ЭТОТ СТРАШНЫЙ «УХОГОРЛОНОС»

О пер­вых опе­ра­ци­ях, «зо­ло­тых» ин­стру­мен­тах и… мук­су­нах

AiF Yugra (Khanti-Mansiysk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - На­та­лья ПИВОВАРЧИК

ЧЕМОДАН ПО ЛЭНДЛИЗУ

- Владимир Ни­ко­ла­е­вич, как на­чи­нал­ся ваш путь в ме­ди­ци­ну?

- Не­про­сто. Мож­но ска­зать, это бы­ла моя чет­вер­тая про­фес­сия. Я при­е­хал в Ханты-Мансийск, ко­гда мне бы­ло 12 лет, в 1958 го­ду. Ро­ди­те­ли ра­бо­та­ли на ры­бо­ком­би­на­те, и я ра­но стал ры­ба­ком. В стар­ших клас­сах вы­учил­ся на свар­щи­ка и то­ка­ря. А о медицине за­ду­мал­ся в кон­це 10 клас­са. Но в Тю­мен­ский мед­ин­сти­тут смог поступить толь­ко со вто­ро­го ра­за рус­ский язык мне не да­вал­ся. В пе­ре­ры­ве меж­ду по­пыт­ка­ми три года от­слу­жил в ар­мии, и все сво­бод­ное вре­мя про­во­дил за учеб­ни­ка­ми - го­то­вил­ся. А в 1974 го­ду вер­нул­ся до­мой уже ди­пло­ми­ро­ван­ным спе­ци­а­ли­стом.

Лор-ко­ек в окруж­ной боль­ни­це то­гда не бы­ло, как и ото­ла­рин­го­ло­ги­че­ских ин­стру­мен­тов. А мне, ко­неч­но, хо­те­лось опе­ри­ро­вать. И тут мне улыб­ну­лась уда­ча. В од­ном из ка­би­не­тов по­ли­кли­ни­ки я слу­чай­но об­на­ру­жил два ящи­ка не рас­кон­сер­ви­ро­ван­ных ото­ла­рин­го­ло­ги­че­ских ин­стру­мен­тов с по­зо­ло­чен­ны­ми ру­ко­ят­ка­ми, при­слан­ных по ленд­ли­зу из США еще в во­ен­ные го­ды. Так они и ле­жа­ли - все но­вень­кие, в мас­ле. Сча­стью не бы­ло пре­де­ла! Все ин­стру­мен­ты ока­за­лись нуж­ны­ми, кро­ме ин­ту­ба­ци­он­ных ка­нюль, ко­то­рые при диф­те­рии встав­ля­ли меж­ду склад­ка­ми в гор­тань, что­бы че­ло­век не за­ды­хал­ся. Они то­же бы­ли по­зо­ло­чен­ные. Не­об­хо­ди­мость в них на то вре­мя уже ис­чез­ла, диф­те­рии по­чти не ста­ло. Я по­шел в сто­ма­то­ло­гию - там по­смот­ре­ли, зо­ло­то ока­за­лось низ­кой про­бы - укра­ше­ния не сде­ла­ешь. Так как мы все бы­ли ры­ба­ка­ми - на­де­ла­ли се­бе зо­ло­тых бле­сен.

- А ин­стру­мен­ты при­го­ди­лись?

- Ко­неч­но. С ни­ми я на­чал по­не­мно­гу опе­ри­ро­вать, вы­пол­нять са­мые про­стые ма­ни­пу­ля­ции. На ме­ня об­ра­ти­ли вни­ма­ние и вы­де­ли­ли пять ко­ек, по­том еще пять. А по­том це­лое от­де­ле­ние!

ОТ «КРИКОИНА» К ВЫСОКИМ ТЕХНОЛОГИЯМ

- Вы по­чти сра­зу ста­ли глав­ным отоларингологом окру­га, при­чем, пер­вым в ис­то­рии ре­ги­о­на. На­вер­ня­ка бы­ло мно­го от­кры­тий?

- Боль­шин­ство опе­ра­ций внед­рял с ну­ля. Это сей­час вра­чам ход опе­ра­ции вид­но на мо­ни­то­ре, а мне при­хо­ди­лось осва­и­вать все но­вое в па­то­ло­ги­че­ской ана­то­мии, что­бы не до­пу­стить на па­ци­ен­тах ро­ко­вых оши­бок. Сей­час по­чти все опе­ра­ции де­ла­ют под нар­ко­зом, а рань­ше - под «кри­ко­и­ном» ко­гда боль­ной кри­чит. А ес­ли се­рьез­но, я пер­вым в окру­ге стал из­вле­кать ино­род­ные те­ла из тра­хей, брон­хов и пи­ще­во­да. Сей­час труд­но пред­ста­вить, но до это­го та­ких па­ци­ен­тов вез­ли са­на­виа­ци­ей в Тю­мень. Пом­ню, как на­чаль­ник са­на­виа­ции бла­го­да­ри­ла, что я им столь­ко де­нег сэко­но­мил. В 1980 го­ду у нас по­яви­лись пер­вые эн­до­ско­пи­сты, и эту ра­бо­ту я пе­ре­дал им.

Ко­гда ста­ли внед­рять нар­коз, пер­вым в Тю­мен­ской об­ла­сти вы­пол­нил под нар­ко­зом тон­зи- лэк­то­мию - уда­ле­ние мин­да­лин. Од­на­ж­ды па­ци­ент на­чал за­ды­хать­ся, сде­лал впер­вые опе­ра­цию гор­ло­се­че­ния. Ис­прав­лять ло­по­ухость - сам Бог ве­лел! Это до­воль­но слож­но сде­лать, ра­бо­та тре­бу­ет точ­но­сти, ак­ку­рат­но­сти, штан­гель-цир­ку­лем нуж­но вы­ме­рять, что­бы оба уха оди­на­ко­во при­шить.

ПОДАРОК С КУБЫ ЗА МЕШОК МУКСУНОВ

- А как же уче­ба? Не всегда же ва­ри­лись в соб­ствен­ном со­ку?

- Воз­мож­ность ез­дить на обу­че­ние в круп­ные кли­ни­ки и ин­сти­ту­ты стра­ны по­яви­лась с кон­ца се­ми­де­ся­тых го­дов. В ос­нов­ном, я учил­ся в Санк­тПе­тер­бур­ге, имен­но там, в ЛОР НИИ в 1979 го­ду уви­дел ро­то­рас­ши­ри­тель Бой­ля-Дэ­ви­са ин­стру­мент, неза­ме­ни­мый при опе­ра­ци­ях на глот­ке.

Исто­рия по­яв­ле­ния это­го чу­до-аг­ре­га­та в Рос­сии свя­за­на с по­ли­ти­че­ски­ми со­бы­ти­я­ми ми­ро­во­го мас­шта­ба. Его при­вез­ли с Кубы. Аме­ри­кан­цы ле­чи­ли ку­бин­цев, в том чис­ле поль­зо­ва­лись ро­то­рас­ши­ри­те­ля­ми, а ко­гда Ба­ти­ста уехал с ост­ро­ва, часть обо­ру­до­ва­ния оста­лась. И со­вет­ские док­то­ра, при­е­хав на Ку­бу, взя­ли па­ру ро­то­рас­ши­ри­те­лей, так они по­па­ли в ле­нин­град­ский ин­сти­тут.

Уви­дев ин­стру­мент в де­ле, я, ко­неч­но, за­го­рел­ся во что бы то ни ста­ло за­по­лу­чить та­кой для на­шей боль­ни­цы. В го­ло­ве тут же со­зрел план. Я по­про­сил кол­лег дать мне ро­то­рас­ши­ри­тель на неде­лю, сел в са­мо­лет до Тю­ме­ни и при­мчал­ся к за­ве­ду­ю­ще­му ка­фед­рой мед­ин­сти­ту­та. Он пе­ре­дал ин­стру­мент умель­цам мест­но­го за­во­да ме­ди­цин­ско­го обо­ру­до­ва­ния, за счи­тан­ные дни по об­раз­цу они сде­ла­ли два эк­зем­пля­ра. Один я оста­вил в ин­сти­ту­те. Ори­ги­нал на са­мо­ле­те от­вез в Ле­нин­град, и счаст­ли­вый, вер­нул­ся в Ханты-Мансийск.

- А кто опла­чи­вал всю эту эпо­пею с пе­ре­ле­та­ми?

- Сам. Это же уни­каль­ная вещь бы­ла, о день­гах не ду­мал. А с ма­сте­ром за­во­да по­том рас­счи­тал­ся меш­ком муксунов. Я во­об­ще ста­рал­ся из каж­дой по­езд­ки что-то при­вез­ти. Мы же в те го­ды и меч­тать не мог­ли о се­го­дняш­нем фи­нан­си­ро­ва­нии, и все но­вые тех­но­ло­гии ста­ра­лись внед­рить, ис­поль­зуя под­руч­ные сред­ства. Уже позд­нее под­смот­рел ин­те­рес­ный ме­тод в Гер­ма­нии - там с по­мо­щью спе­ци­аль­ной кру­шил­ки по ав­то­ру Кот­ле вы­рав­ни­ва­ли и ста­ви­ли на ме­сто изъ­ятые хря­щи но­со­вой пе­ре­го­род­ки и ни­ка­кие про­те­зы не нуж­ны. Вер­нув­шись из ко­ман­ди­ров­ки, за­ка­зал у мест­ных сто­ля­ров ана­ло­гич­ный ин­стру­мент, и ис­крив­лен­ную часть но­со­вой пе­ре­го­род­ки с тех пор мы пе­ре­ста­ли вы­бра­сы­вать.

Зна­е­те та­кое вы­ра­же­ние: от люб­ви и от на­смор­ка ле­кар­ства нет? Од­на­ж­ды я уви­дел кап­ли, ко­то­рые дей­стви­тель­но ле­чат от на­смор­ка. Вы­ве­дал ре­цепт - слож­ный очень. Но мы его в на­шем от­де­ле­нии осво­и­ли и по­ста­ви­ли на по­ток для сво­их па­ци­ен­тов.

- На­вер­ня­ка и са­ми что-то изоб­ре­та­ли?

- Бы­ва­ло, как без это­го. У ме­ня в га­ра­же всегда сто­ял то­кар­ный ста­нок. Но я свои изоб­ре­те­ния не за­па­тен­то­вы­вал ни­ко­гда. За­чем? Глав­ное, что­бы ра­бо­та­ли и по­мо­га­ли ле­чить.

29 СЕН­ТЯБ­РЯ ­ ДЕНЬ ОТОЛАРИНГОЛОГА. 37 ЛЕТ ГЛАВ­НЫМ ОТОЛАРИНГОЛОГОМ ЮГ­РЫ БЫЛ ВЛАДИМИР БЕРЕЗКИН, ЧЕ­ЛО­ВЕК, ИМЯ КО­ТО­РО­ГО В ЮГОРСКОЙ МЕДИЦИНЕ СТА­ЛО ЛЕГЕНДОЙ.

ГУМАНИЗМ С СУРОВЫМ ЛИ­ЦОМ

- Вы мно­го шу­ти­те. Но я пом­ню вас в ра­бо­те - вы всегда ка­за­лись стро­гим, да­же немно­го суровым. На­вер­ное, у мно­гих па­ци­ен­тов вы­зы­ва­ли ро­бость?

- С ка­приз­ны­ми и недо­вер­чи­вы­ми па­ци­ен­та­ми я не це­ре­мо­нил­ся, ни­ко­го не уго­ва­ри­вал, ес­ли кто-то хо­тел ехать ле­чить­ся ку­да-то. Не столь­ко из-за за­де­то­го са­мо­лю­бия, хо­тя, при­зна­юсь - апломб у ме­ня был, ведь я один та­кой в окру­ге был, - а столь­ко из-за то­го, что по­ни­мал, в ито­ге все рав­но ока­жусь прав, а па­ци­ент про­сто по­те­ря­ет вре­мя, и мне по­том при­дет­ся пе­ре­де­лы­вать чьи-то ошиб­ки. Пья­ных и гру­би­я­нов тер­петь не мог. Ко­гда стал­ки­ва­юсь с неува­жи­тель­ным от­но­ше­ни­ем к вра­чам, труд­но дер­жать се­бя в ру­ках. Па­ру раз спус­кал та­ких по­се­ти­те­лей с лест­ни­цы.

- Как же вы с та­ким пря­мо­ли­ней­ным ха­рак­те­ром на­хо­ди­ли под­ход к са­мым труд­ным па­ци­ен­там - де­тям?

- Нор­маль­но я с детьми ни­ка­ких про­блем не бы­ло. Ес­ли ка­приз­ни­ча­ли - вы­го­нял их вме­сте с ро­ди­те­ля­ми - они долж­ны их го­то­вить к при­е­му вра­ча. Од­на­ж­ды об­ра­ти­лась ко мне жен­щи­на с прось­бой уда­лить мин­да­ли­ны 16-лет­ней до­че­ри. А де­воч­ка круп­ная, что на­зы­ва­ет­ся, го­лы­ми ру­ка­ми не возь­мешь. Мать умо­ля­ла про­опе­ри­ро­вать - вез­де ее во­зи­ла: в Моск­ву, Ека­те­рин­бург, Тю­мень, и всю­ду от­ка­зы­ва­лись - ди­кая де­воч­ка, ора­ла как ре­за­ная, ко­гда вра­чи к ней под­хо­ди­ли. Взял­ся. Но… с боль­ши­ми тех­ни­че­ски­ми труд­но­стя­ми. Сде­лал все, смот­рю - у де­воч­ки на ли­це крас­ные сле­ды от ру­ки! За две­рью мать под­жи­да­ет, ду­маю: про­пал! Вы­шел, а она бла­го­да­рит: ес­ли бы не вы, ни­кто бы не по­мог!

Мне нра­ви­лось по­мо­гать лю­дям. Мно­го бы­ло па­ци­ен­тов за 40 лет - де­сят­ки ты­сяч. По все­му окру­гу при­хо­ди­лось ез­дить. Всех не пом­ню, но люди пом­нят, до сих пор при встре­чах го­во­рят «спа­си­бо».

- Пять лет на­зад вы ушли на пен­сию. Сле­ди­те за ра­бо­той сво­е­го от­де­ле­ния?

- Ко­неч­но. Ча­сто в го­сти зо­вут. На­ве­щаю. Я под­го­то­вил се­бе сме­ну. Ре­бя­та у ме­ня ока­за­лись лег­ко обу­ча­е­мые, интересно бы­ло им опыт пе­ре­да­вать. Сей­час уже по­чти все при­ду­ма­но, но все рав­но что-то ме­ня­ет­ся, при­хо­дит но­вое обо­ру­до­ва­ние. Мы вы­пол­ня­ем слу­хо­улуч­ша­ю­щие опе­ра­ции. А за­тем мо­ло­дое по­ко­ле­ние про­дол­жи­ло раз­ви­вать это на­прав­ле­ние - ста­ли ста­вить ти­та­но­вые про­те­зы вме­сто ко­сто­чек. Они мо­лод­цы!

Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва

«В 1974 го­ду вер­нул­ся до­мой ди­пло­ми­ро­ван­ным спе­ци­а­ли­стом».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.