БОРЬ­БА В ЗАЩИТУ КАЗАЧЕСТВА

За­бай­каль­ских ка­за­ков хотели урав­нять со все­ми граж­да­на­ми

AiF Zabaykalye (Chita) - - ТВ + АФИША - Алек­сандр БАРИНОВ Да­рья ГАЛЕЕВА

С 5 ПО 20 АВ­ГУ­СТА (18 АВ­ГУ­СТА – 2 СЕН­ТЯБ­РЯ ПО СОВРЕМЕННОМУ СТИЛЮ) 1917 ГО­ДА В ЧИТЕ ПРОШЁЛ 2­Й ОБ­ЛАСТ­НОЙ СЪЕЗД ЗА­БАЙ­КАЛЬ­СКО­ГО КАЗАЧЕСТВА, КО­ТО­РЫЙ, ПРЕЖ­ДЕ ВСЕ­ГО, ВОССТАНОВИЛ ЗА­БАЙ­КАЛЬ­СКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО.

В РЕВОЛЮЦИОННОЙ ЭЙФОРИИ

Вско­ре по­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции, в ап­ре­ле 1917 го­да, в Чите прошёл так на­зы­ва­е­мый 1-й съезд За­бай­каль­ско­го ка­за­чье­го вой­ска. Он, мяг­ко го­во­ря, по мно­гим по­зи­ци­ям был неле­ги­тим­ным. Во-пер­вых, спе­ци­аль­но на него де­ле­га­тов не выбирали. Им объ­яви­ли се­бя чле­ны ка­за­чьей сек­ции 1-го съез­да сель­ско­го на­се­ле­ния За­бай­каль­ской об­ла­сти, ко­то­рый про­хо­дил в те же дни. Во-вто­рых, в его ра­бо­те не принимали уча­стия пред­ста­ви­те­ли фрон­то­во­го казачества, чьё мне­ние по­про­сту бы­ло про­игно­ри­ро­ва­но.

Тон на нём с са­мо­го на­ча­ла за­да­ва­ли мень­ше­ви­ки и эсе­ры, в тот мо­мент ещё хо­див­шие с орео­лом бор­цов с са­мо­дер­жа­ви­ем. Председателем съез­да был избран быв­ший член IIГо­су­дар­ствен­ной Ду­мы от За­бай­каль­ско­го ка­за­чье­го вой­ска, мень­ше­вик Авив Вой­лош­ни­ков. Он и его еди­но­мыш­лен­ни­ки за­да­ва­ли тон всей ра­бо­те съез­да. В ито­ге при об­суж­де­нии во­про­са «Быть или не быть ка­за­че­ству?», как от­ме­тил ис­то­рик Вла­ди­мир Ва­си­лев­ский, толь­ко де­ле­гат от Ку­да­рин­ской ста­ни­цы Бо­жин вы­сту­пил за со­хра­не­ние казачества. Все осталь­ные ора­то­ры ра­то­ва­ли за его от­ме­ну. В ито­ге при 15 воз­дер­жав­ших­ся боль­шин­ством го­ло­сов бы­ла при­ня­та ре­зо­лю­ция, в ко­то­рой бы­ло ска­за­но: «Казачье со­сло­вие как пе­ре­жи­ток ста­ри­ны и след­ствие су­ще­ство­ва­ния по­сто­ян­ных ар­мий долж­но быть уни­что­же­но и срав­не­но со все­ми сво­бод­ны­ми граж­да­на­ми Рос­сии». Прав­да, при этом дан­ный съезд пред­ло­жил со­хра­нить на вре­мя войны «су­ще­ству­ю­щий по­ря­док от­бы­ва­ния ка­за­ка­ми во­ин­ской по­вин­но­сти», по­тре­бо­вав, что­бы го­су­дар­ство взя­ло на се­бя рас­хо­ды по обес­пе­че­нию ка­за­ков об­мун­ди­ро­ва­ни­ем, во­ору­же­ни­ем и ло­ша­дью. Это был как раз тот вопрос, на ко­то­ром ре­во­лю­ци­о­не­ры и «ку­пи­ли» ка­за­ков. Ведь те, идя в ар­мию, ору­жие, об­мун­ди­ро­ва­ние и ло­шадь долж­ны бы­ли при­об­ре­тать за свой счет.

К ав­гу­сту си­ту­а­ция на фрон­те, в стране и в Забайкалье уже ра­ди­каль­ным об­ра­зом из­ме­ни­лась.

НО­ВОЕ БОЛЬ­ШИН­СТВО

Временное пра­ви­тель­ство пе­ре­жи­ло несколь­ко кри­зи­сов, июнь­ское на­ступ­ле­ние рус­ской армии с трес­ком про­ва­ли­лось, так же, как и июль­ская по­пыт­ка анар­хи­стов и боль­ше­ви­ков с на­ско­ку за­хва­тить власть. Со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ский кри­зис при­об­рел мас­штаб­ный ха­рак­тер. Це­ны рос­ли еже­днев­но, продуктов, то­ва­ров, топ­ли­ва и да­же на­лич­ных денег ста­ло ка­та­стро­фи­че­ски не хва­тать. По инер­ции все ещё кля­лись в под­держ­ке Вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству и его гла­ве Алек­сан­дру Ке­рен­ско­му, но общество все боль­ше и боль­ше рас­ка­лы­ва­лось. Еди­ны бы­ли толь­ко в од­ном – стране ну­жен по­ря­док. Толь­ко од­ни счи­та­ли, что его могут на­ве­сти во­ен­ные, а дру­гие – ра­ди­каль­ные ле­вые пар­тии, преж­де все­го боль­ше­ви­ки.

В этих усло­ви­ях и со­брал­ся 2-й съезд За­бай­каль­ско­го казачества. «Пер­вое впе­чат­ле­ние от съез­да, – пи­са­ли в га­зе­те «За­бай­каль­ский ра­бо­чий», быв­шей в тот мо­мент ор­га­ном близ­ких к боль­ше­ви­кам мень­ше­ви­ко­вин­тер­на­ци­о­на­ли­стов, – что нет то­го подъ­ёма и во­оду­шев­ле­ния, как на пер­вом, мно­го офи­це­ров, есть и ге­не­рал».

А ге­не­рал к то­му же был не про­стой, а очень ав­то­ри­тет­ный сре­ди ка­за­ков, Иван Шиль­ни­ков. Ко­ман­дир 1-й За­бай­каль­ской ка­за­чьей ди­ви­зии, от­ли­чив­шей­ся в оче­ред­ной раз во вре­мя про­ва­лен­но­го июнь­ско­го на­ступ­ле­ния, точ­нее контр­на­ступ­ле­ния гер­ман­ских войск. Она бы­ла од­ной из немно­гих ча­стей, ге­ро­и­че­ски сдер­жав­ших и оста­но­вив­ших это на­ступ­ле­нии. Это при­том, что мно­гие ча­сти про­сто бе­жа­ли с фрон­та. Ин­те­рес­но, что 11 ав­гу­ста эта же га­зе­та рас­ска­за­ла о том, что Шиль­ни­ков сам рас­ска­зал участ­ни­кам съез­да о том, что про­ис­хо­ди­ло на фрон­те. «Ге­не­рал от­ме­тил ге­рой­ское и са­мо­от­вер­жен­ное по­ве­де­ние за­бай­каль­цев в эти страш­ные дни, сто­ив­шие ди­ви­зии боль­ших по­терь».

Те­перь тон за­да­ва­ли уже ка­за­ки-фрон­то­ви­ки. Председателем съез­да вновь был избран член Го­су­дар­ствен­ной Ду­мы от ЗКВ, толь­ко Ду­мы IV, ка­дет Сер­гей Тас­кин. Вме­сте с Шиль­ни­ко­вым и подъ­е­хав­шим чуть поз­же еса­у­лом Гри­го­ри­ем Се­ме­но­вым они су­ме­ли спло­тить но­вое боль­шин­ство.

Свои вос­по­ми­на­ния об этом съез­де оставили и Се­ме­нов, и Шиль­ни­ков. Не­до­ступ­ные для чи­та­те­лей в со­вет­ский пе­ри­од, те­перь они воз­вра­ще­ны современному чи­та­те­лю.

С ЛЕВЫМИ ИЛИ С ПРАВЫМИ?

Несмот­ря на боль­шин­ство, сто­рон­ни­кам воз­вра­ще­ния За­бай­каль­ско­го ка­за­чье­го вой­ска бы­ло непро­сто про­ве­сти свою ли­нию.

Рас­кол и в ка­за­че­стве был на­ли­цо.

– Настро­е­ние де­ле­га­тов съез­да, при­быв­ших с фрон­та и из­бран­ных от ста­ниц, бы­ло на­сто­ро­жен­но-вы­жи­да­тель­ное, так как обе сто­ро­ны не бы­ли озна­ком­ле­ны со взгля­да­ми и же­ла­ни­я­ми друг дру­га, – вспо­ми­нал по это­му по­во­ду Семёнов. – Су­дя по то­му, что ста­ни­цы в боль­шин­стве по­сла­ли де­ле­га­та­ми лиц, так или ина­че за­ме­шан­ных в ре­во­лю­ци­он­ных событиях 1905-1906 го­дов,

ЖИ­ТЕЛЬ ИРКУТСКА НА­ШЁЛ НА ПОМОЙКЕ ШЕСТЬ СТАРИННЫХ КНИГ

при­шлось оста­вить и снова вер­нуть­ся.

Свою на­ход­ку Волков по­нёс в биб­лио­те­ку. Вы­яс­ни­лось, что сре­ди спа­сён­ных книг есть пер­вый и вто­рой то­ма при­жиз­нен­но­го из­да­ния «Ис­то­рия хи­мии» вы­да­ю­ще­го­ся немец­ко­го учё­но­го Гер­ма­на Коп­па и фран­цуз­ская мо­но­гра­фия о ми­не­раль­ных во­дах Фран­ции и Ал­жи­ра - то­же при­жиз­нен­ное из­да­ние. А ещё сло­варь на­ук, ли­те­ра­ту­ры и ис­кусств, со­став­лен­ный фран­цуз­ским ис­то­ри­ком и пи­са­те­лем Бу­айе, и из­да­ние Санкт-Пе­тер­бург­ской мож­но бы­ло преду­га­дать, что нам, фрон­то­ви­кам, при­дет­ся ве­сти го­ря­чую борь­бу в защиту казачества от по­ся­га­тельств на ис­кон­ные пра­ва его, тем бо­лее, что пред­сто­я­ло ре­шить мно­го во­про­сов, имев­ших жиз­нен­ную важ­ность для вой­ска.

– На­ша ра­бо­та и борь­ба несколь­ко об­лег­ча­лась тем, что 2/3 участ­ни­ков съез­да – на­ши сто­рон­ни­ки со­хра­не­ния казачества, – вспо­ми­нал Иван Шиль­ни­ков, – и толь­ко 1/3 – ле­вая груп­па или «ре­во­лю­ци­он­но-де­мо­кра­ти­че­ская», как они се­бя на­зы­ва­ли. Это вы­яс­ни­лось уже из выборов пре­зи­ди­у­ма. Председателем съез­да был избран Тас­кин, кан­ди­дат от ле­вой груп­пы Вой­лош­ни­ков за­бал­ло­ти­ро­ван. То­ва­ри­щем (то есть за­ме­сти­те­лем – авт.) пред­се­да­те­ля был избран я. Та­кое со­от­но­ше­ние сил дер­жа­лось до конца съез­да, и по­чти все во­про­сы ре­ше­ны боль­шин­ством 2/3 го­ло­сов.

Боль­шин­ство, но не все. Бы­ло и так на­зы­ва­е­мое «бо­ло­то», ко­то­рое мог­ло по од­но­му во­про­су быть с левыми, по дру­го­му – с правыми. Вот, к при­ме­ру, ка­ки­ми бы­ли итоги го­ло­со­ва­ния по од­но­му из во­про­сов: за по­зи­цию Шиль­ни­ко­ва – 89, про­тив – 3, воз­дер­жа­лись – 12, ре­во­лю­ци­он­ная груп­па в чис­ле 53 че­ло­век в этом го­ло­со­ва­нии участ­во­вать от­ка­за­лась.

Один из при­ме­ров при­вел 23 ав­гу­ста и «За­бай­каль­ский ра­бо­чий»: «Со­став съез­да опре­де­лил­ся. Боль­шин­ство при­ня­ло яр­кую по­ли­ти­че­скую окрас­ку ка­дет. Тас­кин рас­по­я­сал­ся со­вер­шен­но. Ге­не­рал Шиль­ни­ков ве­дет ака­де­мии на­ук на фран­цуз­ском язы­ке. Все кни­ги XIX в.

Су­дя по экс­либ­ри­су, они при­над­ле­жа­ли библиотеке Ир­кут­ской зо­ло­то­спла­воч­ной ла­бо­ра­то­рии - од­но­го из круп­ней­ших пред­при­я­тий Си­би­ри, ко­то­рое пе­ре­ра­ба­ты­ва­ло зо­ло­то и изу­ча­ло дра­го­цен­ные ме­тал­лы. На страницах есть ру­ко­пис­ные по­мет­ки: пе­ре­вод за­го­лов­ков на рус­ский с немец­ко­го и фран­цуз­ско­го. Эти за­пи­си уже то­же ре­лик­вия - ско­рее все­го, их де­ла­ли биб­лио­те­ка­ри ла­бо­ра­то­рии в на­ча­ле про­шло­го ве­ка. В 1942 г. пред­при­я­тие пре­вра­ти­ли опре­де­лен­ную по­ли­ти­че­скую иг­ру. Необ­хо­ди­мо от­ме­тить, что боль­шин­ство сши­то бе­лы­ми нит­ка­ми. В со­ста­ве его имеются и де­мо­кра­ти­че­ские эле­мен­ты. Это об­сто­я­тель­ство об­на­ру­жи­лось при об­суж­де­нии вы­ступ­ле­ния на Мос­ков­ском со­ве­ща­нии Ка­ле­ди­на от все­го казачества. В этом во­про­се, несмот­ря на все ста­ра­ния Шиль­ни­ко­ва и Тас­ки­на, часть боль­шин­ства при­со­еди­ни­лась к ре­во­лю­ци­он­но-де­мо­кра­ти­че­ской груп­пе, и та­ким об­ра­зом съезд по­ста­но­вил про­те­сто­вать про­тив вы­ступ­ле­ния ге­не­ра­ла Ка­ле­ди­на».

Де­ло в том, что донской ата­ман Ка­ле­дин го­во­рил на том со­ве­ща­нии от име­ни Об­ще­ка­за­чье­го со­ю­за, в ко­то­рый фрон­то­вые за­бай­каль­ские ка­за­чьи ча­сти во­шли, а ЗКВ, так как оно фор­маль­но бы­ло лик­ви­ди­ро­ва­но 1-м съез­дом, нет.

ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКОЕ РЕ­ШЕ­НИЕ

Съезд об­суж­дал мас­су во­про­сов. И об от­но­ше­нии к Вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству и Учре­ди­тель­но­му со­бра­нию, о земле и ми­ре, о пра­вах ка­за­ков-бу­рят, и мно­гие дру­гие. Но глав­ным был один – быть или не быть ка­за­че­ству?

«Вопрос этот, – вспо­ми­нал ата­ман Се­ме­нов, – как са­мый важ­ный, из-за ко­то­ро­го, соб­ствен­но, и со­би­рал­ся Круг, дол­жен был быть обос­но­ван на твер­дом ба­зи­се, а по­то­му мы решили от­ло­жить его на несколь­ко дней для де­таль­ной под­го­тов­ки Кру­га к рас­смот­ре­нию его».

Так­ти­ка ока­за­лась вер­ной. И съезд по са­мо­му важ­но­му во­про­су принял прин­ци­пи­аль­ную по­зи­цию – ре­ше­ние Пер­во­го съез­да об упразд­не­нии вой­ска от­ме­нить.

За­бай­каль­ское казачье войско бы­ло вос­ста­нов­ле­но. Че­рез несколь­ко лет в Со­вет­ской Рос­сии оно бы­ло вновь лик­ви­ди­ро­ва­но, но по­том­ки за­бай­каль­ских ка­за­ков и в эми­гра­ции, и в са­мом Забайкалье су­ме­ли со­хра­нить его тра­ди­ции, не дав им сги­нуть на­все­гда. в во­ен­ный за­вод и, ско­рее все­го, в это же вре­мя рас­фор­ми­ро­ва­ли его биб­лио­те­ку.

О быв­шем хо­зя­ине книг из­вест­но лишь, что пер­вым то­мом «Ис­то­рии хи­мии» (са­мым цен­ным из всех) он под­пи­рал то ли стол, то ли шкаф - на об­лож­ке остал­ся от­чёт­ли­вый след от нож­ки. Этот эк­зем­пляр по­стра­дал силь­нее дру­гих, осталь­ные - в хо­ро­шем со­сто­я­нии. И хо­тя огром­ных денег эти кни­ги не стоят, для Иркутска это боль­шая исто­ри­че­ская цен­ность.

(«АиФ в Во­сточ­ной Си­би­ри»)

Спо­ров бы­ло мно­го, ре­ше­ние – од­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.