра­ни­ца меж­ду дву­мя ми­ра­ми - ре­аль­ным и при­ду­ман­ным - неумо­ли­мо и опас­но сти­ра­ет­ся, при­во­дя к неожи­дан­ной раз­вяз­ке.

- Один об­щий во­прос бу­дет уме­стен. Сей­час ре­жис­сё­ры ве­дут бур­ные по­ис­ки но­вых форм, ска­жем, про­шлый фе­сти­валь озна­ме­но­вал­ся так на­зы­ва­е­мым им­мер­сив­ным спек­так­лем, или «бро­дил­кой». Нет ли опас­но­сти, что те­атр пе­ре­ста­нет им быть, пе­рей­дя в ка­кое-то но­вое ка­че­ство?

- Я мно­го ез­жу по те­ат­рам и все­гда удив­ля­юсь: «Как всё ме­ня­ет­ся!» Ска­жем, в Тю­ме­ни есть те­атр «Кос­мос», в ко­то­ром зрителям да­ют 3D-оч­ки, и они на спек­так­ле, та­ким об­ра­зом, ви­дят объ­ём­ную кар­тин­ку. Ты мо­жешь вы­брать на­прав­ле­ние, за ко­то­рым хо­чешь сле­дить. Кро­ме то­го, зри­тель од­но­вре­мен­но ока­зы­ва­ет­ся и ак­тё­ром, и ре­жис­сё­ром. Ан­джей Бу­бень, кста­ти, то­же ис­поль­зу­ет весь спектр та­ких «ин­но­ва­ций». При­ме­ров мно­же­ство.

Те­ма эта вы­зы­ва­ет бур­ные спо­ры те­ат­ро­ве­дов. Вы­ска­зы­ва­ют­ся мне­ние, что тра­ди­ци­он­ный ме­то­до­ло­ги­че­ский под­ход к со­вре­мен­но­му те­ат­ру уста­рел. Что есть те­атр? Это ар­тист плюс зри­тель. Это две глав­ные со­став­ля­ю­щие. А сце­на, ку­ли­сы, со­фи­ты, про­чие ат­ри­бу­ты - их мо­жет и не быть, а те­атр в но­вом по­ни­ма­нии остаётся. И все бес­чис­лен­ные экс­пе­ри­мен­ты, мо­жет быть, и нуж­ны для то­го, что­бы уяс­нить это по­ло­же­ние ве­щей.

ГАМ­ЛЕТ - ЭТО ЖЕН­ЩИ­НА

- Го­стей фе­сти­ва­ля ожи­да­ет и но­вое про­чте­ние «Гам­ле­та». Су­дя по от­зы­вам на этот спек­такль, то­же «на гра­ни».

- Да, прой­дёт спек­такль ре­жис­сё­ра Юрия Бу­ту­со­ва, ко­то­рый по­сле пре­мье­ры в Санкт-Пе­тер­бург­ском го­су­дар­ствен­ном те­ат­ре им. Лен­со­ве­та в де­каб­ре про­шло­го го­да сра­зу стал са­мой об­суж­да­е­мой но­вин­кой те­ат­раль­но­го се­зо­на. «Гам­лет - дав­но уже миф, не че­ло­век. Это - ду­хов­ная суб­стан­ция, не име­ю­щая ни воз­рас­та, ни по­ла, ни ве­са, ни за­па­ха. По­это­му в спек­так­ле от­нюдь не слу­чай­но нет фи­наль­ной шекс­пи­ров­ской сце­ны - Гам­лет не мо­жет уме­реть», - го­во­рит Юрий Бу­ту­сов. Глав­но­го ге­роя иг­ра­ет жен­щи­на, по­то­му что, по сло­вам ре­жис­сё­ра, «жен­щи­ны зна­ют о жиз­ни го­раз­до боль­ше, чем муж­чи­ны». Но Гам­лет все­гда остаётся тай­ной. Он тот, кто бро­са­ет вы­зов ве­ку. По­нять Гам­ле­та зна­чит, по­нять век.

- По сто­и­мо­сти билетов этот спек­такль до­сту­пен ря­до­вым те­ат­ра­лам?

- В Санкт-Пе­тер­бур­ге це­на би­ле­та на «Гам­ле­та» со­став­ля­ла ми­ни­мум 7 тыс. руб., в Ярославле - при­мер­но в 2,5 ра­за ни­же, что де­ла­ет столь зна­чи­мые те­ат­раль­ные до­сти­же­ния бо­лее до­ступ­ны­ми лю­дям.

- В чём осо­бен­ность пье­сы «Ути­ная охо­та», ко­то­рую лю­ди стар­ше­го по­ко­ле­ния пре­крас­но зна­ют по ки­но­филь­му с ге­ни­аль­ным Оле­гом Да­лем в глав­ной ро­ли?

-«Ути­ная охо­та», без­услов­но, од­на из луч­ших и за­га­доч­ных пьес Алек­сандра Вам­пи­ло­ва. За­слу­га ре­жис­сё­ра Ев­ге­ния Мар­чел­ли в том, что он смог вы­ве­сти сю­жет пье­сы из кон­тек­ста со­вет­ско­го бы­та, тем бо­лее что текст, на­пи­сан­ный бо­лее по­лу­ве­ка на­зад, звучит чрез­вы­чай­но со­вре­мен­но. Его Зи­лов в ис­пол­не­нии Ива­на Ян­ков­ско­го, вну­ка На­род­но­го ар­ти­ста СССР Оле­га Ян­ков­ско­го, - не разо­ча­ро­ван­ный в се­бе и в жиз­ни пер­со­наж, а мо­ло­дой че­ло­век, пол­ный люб­ви, неж­но­сти и жиз­нен­ной си­лы. Пре­мье­ра со­сто­я­лась в Мос­ков­ском те­ат­ре им. Ер­мо­ло­вой в про­шлом го­ду.

«Ме­ня при­вле­ка­ет «за­гад­ка Зи­ло­ва». При ка­жу­щей­ся про­сто­те ис­то­рии очень труд­но опре­де­лить при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи про­ис­хо­дя­ще­го. Что это? Разо­ча­ро­ва­ние в се­бе и в жиз­ни или разо­ча­ро­ва­ние жиз­ни в се­бе? Что та­кое охо­та? Тер­ри­то­рия сво­бо­ды или агрес­сив­но­го сбро­са же­сто­ко­сти? Тер­ри­то­рия убий­ства - не ра­ди вы­жи­ва­ния, а ра­ди раз­вле­че­ния? По­че­му че­ло­век так тра­ги­че­ски не уме­ет жить?! Эти во­про­сы бес­ко­неч­но му­ча­ют при по­пыт­ке разо­брать­ся в ге­рое. Мне Зи­лов сим­па­ти­чен, несмот­ря на его яв­ную «от­ри­ца­тель­ность», - вот как об этом го­во­рит Ев­ге­ний Мар­чел­ли.

- А что пред­сто­ит за спек­такль, ме­сто про­ве­де­ния ко­то­ро­го неиз­вест­но?

- Это спек­такль Poe.Tri. про­ек­та «Те­атр. На вы­нос» из Санкт-Пе­тер­бур­га. «Ува­жа­е­мые зри­те­ли, о ме­сте про­ве­де­ния спек­так­ля мы со­об­щим вам по те­ле­фо­ну, ко­то­рый вы ука­зы­ва­е­те при по­куп­ке би­ле­та он­лайн или в кас­се», - так на­чи­на­ет­ся для зри­те­ля этот цикл про­гу­лок с по­эта­ми по раз­лич­ным ме­стам го­ро­да. «Вза­и­мо­дей­ствие дра­ма­тур­гии спек­так­ля с го­ро­дом, а зри­те­ля с про­ис­хо­дя­щим в спек­так­ле - неотъ­ем­ле­мые ат­ри­бу­ты на­ше­го те­ат­ра», - по­яс­ня­ет ре­жис­сёр про­ек­та Мак­сим Кар­на­ухов.

Как ви­ди­те, на фе­сти­ва­ле бу­дет мно­го ин­те­рес­но­го, вза­и­мо­дей­ству­ют до­сти­же­ния ев­ро­пей­ско­го те­ат­ра и тра­ди­ции ве­ли­кой рус­ской куль­ту­ры. Яро­слав­ский зри­тель непред­ска­зу­ем, это из­вест­но, и по­то­му осо­бая ин­три­га в том, как он вос­при­мет об­раз­цы со­вре­мен­но­го те­ат­раль­но­го ис­кус­ства.

Игорь ВЕЛЕТМИНСКИЙ

О МЕ­СТЕ ПРО­ВЕ­ДЕ­НИЯ СПЕК­ТАК­ЛЯ ЗРИТЕЛЯМ СО­ОБ­ЩАТ В СМС.

В рам­ках фе­сти­ва­ля зри­те­ли уви­дят спек­такль «Ути­ная охо­та». В глав­ной ро­ли - Иван Ян­ков­ский.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.