ПОВТОРИВШИЕ ПО­ДВИГ ПАНФИЛОВЦЕВ

75 лет на­зад на­ши зем­ля­ки на­смерть сто­я­ли под Ста­лин­гра­дом

AiF Zabaykalye (Chita) - - ПАМЯТЬ - Ни­ко­лай БУБ­НОВ

Им, пред­вест­ни­кам ис­то­ри­че­ской по­бе­ды на Вол­ге в пред­две­рии 75-ле­тия раз­гро­ма со­вет­ски­ми вой­ска­ми немец­ко­фа­шист­ских войск в Ста­лин­град­ской бит­ве (2 фев­ра­ля 1943 го­да) по­свя­ща­ем этот очерк.

33 БОГАТЫРЯ

Го­род-ге­рой на Вол­ге…Мно­гое он пе­ре­жил за свою бо­лее чем 400-лет­нюю (с 1589 го­да) ис­то­рию. Его пы­та­ли ог­нём, ду­ши­ли го­ло­дом и бо­лез­ня­ми, под­вер­га­ли опу­сто­ши­тель­ным на­бе­гам. Но всё это мерк­нет пе­ред со­бы­ти­я­ми, ко­то­рые разыг­ра­лись здесь в 1942 году. «До­ро­гой смер­ти» на­звал враг свой путь к ве­ли­кой рус­ской ре­ке. Что ж, ему бы­ло вид­ней, как на­зы­вать этот путь. На соб­ствен­ной шку­ре он ис­пы­тал си­лу и стой­кость во­и­нов Крас­ной Ар­мии, сре­ди ко­то­рых бы­ли ты­ся­чи за­бай­каль­цев.

Сре­ди тех, кто две­сти дней и но­чей на­смерть бил­ся за Ста­лин­град, бы­ли во­и­ны за­бай­каль­ских ди­ви­зий: 304-й (67-й гвар­дей­ской), 399-й, 321-й (82-й гвар­дей­ской), 116-й, дру­гих фор­ми­ро­ва­ний, по­лу­чив­ших пе­ред от­прав­кой на фронт хо­ро­шую за­кал­ку на по­ли­го­нах и стрель­би­щах За­бВО.

В кон­це ав­гу­ста 1942 го­да стра­ну об­ле­те­ла весть о му­же­стве и стой­ко­сти 33 со­вет­ских во­и­нов, всту­пив­ших в нерав­ную схват­ку с 70 немец­ки­ми тан­ка­ми, рвав­ши­ми­ся к Ста­лин­гра­ду. В «Ис­то­рии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны» это­му бою по­свя­ще­но все­го не­сколь­ко строк: «В рай­оне Ма­лой Рос­сош­ки груп­па бой­цов 1379-го стрел­ко­во­го пол­ка 87-й стрел­ко­вой ди­ви­зии 62-й ар­мии в ко­ли­че­стве 33 че­ло­век в те­че­ние дня от­би­ли ата­ки 70 немец­ких тан­ков, 150 гит­ле­ров­ских сол­дат и офи­це­ров».

- Впер­вые мы по­ня­ли, почём фунт ли­ха, 23 ав­гу­ста, то есть на­ка­нуне боя, - так вспо­ми­нал о том бое наш зем­ляк Геор­гий СТРЕЛ­КОВ. - Бы­ло вос­кре­се­нье. В два­дца­тых чис­лах ав­гу­ста мы, даль­не­во­сточ­ни­ки, при­бы­ли под Ста­лин­град. Эше­лон вы­гру­зил­ся в ки­ло­мет­рах пя­ти­де­ся­ти от ме­стеч­ка Боль­шая Рос­сош­ка. Дви­ну­лись к пе­ре­до­вой. Мы бод­ро сту­ча­ли са­по­га­ми по пыль­ной до­ро­ге. Да­же не ве­ри­лось, что впе­ре­ди идут бои, льёт­ся кровь, го­рит зем­ля. Вдруг на го­ри­зон­те по­ка­за­лась ка­кая-то точ­ка. С каж­дой ми­ну­той она на­рас­та­ла, при­бли­жа­лась. Это был са­мо­лёт стран­ной кон­струк­ции. «Ра­ма», - опре­де­ли­ли «об­стре­лян­ные» фрон­то­ви­ки. - Ну, те­перь бе­ре­гись!» Вско­ре по­ка­за­лись бом­бар­ди­ров­щи­ки. Они шли вол­на за вол­ной. У них бы­ла од­на цель - Ста­лин­град. Но упус­кать та­кой ла­ко­мый ку­со­чек, как мы, они не со­би­ра­лись. Сколь­ко лет про­шло, но до мель­чай­ших по­дроб­но­стей за­пом­нил те страш­ные ча­сы. Та­ко­го стра­ха боль­ше ни­ко­гда не при­хо­ди­лось ис­пы­ты­вать. Спря­тать­ся в сте­пи бы­ло негде, при­жа­лись к зем­ле, а на нас од­на за дру­гой сы­па­лись бом­бы. От пря­мо­го по­па­да­ния по­гиб­ла на­ша тех­ни­ка (я слу­жил в ра­дио­взво­де). От­бом­бив­шись и рас­стре­ляв весь бо­е­за­пас, не­мец­кие асы ре­ши­ли ещё и по­те­шить­ся. Вклю­чи­ли си­ре­ны и с во­ем пи­ки­ро­ва­ли на нас. Все­му при­хо­дит ко­нец. Кон­чил­ся и этот ад. Не­за­мет­но на­сту­пи­ли су­мер­ки. Мы ото­шли к Ма­лой Рос­сош­ки. Нам при­ка­за­ли за­нять вы­со­ту 76.3. Немно­го от­дох­ну­ли и ста­ли рыть око­пы. За­ко­па­лись глу­бо­ко. Как же это по­том по­мог­ло нам!

- Мы жда­ли. Фа­ши­сты по­яви­лись ча­сов в во­семь. Во­ору­же­ние у нас не ах­ти ка­кое: вин­тов­ки, не­сколь­ко ав­то­ма­тов, бу­тыл­ки с го­рю­чей сме­сью, гра­на­ты и од­но про­ти­во­тан­ко­вое ру­жьё. Тан­ки шли под крас­ны­ми фла­га­ми. Мы об­ра­до­ва­лись: свои. Но ко­гда они по­до­шли бли­же, раз­гля­де­ли на бор­тах кре­сты. Млад­ший по­лит­рук Ев­ти­фе­ев окон­чил пе­хот­ное учи­ли­ще и умел стре­лять из про­ти­во­тан­ко­во­го ру­жьё. На него бы­ла вся на­деж­да.

Ко­гда пи­шут о на­шем бое, обя­за­тель­но под­чёр­ки­ва­ют, что мы по­кля­лись сто­ять на­смерть, что мы дер­жа­лись, как бо­га­ты­ри. А фрон­то­вые по­эты на­зва­ли ме­ня ор­лом, по­то­му что до вой­ны я был пи­о­нер­во­жа­тым и очень лю­бил пес­ню «Ор­лё­нок».

В жиз­ни же всё бы­ло про­ще. Не­сколь­ко раз Еф­ти­фе­ев про­мах­нул­ся, но по­том ему уда­лось под­бить че­ты­ре тан­ка. Боль­ше он стре­лять не мог, от­бил пле­чо. Кри­чит мне: «Стре­ляй!» Я ни­ко­гда про­ти­во­тан­ко­во­го ру­жья в ру­ках не дер­жал, но при­ш­лось на хо­ду осва­и­вать это ору­жие. Раз шесть про­мах­нул­ся, преж­де чем под­бил две ма­ши­ны. А они всё дви­га­лись на нас. По­шли в ход гра­на­ты, бу­тыл­ки с го­рю­чей сме­сью. Нем­цы пы­та­лись утю­жить на­ши око­пы. Но не зря мы тру­ди­лись всю ночь. С на­ми тан­ки ни­че­го сде­лать не мог­ли, а са­ми ста­но­ви­лись до­бы­чей на­ших бой­цов. Ко­гда стем­не­ло, мы оста­ви­ли вы­со­ту, ото­шли к сво­им. Сколь­ко бы­ло тан­ков, сколь­ко мы их под­би­ли, ни­кто не знал. Да и до то­го ли бы­ло нам то­гда…

Мы за­бы­ли о сво­ей по­бе­де на вы­со­те 76.3, по­то­му что бои шли каж­дый день.

Од­на­жды, это бы­ло в кон­це ав­гу­ста или в пер­вых чис­лах сен­тяб­ря, ко мне под­хо­дит офи­цер: «Стрел­ков?». Отве­чаю: «Стрел­ков». До­ста­ви­ли ме­ня в штаб. А там на­ши. Че­ло­век 18 на­бра­лось. Осталь­ные ли­бо по­гиб­ли, ли­бо на­хо­ди­лись в гос­пи­та­ле. Здесь же нам вру­чи­ли на­гра­ды. Пя­те­рым, в том чис­ле и мне, ор­ден Ле­ни­на. 12 че­ло­век по­лу­чи­ли ор­де­на Крас­но­го Зна­ме­ни, осталь­ные - ме­да­ли. Кое-кто был на­граж­дён по­смерт­но. Пом­ню, пря­мо в по­ле на плащ-па­лат­ке устро­и­ли то­ва­ри­ще­ский ужин. Дня три от­ды­ха­ли - и вновь бои.

23­24 АВ­ГУ­СТА 1942 ГО­ДА ГРУП­ПА ВО­И­НОВ ВО ГЛА­ВЕ С ЗАБАЙКАЛЬЦЕМ МЛАД­ШИМ ЛЕЙТЕНАНТОМ ГЕОРГИЕМ СТРЕЛКОВЫМ В БОЮ НА ПОДСТУПАХ К СТА­ЛИН­ГРА­ДУ ПОВТОРИЛА ПО­ДВИГ 28 ГЕ­РО­ЕВ­ПАНФИЛОВЦЕВ.

ПА­МЯТЬ В СЕРД­ЦАХ И В БРОН­ЗЕ

В 1967 году на Ма­ма­е­вом Кур­гане в честь ге­ро­ев-ста­лин­град­цев был от­крыт мо­ну­мен­таль­ный па­мят­ник-ан­самбль. На ба­ре­лье­фе, по­свя­щён­ном му­же­ству и стой­ко­сти 33 бой­цов, за­пе­чат­лён в гра­ни­те офи­цер - за­бай­ка­лец Г.А.Стрел­ков. Му­же­ство и стой­кость 33 бой­цов-ста­лин­град­цев во гла­ве с за­бай­каль­ским млад­шим лейтенантом Георгием Стрелковым уве­ко­ве­че­ны в на­зва­нии ули­цы и в ме­мо­ри­аль­ной дос­ке на зда­нии шко­лы в Алек­сан­дров­ском За­во­де. Па­мять о нём и его од­но­пол­ча­нах жи­вёт и бу­дет жить веч­но. У их по­дви­га, ко­то­рый со­вер­шён на подступах в Ста­лин­гра­ду, нет и не бу­дет сро­ка дав­но­сти.

…До ухо­да на пен­сию Геор­гий Ан­дре­евич учи­тель­ство­вал в род­ном Алек­сан­дров­ском За­во­де. Увы, всё мень­ше фрон­то­ви­ков оста­ёт­ся сре­ди нас. Ныне здрав­ству­ю­щих участ­ни­ков Ста­лин­град­ской бит­вы в За­бай­каль­ском крае мож­но пе­ре­честь по паль­цам. Вре­мя бе­рёт своё. Вот и алекза­вод­цы про­во­ди­ли Геор­гия Стрел­ко­ва в по­след­ний путь. Но жи­вёт в па­мя­ти за­бай­каль­цев и вол­го­град­цев по­двиг бой­цов его груп­пы.

Всю жизнь до мель­чай­ших по­дроб­но­стей фрон­то­ви­ки помнили те страш­ные ча­сы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.