КАК КУЗНЕЦ САПОЖНИКОМ СТАЛ…

Так по­ста­но­вил Са­ма­ров­ский во­лост­ной во­ен­но­ре­во­лю­ци­он­ный ко­ми­тет

AiF Yugra (Khanti-Mansiysk) - - СПОРТ - Валентина ПАТРАНОВА

ЗАСТРЯЛИ В ГЛУХОМАНИ

Тя­го­ты по­сле­ре­во­лю­ци­он­но­го устрой­ства жиз­ни кос­ну­лись не толь­ко мест­ных жи­те­лей, но так­же ино­стран­ных граж­дан, ко­то­рые в са­мый раз­гар ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий ока­за­лись в Бе­ре­зов­ском уез­де - это бы­ли под­дан­ные Гер­ма­нии и Ав­строВен­грии.

В го­род Бе­ре­зов «на ос­но­ва­нии пра­вил во­ен­но­го по­ло­же­ния по по­до­зре­нию в во­ен­ном шпи­он­стве» бы­ли вы­сла­ны Гель­мут Шта­кель, Густав Шмидт, Эрих Пи­хо­та, Фер­ди­нанд Фи­шер, Юли­ус Ци­ар­ков­ский и Карл Брай. Эти име­на на­зва­ны в пись­ме, ад­ре­со­ван­ном 3 ян­ва­ря 1918 го­да ко­мис­са­ру Бе­ре­зов­ско­го уез­да из То­боль­ско­го гу­берн­ско­го управ­ле­ния. От­ку­да и ко­гда эти лю­ди при­бы­ли в Бе­ре­зов - неиз­вест­но, хо­тя мож­но пред­по­ло­жить, что со­бы­тие свя­за­но с Пер­вой ми­ро­вой вой­ной и про­изо­шло оно еще при цар­ском ре­жи­ме. Те­перь но­вая власть не зна­ла, что де­лать с ино­стран­ны­ми под­дан­ны­ми, ко­гда в са­мой Рос­сии тво­ри­лось непо­нят­ное.

При про­вер­ке пе­ре­пис­ки ино­стран­цев пред­ста­ви­те­ли власти «не на­шли ни­ка­ких ука­за­ний на их при­част­ность к из­мен­ни­че­ским де­я­ни­ям», а по­то­му еще то­боль­ский гу­бер­на­тор при­знал воз­мож­ным «осво­бо­дить всех вы­ше­упо­мя­ну­тых лиц от вы­сыл­ки и над­зо­ра». Да, им да­ли воз­мож­ность вы­ехать в лю­бую мест­ность, но как по­ки­нешь ссыл­ку, не имея средств? Под­дан­ные Гер­ма­нии и Ав­строВен­грии по­ла­га­ли, что, ес­ли рос­сий­ская власть от­пра­ви­ла их в та­кую глу­хо­мань, то она долж­на бес­плат­но обес­пе­чить им об­рат­ный про­езд. Ссыль­ные об­ра­ти­лись с хо­да­тай­ством в гу­берн­ское зем­ское управ­ле­ние.

От­вет по­сту­пил уже от но­вой власти 28 фев­ра­ля 1918 го­да: за неиме­ни­ем в гу­берн­ском управ­ле­нии кре­ди­та и невоз­мож­но­сти по­лу­чить его из Пет­ро­гра­да, ехать ино­стран­цам при­дет­ся за свой счет. Че­рез ме­сяц в Бе­ре­зов при­шло разъ­яс­не­ние: как при­над­ле­жа­щие к под­дан­ству во­ю­ю­ще­го с Рос­си­ей го­су­дар­ства нем­цы не име­ют пра­ва вы­ехать на ро­ди­ну впредь до ука­за­ния цен­траль­ной власти. Де­ло ино­стран­ных граж­дан раз­ре­ши­лось толь­ко к июню 1918 го­да: им вы­да­ли «про­ход­ные сви­де­тель­ства на про­сле­до­ва­ние в То­больск». Как даль­ше сло­жи­лась судь­ба этих лю­дей в кру­го­во­ро­те рос­сий­ских ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий, неиз­вест­но.

И ШВЕЦ, И ЖНЕЦ

В 1921 го­ду, ко­гда на тер­ри­то­рии быв­шей То­боль­ской гу­бер­нии вспых­ну­ло кре­стьян­ское вос­ста­ние, для борь­бы с «контр­ре­во­лю­ци­ей» на ме­стах бы­ли со­зда­ны во­лост­ные и сель­ские во­ен­но-ре­во­лю­ци­он­ные ко­ми­те­ты. Рев­ко­мы ре­ша­ли как во­про­сы ор­га­ни­за­ции во­ен­но­го со­про­тив­ле­ния вра­гам ре­во­лю­ции, так и устрой­ства мир­ной жиз­ни. Вот ти­пич­ный слу­чай для то­го вре­ме­ни: в ми­ли­цию Кон­дин­ска (ныне по­се­ле­ние Ок­тябрь­ское) об­ра­ти­лась Гли­ке­рия Ко­ри­ко­ва, про­жи­вав­шая в Кон­дин­ском мо­на­сты­ре, она просила дать ей раз­ре­ше­ние на вы­езд в Бе­ре­зо­во для ле­че­ния. Из во­лост­но­го рев­ко­ма при­шло ука­за­ние: вы­езд раз­ре­шить, удо­вле­тво­рить про­пус­ком.

И в это же вре­мя в Кон­дин­ский волрев­ком по­сту­пи­ло пись­мо: в со­от­вет­ствии с цир­ку­ля­ром нар­ко­ма­та внут­рен­них дел не вы­да­вать ни­ка­ких про­пус­ков для про­ез­да по же­лез­ной до­ро­ге. Толь­ко вряд ли бы­ла необ­хо­ди­мость в та­ком ука­за­нии: бли­жай­шая к Кон­дин­ску же­лез­ная дорога на­хо­ди­лась за сот­ни ки­ло­мет­ров.

Осе­нью 1921 го­да был на­прав­лен цир­ку­ляр из То­боль­ско­го уезд­но­го рев­ко­ма: «В от­дел управ­ле­ния по­сту­па­ют за­яв­ле­ния от слу­жа­щих во­лост­ных рев­ко­мов об уволь­не­нии со служ­бы вви­ду пре­кра­ще­ния да­чи про­до­воль­ствен­но­го пай­ка. В неко­то­рых рев­ко­мах на­блю­да­ет­ся да­же са­мо­воль­ное остав­ле­ние слу­жа­щи­ми сво­ей ра­бо­ты. Это недо­пу­сти­мо, так как вред­но от­ра­жа­ет­ся на хо­де об­щей ра­бо­ты Рес­пуб­ли­ки. Впредь все по­да­ва­е­мые по­доб­но­го ро­да за­яв­ле­ния рас­смат­ри­вать­ся не бу­дут. Са­мо­сто­я­тель­но оста­вив­шие служ­бу бу­дут пре­да­вать­ся су­ду как труд­де­зер­ти­ры».

Ре­ше­ния рев­ко­ма ис­пол­ня­лись, а не об­суж­да­лись. Это под­твер­жда­ет акт от 23 ав­гу­ста 1921 го­да, со­став­лен­ный ко­мис­си­ей Са­ма­ров­ско­го волрев­ко­ма «по по­во­ду сня­тия с ра­бо­ты куз­не­ца Оль­ко­ва Ар­ка­дия». Чем же про­ви­нил­ся кузнец пе­ред но­вой вла­стью? Тем, что «в се­ле есть мас­са слу­жа­щих, ко­то­рые нуж­да­ют­ся в по­чин­ке обу­ви в свя­зи с при­бли­же­ни­ем хо­лод­но­го вре­ме­ни го­да». По­это­му рев­ком по­ста­но­вил: счи­тать ор­га­ни­за­цию са­пож­ной ма­стер­ской неот­лож­ной за­да­чей, а так как кузнец Оль­ков яв­ля­ет­ся хо­ро­шим сапожником, то с 24 ав­гу­ста снять его с долж­но­сти и обя­зать при­сту­пить к по­чин­ке обу­ви. Так кузнец по ре­ше­нию во­лост­ной власти пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вал­ся в са­пож­ни­ка.

Ре­во­лю­ци­он­ная це­ле­со­об­раз­ность, фундамент ко­то­рой был за­ло­жен сто лет на­зад, еще дли­тель­ное вре­мя оста­ва­лась для власти ру­ко­вод­ством к дей­ствию. К сча­стью, это вре­мя без­воз­врат­но ушло.

ПОЖЕЛТЕВШИЕ, ОБВЕТШАВШИЕ ОТ ВРЕ­МЕ­НИ ЛИСТЫ БУ­МА­ГИ ФОН­ДОВ ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НО­ГО АР­ХИ­ВА ЮГРЫ СО­ХРА­НЯ­ЮТ ДЛЯ ПО­ТОМ­КОВ ДУХ ЭПО­ХИ, В КО­ТО­РОЙ БЫ­ЛО МНО­ГО КРО­ВИ, СЛЕЗ, СЛОМАННЫХ СУДЕБ, В ОБ­ЩЕМ, ВСЕ­ГО ТО­ГО, ЧТО СВЯ­ЗА­НО С РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИ­ЕЙ И ГРАЖ­ДАН­СКОЙ ВОЙ­НОЙ.

Кар­ти­на Нор­ма­на Ро­квел­ла

Рев­ком по­ста­но­вил с 24 ав­гу­ста снять куз­не­ца с долж­но­сти и обя­зать при­сту­пить к по­чин­ке обу­ви.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.