ЗО­ЛО­ТАЯ МЕ­ДАЛЬ - УГОРСКОМУ КНЯЗЮ

Как тай­ши пре­вра­ти­лись в княз­цов, и во что они ве­ро­ва­ли

AiF Yugra (Khanti-Mansiysk) - - АКТУАЛЬНО - Ва­лен­ти­на ПАТРАНОВА

В СЕ­РЕ­ДИНЕ XIX ВЕ­КА В БЕРЕЗОВСКОМ УЕЗДЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ НИ­КО­ЛАЙ АБ­РА­МОВ СО­БРАЛ БОГАТЕЙШИЙ МА­ТЕ­РИ­АЛ ПО ИС­ТО­РИИ КРАЯ, О ВЕРОВАНИЯХ МЕСТ­НЫХ ЖИ­ТЕ­ЛЕЙ, ИХ НРА­ВАХ И ОБ­НА­РУ­ЖИЛ ОСТАТ­КИ 37 ДРЕВ­НИХ ГОРОДКОВ.

Свои ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ний Ни­ко­лай Аб­ра­мов из­ло­жил в ста­тье «Опи­са­ние Бе­ре­зов­ско­го края», опуб­ли­ко­ван­ной в га­зе­те «То­боль­ские гу­берн­ские ведомости» в 1858 го­ду.

ОСТЯКИ ПОД ИМЕ­НЕМ ЮГ­РЫ

«Ко­рен­ные жи­те­ли Бе­ре­зов­ско­го края ­ остяки и са­мо­еды, ­ пи­шет он. ­ К ним по по­ко­ре­нии Си­би­ри при­со­еди­ни­лись рус­ские: ка­за­ки, кре­стьяне, класс тор­гу­ю­щих, ду­хо­вен­ство и чи­нов­ни­ки… Остяки ра­зу­ме­лись у нас с древ­но­сти под име­нем юг­ры… На­род этот в древ­но­сти был очень мно­го­чис­лен; имел несколь­ко от­дель­ных «кня­жеств», ко­то­рые между со­бою ве­ли вой­ны, что до­ка­зы­ва­ет­ся и со­хра­нив­ши­ми­ся у остя­ков пре­да­ни­я­ми».

По дан­ным Ни­ко­лая Аб­ра­мо­ва, в се­ре­дине XIX ве­ка Бе­ре­зов­ский округ раз­де­лял­ся на 5 рус­ских об­ществ и 19 ино­род­че­ских во­ло­стей, на­се­ле­ние края со­став­ля­ло 25 209 душ. В дви­же­нии на­ро­до­на­се­ле­ния в ту по­ру счи­та­ли толь­ко муж­ской пол. Ав­тор при­во­дит та­кие дан­ные: по пе­ре­пи­си 1763 го­да остя­ков (хан­ты) и са­мо­едов (нен­цы) муж­ско­го по­ла ­ 8 803, по пе­ре­пи­си 1828 го­да ­ 10 993. Са­мо­ед на во­прос, сколь­ко у него в се­мье жен­ско­го по­ла, от­ве­чал: «На что знать баб, с них ведь яса­ку нету?».

В сво­их ком­мен­та­ри­ях к ста­тье ав­тор при­во­дит та­кой факт: в 1844 го­ду к нему в ру­ки по­па­ли бу­ма­ги, при­над­ле­жав­шие сось­вин­ско­му стар­шине Осма­но­ву. Сре­ди про­чих со­хра­ни­лось про­ше­ние на имя ца­ря Ва­си­лия Шуй­ско­го, пи­сан­ное от име­ни мур­зы Ты­лы­ки Сап­чи­на и дру­гих, как они на­зы­ва­ют се­бя, «юг­рич». По­слан­ные в 1483 го­ду «ве­ли­ким кня­зем Ио­ан­ном III Ва­си­лье­ви­чем кня­зья Петр Уша­той и Семен Курб­ский в Югор­скую зем­лю взя­ли Ля­пин и по­има­ли 33 го­ро­да да 30 кня­зей при­ве­ли». Ав­тор со­об­ща­ет, что по пре­да­ни­ям остя­ков, они очень дол­го на­хо­ди­лись под вла­стью та­тар и мно­гое пе­ре­ня­ли от них в об­ра­зе жиз­ни. К при­ме­ру, хи­жи­ны они стро­и­ли по­доб­но та­тар­ским с на­ра­ми и чу­ва­лом, ам­ба­ры для ве­щей и съест­ных при­па­сов ста­ви­ли на вы­со­ких стой­ках. Хлеб на­зы­ва­ли по­та­тар­ски нянь, та­бак ­ шар. Жен­ское оде­я­ние у них по­хо­же на та­тар­ское, голову и ли­цо се­ве­рян­ки за­кры­ва­ют плат­ком, как и та­тар­ские жен­щи­ны.

Еще од­но ин­те­рес­ное на­блю­де­ние Ни­ко­лая Аб­ра­мо­ва: неко­то­рые из по­чет­ных остя­ков жа­ло­ва­ны бы­ли от та­тар «мур­за­ми и тай­ша­ми». На­при­мер, как он пи­шет, об­дор­ские кня­зья до сих пор но­сят фамилию Тай­ши­ны. «Не­смот­ря на то, что остяки око­ло 270 лет на­хо­дят­ся под рус­ской дер­жа­вой, рус­ское вли­я­ние ме­нее за­мет­но на них, чем та­тар­ское. Сво­их преж­них пра­ви­те­лей, на­зы­ва­е­мых та­та­ра­ми тай­ша­ми, на­ча­ли на­зы­вать по­рус­ски княз­ца­ми, а мурз стар­ши­на­ми, ­ пи­шет Аб­ра­мов. ­ Язык остяц­кий в Березовском крае раз­де­ля­ет­ся на че­ты­ре со­вер­шен­но раз­лич­ные на­ре­чия: об­дор­ское, югор­ское (со­сви­но­ля­пин­ское), бе­ре­зо­во­код­ское и сур­гут­ское. Пись­мен остяки не име­ют. В де­лах для ру­ко­при­клад­ства ста­вят име­е­мую каж­дым ро­дом там­гу, изоб­ра­жа­ю­щую крест, зве­ря, пти­цу, де­ре­во и проч. Дол­ги куп­цам для па­мя­ти за­ме­ча­ют вы­рез­ка­ми на осо­бой длин­ной па­лоч­ке, ко­то­рая рас­ка­лы­ва­ет­ся на­двое: од­на по­ло­ви­на от­да­ет­ся за­и­мо­да­те­лю, дру­гая оста­ет­ся у долж­ни­ка. При вы­пла­чи­ва­нии дол­га обе по­ло­ви­ны па­лоч­ки скла­ды­ва­ют вме­сте для вер­но­сти: сой­дут­ся ли вы­рез­ки один про­тив дру­гих, нет ли под­ме­ны со сто­ро­ны кре­ди­то­ра и на­счи­ты­ва­ния лиш­не­го. Ес­ли долг упла­чи­ва­ет­ся ча­стя­ми, то, на сколь­ко рублей сде­ла­но упла­ты, столь­ко от­ре­за­ет­ся и руб­цов от па­лоч­ки».

«ТИТЛО КНЯ­ЗЯ ИМЕ­ЕТ…»

Опи­сы­вая ха­рак­тер остя­ков, ав­тор от­ме­ча­ет, что они «доб­ро­сер­деч­ны, услуж­ли­вы, го­сте­при­им­ны и чест­ны. Нет из них ни во­ров, ни об­ман­щи­ков и между ни­ми не слу­ча­ет­ся убийств». При этом дол­ги они вы­пла­чи­ва­ют не толь­ко за са­мих се­бя, за от­цов, но и за де­дов. По сло­вам Ни­ко­лая Аб­ра­мо­ва, остяк ско­рее со­гла­сит­ся по­сту­пить на ра­бо­ту к за­и­мо­дав­цу, чем не заплатить ему дол­га. Ка­са­ясь те­мы «кня­зей», их об­ра­ще­ния в хри­сти­ан­скую ве­ру, он со­об­ща­ет, что в 1714 го­ду в Бе­ре­зо­ве был кре­щен «Тай­ша, сын Гын­ды» и на­ре­чен Алек­се­ем. Да­лее один из по­том­ков Алек­сея Тай­ши­на в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны вновь по­лу­чил гра­мо­ту на кня­же­ское до­сто­ин­ство и вме­сте с ней ему при­сла­ли «алый бар­хат­ный каф­тан с во­рот­ни­ком и по­ла­ми, об­ло­жен­ны­ми зо­ло­тым га­лу­ном, кам­зол из белого ат­ла­са, вы­ши­тый зо­ло­том с блест­ка­ми, крас­ные са­фья­но­вые са­по­ги, ма­ли­но­во­го бар­ха­та шап­ку, об­ло­жен­ную зо­ло­ты­ми шнур­ка­ми, и пояс с кор­ти­ком. А в 1831 го­ду сы­ну его Мат­вею Тай­ши­ну «за бла­го­на­ме­рен­ные и по­лез­ные дей­ствия по управ­ле­нию под­ве­дом­ствен­ны­ми ему ино­род­ца­ми вы­со­чай­ше по­жа­ло­ва­на зо­ло­тая ме­даль на ан­нин­ской лен­те с над­пи­сью «За по­лез­ное». В на­сто­я­щее вре­мя, как ука­зы­ва­ет Ни­ко­лай Аб­ра­мов, кня­зем яв­ля­ет­ся сын Мат­вея Иван Тай­шин.

А вот еще од­на ин­те­рес­ная судь­ба кня­же­ско­го ро­да Ала­че­вых. В 1599 го­ду во гла­ве Код­ско­го кня­же­ства стал Иги­чей Ала­чев. Один из его сы­но­вей, ока­зав­шись в Москве, при­нял хри­сти­ан­скую ве­ру и был на­ре­чен Пет­ром. Вско­ре в Моск­ву по­ехал сам Иги­чей и там кре­стил­ся. В 1602 го­ду он по­стро­ил в Ко­де цер­ковь во имя Со­ло­вец­ких чу­до­твор­цев Свя­тых Зо­си­мы и Сав­ва­тия. В 1604 го­ду при­нял хри­сти­ан­ство еще один сын Иги­чея ­ Ми­ха­ил. Он остал­ся жить в Москве и, бу­дучи столь­ни­ком, же­нил­ся на рус­ской де­вуш­ке из знат­но­го ро­да. А его сы­на, ко­то­рый ро­дил­ся рань­ше от жен­щи­ны остяч­ки, по ука­зу ца­ря вы­зва­ли в Моск­ву, и он слу­жил столь­ни­ком. Впо­след­ствии стал вла­дель­цем по­ме­стья в Во­ло­год­ской гу­бер­нии, а его вла­де­ние Ко­да по­сту­пи­ло в каз­ну.

«В на­сто­я­щее вре­мя титло кня­зя име­ет толь­ко об­дор­ский, а про­чих во­ло­стей упра­ви­те­ли яв­ля­ют­ся стар­ши­на­ми, хо­тя неко­то­рых из них остяки и рус­ские на­зы­ва­ют кня­зья­ми», ­ со­об­ща­ет Ни­ко­лай Аб­ра­мов и при­во­дит та­кой при­мер: в 1837 го­ду, ко­гда цар­ству­ю­щий го­су­дарь им­пе­ра­тор был еще на­след­ни­ком пре­сто­ла, он «осчаст­ли­вил своим по­се­ще­ни­ем За­пад­ную Си­бирь». Бе­ре­зов­ские княз­цы и стар­ши­ны бы­ли вы­зва­ны в То­больск, им по­жа­ло­ва­ли от на­след­ни­ка каф­та­ны из ало­го сук­на с зо­ло­ты­ми га­лу­на­ми, на­ряд­ные шап­ки и кор­ти­ки.

МНО­ГО ЧТИМЫХ ИДОЛОВ

Ка­са­ет­ся ав­тор и во­про­са ве­ро­ва­ний мест­ных жи­те­лей. «Изд­рев­ле в сем крае мно­го чтимых идолов. Из­вест­ней­шие из идолов бы­ли: ку­мир, вы­ли­тый из зо­ло­та; он си­дел в ча­ше, в ко­то­рую остяки вли­ва­ли во­ду и пи­ли в уве­рен­но­сти, что им не мо­жет при­клю­чить­ся ни­ка­ко­го несча­стья. Близ де­рев­ни Бе­ло­гор­ской, в 35 вер­стах ни­же Са­ма­ро­во, бы­ла на­гая де­ре­вян­ная жен­щи­на, си­дев­шая на сту­ле под бе­ре­зою. Остяки на­зы­ва­ли ее Боль­шой Бо­ги­нею. При за­во­е­ва­нии Си­би­ри она при­ка­за­ла буд­то бы остя­кам схо­ро­нить се­бя, по иным же пре­да­ни­ям са­ма бро­си­лась в Обь. На устье р. Ир­ты­ша на­хо­ди­лось ка­пи­ще с идо­лом, ко­е­го на­зы­ва­ли Об­ской ста­рик, бо­же­ство рыб. На нем бы­ло несколь­ко одежд и сверх их каф­тан из крас­но­го сук­на. Во­круг ку­ми­ра ле­жа­ли лук, стре­лы, ко­пье и коль­чу­га. В Бе­ло­гор­ских юр­тах на бе­ре­гу Оби бы­ло ка­пи­ще, и в нем Мед­ный гусь, бо­же­ство птиц. В од­ном ка­пи­ще с ним был дру­гой идол, са­мый глав­ный у остя­ков и во­гу­лов, но при об­ра­ще­нии пер­вых в хри­сти­ан­скую ве­ру в 1712 го­ду он уне­сен на реку Кон­ду к во­гу­лам и там скрыт в от­да­лен­но­сти глу­хих ле­сов».

Кар­ти­на П.ШАРДАКОВА

По­ход Ер­ма­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.