ТРА­ГЕ­ДИЯ НА­РО­ДА

30 ок­тяб­ря ­ День па­мя­ти жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий

AiF Yug (Krasnodar) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Фё­дор ПОНОМАРЁВ

ИС­ТО­РИК ВЛА­ДИ­МИР ГРОМОВ О ТОМ, КО­ГДА НА­ЧА­ЛИСЬ РЕПРЕССИИ, ПО­ЧЕ­МУ ОТ­НО­ШЕ­НИЕ К НИМ ДО СИХ ПОР РАЗ­ДЕ­ЛЯ­ЕТ ОБ­ЩЕ­СТВО, ПО КА­КОЙ ПРИ­ЧИНЕ ЛЮ­ДИ В СПОРАХ ОПЕРИРУЮТ НЕ ФАК­ТА­МИ И ИСТОРИЧЕСКИМИ ДО­КУ­МЕН­ТА­МИ, А ДОМЫСЛАМИ.

Скорб­ные стра­ни­цы на­шей ис­то­рии на­до знать и пом­нить хо­тя бы для то­го, что­бы не до­пу­стить их по­вто­ре­ния.

рас­стре­ли­ва­ли. Хо­тя изна­чаль­но ка­за­че­ство к крас­ным от­нес­лось спо­кой­но. Но ко­гда со­вет­ская власть ста­ла ре­прес­си­ро­вать, изы­мать про­дук­ты, скот и т.д., то ка­за­ки по­шли в Бе­лую ар­мию. 35 ты­сяч ку­бан­цев во­е­ва­ли у Де­ни­ки­на. Есте­ствен­но, по­сле Граж­дан­ской вой­ны по­бе­ди­те­ли за­хо­те­ли разо­брать­ся со все­ми.

- И всё-та­ки, с 1937-го про­шло уже боль­ше 80 лет, а у нас лю­бые раз­го­во­ры о ре­прес­си­ях пре­вра­ща­ют­ся в по­ли­ти­че­ские де­ба­ты, в ко­то­рых про­ти­во­по­лож­ные сто­ро­ны го­то­вы с пе­ной у рта до­ка­зы­вать свою право­ту. По­че­му мы до сих пор не мо­жем най­ти кон­сен­сус?

- По­то­му что ни­как не мо­жем най­ти точ­ные циф­ры да­же в ко­ли­че­стве ре­прес­си­ро­ван­ных. Всё вре­мя ки­да­ем­ся из край­но­сти в край­ность. Как на хо­ро­шем аук­ци­оне: кто боль­ше на­зо­вёт, тот и прав. В об­ще­стве соз­да­ли опре­де­лён­ный на­строй: мол, во вре­мя ре­прес­сий уби­ли де­сят­ки мил­ли­о­нов че­ло­век (в на­ча­ле де­вя­но­стых фи­гу­ри­ро­ва­ла да­же циф­ра 110 мил­ли­о­нов). По­нят­но, что оцен­ки раз­ные - ку­да от­но­сить мил­ли­он рас­ку­ла­чен­ных се­мей? У нас вы­сы­ла­ли це­лые ста­ни­цы, Пол­тав­скую, на­при­мер. Счи­тать ли по­гиб­ших от го­ло­да 1932-33 го­да? По­сле смер­ти Ста­ли­на Хру­щёв был за­ин­те­ре­со­ван сва­лить всё на пред­ше­ствен­ни­ка, пре­уве­ли­чить масштаб жертв. Хо­тя сам при­ни­мал ак­тив­ное уча­стие в ре­прес­си­ях. Есть за­пис­ка, в ко­то­рой он, сек­ре­тарь ком­пар­тии УССР, про­сил уве­ли­чить ко­ли­че­ство рас­стре­лов. Ста­лин на­пи­сал ре­зо­лю­цию: «Ус­по­кой­ся, ду­рак». Обра­тим­ся к до­ку­мен­там. В 1954 го­ду для Хру­щё­ва под­го­то­ви­ли справ­ку, под­пи­сан­ную

Ген­про­ку­ро­ром СССР, ми­ни­стром внут­рен­них дел и ми­ни­стром юс­ти­ции. В ней со­об­ща­лось, что с 1921 по 1953 год по 58 ста­тье («Контр­ре­во­лю­ци­он­ная де­я­тель­ность») осу­ди­ли 3 777 380 че­ло­век, к выс­шей ме­ре на­ка­за­ния при­го­во­ри­ли 642 980. Я скло­нен боль­ше ве­рить справ­ке, с ко­то­рой в на­ча­ле де­вя­но­стых вы­сту­пил на­чаль­ник КГБ СССР Вла­ди­мир Крюч­ков: 3 778 234 осуж­дён­ных по 58 ста­тье, из них 786 098 при­го­во­рён­ных к рас­стре­лу. Де­сят­ков мил­ли­о­нов жертв ни­как не по­лу­ча­ет­ся, по­то­му и при­ми­ре­ния нет.

- Но всё-та­ки сот­ни ты­сяч рас­стре­лян­ных лю­дей - это очень мно­го…

- Ко­неч­но, смерть од­но­го че­ло­ве­ка - это уже тра­ге­дия. А репрессии, несо­мнен­но, тра­ге­дия все­го на­ше­го на­ро­да, от­ри­цать это нель­зя. И замалчивать то­же - нуж­но го­во­рить о них, но толь­ко прав­ду, да­вать ре­аль­ные циф­ры, а не брать с по­тол­ка. А у нас од­ни уве­ли­чи­ва­ют ко­ли­че­ство жертв до ста мил­ли­о­нов, дру­гие пы­та­ют­ся пре­умень­шить, вот и не мо­гут друг с дру­гом до­го­во­рить­ся. И непонимание бу­дет про­дол­жать­ся до тех пор, по­ка все, неза­ви­си­мо от по­ли­ти­че­ский при­стра­стий, не нач­нут опе­ри­ро­вать ре­аль­ны­ми, а не вы­ду­ман­ны­ми циф­ра­ми. Мы жи­вём в та­кое вре­мя, ко­гда лю­би­те­лей по­фан­та­зи­ро­вать на ис­то­ри­че­ские те­мы боль­ше чем ко­гда­ли­бо. За­чем си­деть в ар­хи­вах и что-то вы­яс­нять, ес­ли мож­но при­ду­мать? Мне на­до­е­ло пе­ре­пи­сы­ва­ние ис­то­рии - я по­то­му и в пар­тии ни­ко­гда не был. Ве­рить мож­но толь­ко фактам и до­ку­мен­там.

- Так по­че­му же мно­гие лю­ди не ве­рят в эти до­ку­мен­ты?

- Уро­вень об­ра­зо­ван­но­сти на­ции сей­час очень ни­зок. В 1964-м нам, се­ми­класс­ни­кам, чи­та­ли на уро­ке ис­то­рии га­зе­ту «За ру­бе­жом», заметку о том, что в США 70% школь­ни­ков не мо­гут най­ти Ан­глию на кар­те. Мы хо­хо­та­ли, по­то­му что да­же тро­еч­ник Пет­ро Мо­роз без про­блем по­ка­зы­вал на кар­те все стра­ны ми­ра. А в 2012-м вы­яс­ни­лось, что 60% на­ших школь­ни­ков не зна­ют, с кем Рос­сия во­е­ва­ла в 1812-м.

К то­му же на волне фан­та­зий на ис­то­ри­че­ские те­мы вы­рос­ло уже це­лое по­ко­ле­ние. Да, в два­дца­тые, трид­ца­тые го­ды Рос­сию ло­ма­ли: и кол­лек­ти­ви­за­ция, и репрессии пре­сле­до­ва­ли од­ну цель - сло­мать лю­дей пси­хо­ло­ги­че­ски. Но сей­час у нас дру­гая лом­ка: по­сле 1991 го­да вы­рос­ло по­ко­ле­ние по­тре­би­те­лей и эго­и­стов. Недав­но по­вы­си­ли пен­си­он­ный воз­раст, объ­яс­ня­ют это ре­ше­ние де­мо­гра­фи­че­ской ямой. И она обя­за­тель­но бу­дет по несколь­ким при­чи­нам. Пер­вое - тот са­мый эго­изм. Что­бы иметь се­мью, нуж­но ра­ди ко­го-то жерт­во­вать, а мо­ло­дё­жи лег­че за­ве­сти ко­шеч­ку или со­бач­ку. Вто­рая - 4 млн рос­сий­ских жен­щин не мо­гут рожать. Я не знаю на­род, ко­то­рый бы ху­же от­но­сил­ся к сво­е­му здо­ро­вью, чем рус­ский. Тре­тье - уро­вень зар­пла­ты не все­гда поз­во­ля­ет се­мьям иметь де­тей.

- Го­во­ря о ре­прес­си­ях, не­воз­мож­но обой­ти сто­ро­ной фи­гу­ру Ста­ли­на. Как вы к нему от­но­си­тесь?

- Ста­лин, ко­неч­но, был слож­ной, про­ти­во­ре­чи­вой лич­но­стью. Мне нра­вит­ся по­зи­ция

- Да, ка­за­ков, как и ду­хо­вен­ство, ин­тел­ли­ген­цию, пер­вы­ми под­верг­ли пре­сле­до­ва­ни­ям. Но ка­ко­вы мас­шта­бы? К 1917 го­ду ККВ на­счи­ты­ва­ло 1 млн 400 тыс. че­ло­век, в пер­вой со­вет­ской пе­ре­пи­си 1926 го­да ка­за­ка­ми на Ку­ба­ни се­бя на­зва­ли 1 млн 280 тыс. И это то­гда, ко­гда их го­ня­ли. То есть для без­опас­но­сти мож­но бы­ло за­пи­сать­ся рус­ским, укра­ин­цем. По­че­му та­кая неболь­шая раз­ни­ца? Во-пер­вых, по­те­ри бы­ли не та­ки­ми се­рьёз­ны­ми. Во-вто­рых, с 1921 по 1928 гг. на­се­ле­ние СССР рос­ло на 4 млн в год. По­то­му что то­гда стра­на вве­ла но­вую эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку. Отец мне рас­ска­зы­вал, что лю­ди ни­ко­гда так хо­ро­шо не жи­ли, как в те го­ды.

Ес­ли же го­во­рить о про­ще­нии, то моя ба­буш­ка, рас­ку­ла­чен­ная, в кол­хоз не по­шла. А по­том на­ча­лась вой­на, ба­буш­ка со­бра­ла сы­но­вей и ска­за­ла: «Хоть власть и без­бож­ная, но иди­те и во­юй­те, бать­ку не по­зорь­те». Бать­ку - мо­е­го де­да, ко­то­рый при­со­еди­нял Турк­ме­нию в 1881 го­ду вме­сте с ге­не­ра­лом Ско­бе­ле­вым, а по­гиб в 1919-м. Не­гра­мот­ная ка­зач­ка, ни ра­зу не хо­див­шая в шко­лу, по­ня­ла, что рас­ку­ла­чи­ва­ние это од­но, а ко­гда речь идёт о Ро­дине - со­вер­шен­но дру­гое. Так что на­до го­во­рить не о про­ще­нии, а в первую оче­редь пом­нить тра­ги­че­ские стра­ни­цы на­шей ис­то­рии. Пом­нить тех, кто по­гиб от ре­прес­сий, по­то­му что это на­ши род­ные и близ­кие. Цер­ковь учит: ко­гда мы вспо­ми­на­ем жив­ших до нас и мо­лим­ся о них, то до­став­ля­ем им, су­щим на небе­сах, ра­дость. Они радуются за нас, жи­ву­щих на зем­ле. И то­гда про­ис­хо­дит ве­ли­кая связь по­ко­ле­ний. К то­му же по­ка мы пом­ним, мы не до­пу­стим, что­бы эти тра­ги­че­ские со­бы­тия

по­вто­ри­лись.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.