ПИ­ЛОТ ЖИВЁТ СКО­РО­СТЬЮ

Об ис­то­рии дель­та­пла­не­риз­ма, по­лё­тах на­яву и воз­рож­де­нии ма­лой авиа­ции.

AiF Zabaykalye (Chita) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Еле­на ЛОСКУТНИКОВА

В жур­на­ле для юных тех­ни­ков на­шёл ин­фор­ма­цию о дель­та­пла­нах и схе­мы, чер­те­жи – как сде­лать са­мо­му эту кон­струк­цию. Вот бы­ла на­ход­ка!

Нас бы­ло несколь­ко че­ло­век эн­ту­зи­а­стов в Чи­те. Мы сма­сте­ри­ли дель­та­план и ис­пы­та­ли его на за­пад­ном склоне го­ры Ти­тов­ская. Кста­ти, Чи­та – уни­каль­ный го­род! Ну, в ка­ком ещё го­ро­де мож­но бы­ло бы най­ти по­доб­ную пло­щад­ку для на­ших экс­пе­ри­мен­тов и по­лё­тов?

За­тем по­шли от про­сто­го к слож­но­му. Мы усо­вер­шен­ство­ва­ли ле­та­тель­ные ап­па­ра­ты.

Ра­бо­тая зу­бо­тех­ни­ком, я участ­во­вал в со­зда­нии Дель­та­пла­нер­но­го клу­ба. То­гда он рас­по­ла­гал­ся в Чи­тин­ском по­ли­тех­ни­че­ском ин­сти­ту­те. Мы по­ста­ви­ли швей­ные ма­шин­ки и са­ми ши­ли под­вес­ные си­сте­мы. У нас всё бы­ло са­мо­дель­ное!

А в 1981 го­ду дель­та­пла­не­ризм офи­ци­аль­но был признан спор­том (ДОСААФским ви­дом спорта!). По­яви­лась фе­де­ра­ция. В этом же го­ду про­шли пер­вые со­рев­но­ва­ния. На зо­наль­ных со­стя­за­ни­ях ко­ман­да на­шей об­ла­сти за­ня­ла чет­вёр­тое ме­сто.

Мы ушли под кры­ло ДОСААФ. По­яви­лось фи­нан­си­ро­ва­ние, штат­ная струк­ту­ра. Я был то­гда тре­не­ром. Ра­бо­та ки­пе­ла: мы по­лу­чи­ли фаб­рич­ные дель­та­пла­ны (их из­го­тав­ли­ва­ли на Ир­кут­ском авиа­за­во­де), на­би­ра­ли груп­пы, учи­ли ре­бят, ак­тив­но участ­во­ва­ли в со­рев­но­ва­ни­ях. Пом­ню, в 1983 го­ду я вы­иг­рал зо­наль­ные со­рев­но­ва­ния и при­ни­мал уча­стие в чем­пи­о­на­те страны. А уже в 1984-м на­ша ко­ман­да бы­ла луч­шей по Си­би­ри.

Мой лич­ный ре­корд вы­со­ты – 5 400 мет­ров над зем­лёй, на без­мо­тор­ном дель­та­плане.

ОТ МОСК­ВЫ И ОБРАТНО

- Что бы­ло са­мое экс­тре­маль­ное в про­фес­сии?

- Всё! Этот вид спорта имеет очень вы­со­кую сте­пень опас­но­сти! Ле­теть при­хо­дит­ся в по­то­ках воз­ду­ха, ма­нев­ри­руя телом.

По­лё­ты на тех вы­со­тах, что мы ис­поль­зо­ва­ли, са­ми по се­бе экс­тре­маль­ны. Толь­ко из мо­их близ­ких дру­зей, с ко­то­ры­ми я вхо­дил в сбор­ную страны по дель­та­пла­не­риз­му, при по­лё­тах по­гиб­ло 18 (!) че­ло­век.

У ме­ня то­же бы­ли трав­мы. И весь­ма су­ще­ствен­ные. Од­на­жды бы­ло пе­ре­ло­ма­но прак­ти­че­ски всё: обе ру­ки, но­ги, рёб­ра. Бла­го­да­рен док­то­рам, ко­то­рые по­мог­ли вос­ста­но­вить­ся.

В 2001 го­ду по­сле уча­стия в со­рев­но­ва­ни­ях в Ис­па­нии ре­шил оста­вить дель­та­пла­не­ризм. Но ни­че­го не мог с со­бой по­де­лать и в 2006-м вер­нул­ся в спорт. Стал то­гда брон­зо­вым при­зё­ром чем­пи­о­на­та Рос­сии. Это в 61-то год! Призна­юсь, был са­мым воз­раст­ным участ­ни­ком.

- Вы под­счи­ты­ва­е­те, сколько вре­ме­ни про­ве­ли в по­лё­тах?

- Око­ло двух тысяч ча­сов (это до­воль­но-та­ки мно­го для дель­та­пла­не­ри­ста). В опре­де­лён­ное вре­мя я пе­ре­стал считать ча­сы, про­ве­дён­ные в небе. Стал за­пи­сы­вать ки­ло­мет­ры. По­лу­чи­лось до Моск­вы и обратно.

- Уди­ви­тель­но! Столь­ко ча­сов, столь­ко ки­ло­мет­ров про­ле­теть на дель­та­плане – ап­па­ра­те, у ко­то­ро­го нет дви­га­те­ля!

- Марш­ру­ты мо­их по­лё­тов со­став­ля­ли 50-150 ки­ло­мет­ров. По шесть ча­сов я про­во­дил в небе на сво­ём дель­та­плане.

И всё бы хо­ро­шо, но в 1991 го­ду ДОСААФ «рух­нул». Его сня­ли с фи­нан­си­ро­ва­ния. Плав­но наш клуб стал об­ще­ствен­ным. Те­перь это – Клуб лю­би­те­лей авиа­ции.

НЕ ПИ­ЛОТ, А ОПЕ­РА­ТОР?

- Сей­час мно­го го­во­рят о воз­рож­де­нии ма­лой авиа­ции в ре­ги­о­нах. Как вы счи­та­е­те, в За­бай­каль­ском крае мож­но ей вер­нуть бы­лую мощь?

- Непро­стой во­прос. Не толь­ко в крае – в стране ощу­ща­ет­ся ост­рая нехват­ка пи­ло­тов. И ма­шин нет – их не про­из­во­дят.

Рань­ше у нас бы­ла ге­ни­аль­ная си­сте­ма – ДОСААФ.В 18 лет ре­бя­та бы­ли уже го­то­вы­ми лёт­чи­ка­ми. Они шли в учи­ли­ща (на­пол­ня­ли их на 80 про­цен­тов) и там по­лу­ча­ли толь­ко до­пол­ни­тель­ные знания. Бы­ли прыж­ки с па­ра­шю­том, зна­ние техники, «на­лё­тан­ные» ча­сы на пла­не­ре.

Сей­час же вы­пуск­ник лёт­но­го учи­ли­ща не под­ни­мет ма­ши­ну в небо. А ес­ли и сде­ла­ет это, то с боль­шим тру­дом. Ведь он опе­ра­тор, а не пи­лот. И не его вина в том – он же учил­ся на тре­на­жё­рах.

Са­мо­лёт­ный парк ис­чер­пал свои ре­сур­сы. Рань­ше в Чи­тин­ской об­ла­сти дей­ство­ва­ло 18 рей­сов. Во все от­да­лён­ные точ­ки мож­но бы­ло до­ле­теть: из Хил­ка в Пет­ров­ский За­вод, из Крас­но­ка­мен­ска в Чи­ту... А что сей­час?

Кро­ме ма­шин и пи­ло­тов нуж­ны площадки, а все аэро­дро­мы края в за­пу­щен­ном со­сто­я­нии. На них рас­тут тра­ва и ку­стар­ни­ки. Пред­став­ля­е­те, сколько средств по­тре­бу­ет­ся на то, что­бы вос­ста­но­вить это всё?

- Что нуж­но сде­лать, что­бы из­ме­нить си­ту­а­цию?

- На мой взгляд, са­мые луч­шие го­ды у ре­ги­о­наль­ных авиа­пе­ре­во­зок, к со­жа­ле­нию, оста­лись в про­шлом. В те­че­ние бли­жай­ших де­ся­ти лет не ви­жу пер­спек­тив ни в раз­ви­тии авиа­спор­та, ни авиа­пе­ре­во­зок по на­ше­му краю. Ро­са­виа­ция во мно­гом и опре­де­ли­ла не са­мое бла­го­по­луч­ное су­ще­ству­ю­щее положение дел с ма­лой авиа­ци­ей в стране.

Луч­шие го­ды ре­ги­о­наль­ных авиа­пе­ре­во­зок оста­лись в про­шлом?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.