УДАРИМ НОБЕЛЕМ

Субъ­ек­тив­ные за­мет­ки о тех, кто по­бе­дил,

Argumenty I Facty - - НАУКА - Пи­са­тель, жур­на­лист, ла­у­ре­ат Гос­пре­мии СССР Вла­ди­мир ГУБАРЕВ

СРЕ­ДИ ЛА­У­РЕ­А­ТОВ НОБЕЛЕВСКОЙ ПРЕ­МИИ-2017 СНО­ВА НЕ ОКА­ЗА­ЛОСЬ НИ ОД­НОЙ ФА­МИ­ЛИИ РОС­СИЙ­СКИХ УЧЁНЫХ.

О том, что про­ис­хо­дит се­го­дня в ми­ро­вой на­у­ке, кто там пра­вит бал, опре­де­ляя по­бе­ди­те­лей и про­иг­рав­ших, рас­суж­да­ет пи­са­тель Вла­ди­мир ГУБАРЕВ, один из са­мых ав­то­ри­тет­ных экс­пер­тов в этой об­ла­сти. Во­про­са­ми на­у­ки он за­ни­ма­ет­ся с 1960-х гг.

ЗНА­ЮТ, НО МОЛЧАТ?

Уже несколь­ко лет с нетер­пе­ни­ем жду то­го дня, ко­гда в Сток­голь­ме объ­явят но­вых ла­у­ре­а­тов, на­де­ясь услы­шать зна­ко­мую и близ­кую мне фа­ми­лию. Точ­нее, од­ну из двух, так как убеж­дён, что эти два учёных обя­за­тель­но долж­ны быть от­ме­че­ны Нобелевской пре­ми­ей.

Од­на­ко про­хо­дят го­ды, а в Сток­голь­ме о мо­их зна­ком­цах по­мал­ки­ва­ют, хо­тя их фа­ми­лии там очень хо­ро­шо из­вест­ны: их непре­мен­но на­зы­ва­ют в чис­ле пер­вых фи­зи­ков в раз­ных стра­нах ми­ра.

Хо­тел бы за­ме­тить: будь за­ве­ща­ние Но­бе­ля со­став­ле­но се­го­дня, мно­гое в нём из­ме­ни­лось бы, так как в XIX в. пред­став­ле­ния о на­у­ке бы­ли иные. В част­но­сти, ма­те­ма­ти­ка ед­ва ото­рва­лась от ариф­ме­ти­ки, а по­то­му и не по­па­ла в чис­ло на­ук, ко­то­рым сле­ду­ет уде­лять осо­бое вни­ма­ние. Не бы­ло там и упо­ми­на­ния об эко­но­ми­ке, что, на мой взгляд, вполне спра­вед­ли­во. Эта но­ми­на­ция по­яви­лась уже в на­ше вре­мя, бро­сив по­роч­ную тень на пре­мию (я имею в ви­ду по­ли­ти­зи­ро­ван­ность и сию­ми­нут­ность их при­суж­де­ния). Мас­са эко­но­ми­стов, на­пол­нив­ших ми­ро­вую на­у­ку в XX сто­ле­тии, по­тре­бо­ва­ла, что­бы и у них бы­ла столь пре­стиж­ная премия. И она бы­ла учре­жде­на! А как же ина­че: ведь по­сле Ве­ли­ко­го кри­зи­са и по­сле­до­вав­ших за ним бо­лее «мел­ких», но по­сто­ян­ных эко­но­ми­сты на­ча­ли убеж­дать свои пра­ви­тель­ства (в первую оче­редь аме­ри­кан­ское), что имен­но они «вы­во­дят» стра­ну из них. Мно­го­чис­лен­ные эко­но­ми­че­ские тео­рии, озву­чен­ные на все­воз­мож­ных эко­но­ми­че­ских фо­ру­мах, ка­за­лось бы, «да­ют свет в кон­це тун­не­ля», но прак­ти­че­ски все­гда оста­ют­ся невос­тре­бо­ван­ны­ми. Од­на­ко роль эко­но­ми­стов год от го­да воз­рас­та­ет, ими со­зда­ют­ся всё но­вые уни­вер­си­те­ты и выс­шие шко­лы, и уже нет ни од­ной стра­ны, ко­то­рая не по­гру­зи­лась бы в кри­зис. Сле­до­ва­тель­но, нуж­ны Но­бе­лев­ские пре­мии по эко­но­ми­ке, ко­то­рые при­суж­да­ют­ся те­перь с та­кой же пом­пой, как слу­ча­ют­ся эко­но­ми­че­ские кри­зи­сы.

Ау­ра скан­да­лов не пер­вый год окру­жа­ет и Но­бе­лев­скую пре­мию ми­ра. В один год её при­су­ди­ли ви­це-пре­зи­ден­ту США при Бил­ле Клин­тоне Аль­бер­ту Го­ру за на­уч­но-по­пу­ляр­ную кни­жи­цу по эко­ло­гии. Что гре­ха та­ить, книж­ка сла­бень­кая, лю­бой сту­дент фа­куль­те­та жур­на­ли­сти­ки МГУ мог бы по­доб­ную на­пи­сать. Но ви­це-пре­зи­дент США всё-та­ки осо­бен­ная персона, а по­то­му он и стал но­бе­лев­ским ла­у­ре­а­том.

К нему в оче­редь при­стро­ил­ся Ба­рак Оба­ма. Он так эф­фек­тив­но на­чал бо­роть­ся за мир, что кам­ня на камне не оста­вил от все­го Ближ­не­го Во­сто­ка. Как же не от­ме­тить его пре­ми­ей?! Да­же, ка­за­лось бы, та­кие на­ши «бес­спор­ные ла­у­ре­а­ты», как Са­ха­ров и Гор­ба­чёв, вы­зы­ва­ют со­мне­ние. Имен­но под ру­ко­вод­ством Са­ха­ро­ва бы­ла со­зда­на «кузь­ки­на мать» - са­мая мощ­ная тер­мо­ядер­ная бом­ба. Са­ха­ров не толь­ко по­лу­чил за это тре­тью Звез­ду Ге­роя, но и ис­кал этой бом­бе при­ме­не­ние (по­том он сам ужас­нул­ся тем иде­ям, ко­то­рые при­ду­мал!). А Гор­ба­чёв был удо­сто­ен пре­мии за свои устрем­ле­ния к ми­ру, ко­то­рые при­ве­ли, в кон­це кон­цов, к се­рии граж­дан­ских войн, не ути­ха­ю­щих и по сей день.

Есть ещё премия по литературе. В дан­ной об­ла­сти не хо­чу рас­про­стра­нять­ся. До­ста­точ­но ска­зать, что Лев Тол­стой вы­дви­гал­ся на со­ис­ка­ние пре­мии, но так и не был ею от­ме­чен. Его за­ме­ни­ла в спис­ке ла­у­ре­а­тов Светлана Алек­си­е­вич. Это чёт­кий сиг­нал ны­неш­ним школь­ни­кам, ко­му на­до от­да­вать пред­по­чте­ние в литературе.

«О вре­ме­на, о нра­вы!»

ФИЗИКА НА ВСЕ ВРЕ­МЕ­НА

Но за­бу­дем о пе­чаль­ном. Вс­пом­ним о дру­гих но­ми­на­ци­ях «Нобелевской неде­ли».

По­жа­луй, толь­ко к Нобелевской пре­мии по физике нет по­ка пре­тен­зий. Тень по­ли­ти­че­ских стра­стей и сию­ми­нут­но­сти не омра­ча­ет её. Это во мно­гом про­ис­хо­дит по­то­му, что пре­тен­ден­тов на­мно­го боль­ше, чем ва­кан­сий. И все они до­стой­ны! Физика раз­ви­ва­ет­ся столь стре­ми­тель­но, что от­кры­тия в ней сып­лют­ся как из ро­га изоби­лия. И то­му нема­ло при­чин.

Со­шлюсь на мнение ака­де­ми­ка В. Л. Гин­збур­га, но­бе­лев­ско­го ла­у­ре­а­та. Он го­во­рил: «Неко­то­рые Но­бе­лев­ские пре­мии по физике и химии, как по мо­е­му соб­ствен­но­му мне­нию, так и по мне­нию ря­да кол­лег, сомнительны по сво­им до­сто­ин­ствам. Но та­ких слу­ча­ев ма­ло. Упре­кать Но­бе­лев­ские ко­ми­те­ты в необъ­ек­тив­ном от­бо­ре и пред­взя­то­сти мож­но лишь с очень боль­шой осто­рож­но­стью, ес­ли по­ни­мать, сколь тру­ден этот от­бор. Так, Ко­ми­тет по при­суж­де­нию пре­мии по физике каж­дый год рас­сы­ла­ет бо­лее 1000 при­гла­ше­ний пред­ло­жить кан­ди­да­та (или кан­ди­да­тов) на пре­мию. Сколь­ко при­хо­дит от­ве­тов, не знаю, но ду­маю, что фи­гу­ри­ру­ют мно­гие де­сят­ки кан­ди­да­тов. А вы­брать нуж­но не бо­лее 3 че­ло­век».

В Рос­сию та­ких «за­про­сов» при­сы­ла­ет­ся немно­го - два де­сят­ка. Я вы­яс­нял, ко­го имен­но ре­ко­мен­ду­ют учё­ные. Ока­за­лось, что свы­ше 7 че­ло­век! Еди­но­го мне­ния нет. А жаль! Те же аме­ри­кан­цы бо­лее еди­но­душ­ны: у них две сот­ни «за­про­сов» (точ­ные дан­ные хра­нят­ся в сек­ре­те!), а кан­ди­да­тов - 5-7. По­это­му не сле­ду­ет удив­лять­ся, что сре­ди ла­у­ре­а­тов так мно­го пред­ста­ви­те­лей США.

Но глав­ную роль иг­ра­ет уро­вень раз­ви­тия на­у­ки в стране! И вновь сло­во Ви­та­лию Ла­за­ре­ви­чу Гин­збур­гу: «Един­ствен­ный на­дёж­ный спо­соб по­лу­чать Но­бе­лев­ские пре­мии по на­у­ке со­сто­ит во все­мер­ном раз­ви­тии фун­да­мен­таль­ных ис­сле­до­ва­ний, со­зда­нии усло­вий для пло­до­твор­ной ра­бо­ты в бла­го­при­ят­ной об­ста­нов­ке, осо­бен­но для мо­ло­дё­жи. К со­жа­ле­нию, для это­го ча­сто необ­хо­ди­мы огром­ные сред­ства. Вре­ме­на, ко­гда круп­ные от­кры­тия в об­ла­сти фи­зи­ки мож­но бы­ло де­лать ку­стар­ны­ми ме­то­да­ми в ма­лень­ких ла­бо­ра­то­ри­ях, в об­щем и це­лом уже про­шли. Хо­тя исто­рия из­вест­ных от­кры­тий сви­де­тель­ству­ет о том, что та­лант­ли­вые и на­стой­чи­вые фи­зи­ки (и не толь­ко фи­зи­ки) мо­гут ино­гда до­бить­ся це­ли в са­мых скром­ных усло­ви­ях. По­это­му мож­но по­со­ве­то­вать на­шим учё­ным не скла­ды­вать ру­ки и, несмот­ря на все труд­но­сти, пе­ре­жи­ва­е­мые се­го­дня рос­сий­ской на­у­кой, про­дол­жать свои по­ис­ки».

На­вер­ное, сло­ва ве­ли­ко­го физика вос­при­ни­ма­лись бы с оп­ти­миз­мом, ес­ли бы не стра­сти, что ки­пят во­круг на­шей Ака­де­мии на­ук. Уже че­ты­ре го­да идёт так на­зы­ва­е­мая ре­фор­ма РАН, ко­то­рая ни­че­го пут­но­го и по­лез­но­го не при­нес­ла ни на­у­ке, ни об­ще­ству. Речь шла во­об­ще о лик­ви­да­ции Ака­де­мии на­ук ес­ли не юри­ди­че­ски, то фак­ти­че­ски. К сча­стью, Ака­де­мию уда­лось от­сто­ять.

НЕКО­ТО­РЫЕ НО­ВО­ВВЕ­ДЕ­НИЯ В НОБЕЛЕВКУ СОМНИТЕЛЬНЫ.

ОПЯТЬ РУСОФОБИЯ?

Свои бе­ды мы при­вык­ли спи­сы­вать на про­ис­ки за­оке­ан­ских вра­гов и ев­ро­пей­ских недоб­ро­же­ла­те­лей. Имен­но они не да­ют Но­бе­лев­ские пре­мии

на­шим учё­ным, ко­то­рые их, есте­ствен­но, за­слу­жи­ва­ют.

При­ме­ры неспра­вед­ли­во­сти дей­стви­тель­но есть. Да, неко­то­рым учё­ным при­шлось ждать по­чти пол­ве­ка, преж­де чем они по­еха­ли в Сток­гольм за за­слу­жен­ной на­гра­дой. Я имею в ви­ду ака­де­ми­ков Пет­ра Ка­пи­цу и Ви­та­лия Гин­збур­га, ко­то­рые бы­ли от­ме­че­ны пре­ми­я­ми уже в пре­клон­ном воз­расте за ра­бо­ты, сде­лан­ные ими в мо­ло­до­сти.

Да, ака­де­мик Лев Лан­дау по­лу­чил ди­плом ла­у­ре­а­та сра­зу же по­сле то­го, как по­пал в ав­то­мо­биль­ную ава­рию, хо­тя Но­бе­лев­ский ко­ми­тет мог от­ме­тить ве­ли­ко­го физика на­мно­го рань­ше. Да, неко­то­рые учё­ные вы­дви­га­лись на пре­мию несколь­ко раз, но не по­лу­ча­ли её. Но не нуж­но это спи­сы­вать на ру­со­фо­бию. Немец­кий физик А. Зом­мер­фельд вы­дви­гал­ся на «Но­бе­ля» 84 ра­за в те­че­ние 35 лет, но за­вет­но­го ди­пло­ма так и не до­бил­ся. Не­уже­ли в Сток­голь­ме так не лю­бят нем­цев?! Как с юмо­ром за­ме­тил В. Гин­збург, «на­до жить очень дол­го, что­бы по­лу­чить «Но­бе­ля». Но бы­ва­ют и иные си­ту­а­ции, ко­гда мас­шта­бы Нобелевской пре­мии ни­чтож­ны по срав­не­нию с до­сти­же­ни­я­ми на­у­ки. К при­ме­ру, на­ча­ло кос­ми­че­ской эры че­ло­ве­че­ства. Ни за­пуск пер­во­го ис­кус­ствен­но­го спут­ни­ка Зем­ли, ни по­лёт че­ло­ве­ка в кос­мос и на Лу­ну, ни ис­сле­до­ва­ния Ве­не­ры,

РАЗ­МЕР НОБЕЛЕВСКОЙ ПРЕ­МИИ В 2017 Г. СО­СТА­ВИЛ 1,12 МЛН ДОЛЛ. В КАЖ­ДОЙ НОМИНАЦИИ.

На­гра­ду в об­ла­сти физиологии и ме­ди­ци­ны по­лу­чи­ли аме­ри­кан­цы Джеф­ф­ри Холл, Май­кл Роз­баш и Май­кл Янг. Как ска­за­но в за­яв­ле­нии Но­бе­лев­ско­го ко­ми­те­та, учё­ные «смог­ли за­гля­нуть внутрь на­ших био­ло­ги­че­ских ча­сов и про­лить свет на их внут­рен­ние про­цес­сы». Речь о так на­зы­ва­е­мых цир­кад­ных рит­мах - ко­ле­ба­ни­ях па­ра­мет­ров ор­га­низ­ма, свя­зан­ных со сме­ной дня и но­чи. Как выяснилось, они есть у всех жи­вых су­ществ. Учё­ные про­во­ди­ли ис­сле­до­ва­ния на пло­до­вых муш­ках - у них на­шли ген, кон­тро­ли­ру­ю­щий цир­кад­ные рит­мы. Впо­след­ствии уда­лось до­ка­зать, что та­ким же об­ра­зом био­ло­ги­че­ские ча­сы ра­бо­та­ют у дру­гих мно­го­кле­точ­ных ор­га­низ­мов, в том чис­ле у че­ло­ве­ка.

Са­мой пред­ска­зу­е­мой в этот раз ока­за­лась премия по физике. Мар­са и даль­них пла­нет не мог­ли уло­жить­ся в про­кру­сто­во ло­же Нобелевской пре­мии. Да это и не тре­бу­ет­ся - по­доб­ные до­сти­же­ния не тре­бу­ют на­град, да­же пре­стиж­ных. Они - со­бы­тия ис­то­рии, из­ме­ня­ю­щие ход раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции.

А вот кон­крет­ным лю­дям бы­ва­ет обид­но. Как обид­но, на­вер­ное, сей­час ака­де­ми­ку Пу­сто­вой­ту. Ме­сяц на­зад мы бе­се­до­ва­ли с ним о гра­ви­та­ци­он­ных вол­нах. Вла­ди­слав Ива­но­вич ещё 55 лет на­зад вме­сте с М. Е. Гер­цен­штей­ном пред­ска­зал, как имен­но мож­но об­на­ру­жить и за­фик­си­ро­вать гра­ви­та­ци­он­ные вол­ны. Физик-тео­ре­тик то­гда ра­бо­тал в зна­ме­ни­том ФИАНе, где по до­сто­ин­ству мог­ли оце­нить пред­ло­же­ния их мо­ло­до­го кол­ле­ги. Их оце­ни­ли, но тут же объ­яс­ни­ли, что со­здать та­кие уни­каль­ные ин­стру­мен­ты, как ги­гант­ский ин­тер­фе­ро­метр, по­ка нет воз­мож­но­сти.

Лишь че­рез 50 лет пред­ска­за­ние ста­ло ре­аль­но­стью! И сде­ла­ли это аме­ри­кан­ские учё­ные, ко­то­рые нын­че от­ме­че­ны Нобелевской пре­ми­ей имен­но за от­кры­тие гра­ви­та­ци­он­ных волн.

- В Лу­и­зи­ане по­стро­ен уни­каль­ный ин­тер­фе­ро­метр, - рас­ска­зы­вал мне ака­де­мик Пу­сто­войт. - Это 4-ки­ло­мет­ро­вая тру­ба, в ко­то­рой от­ка­чан воз­дух до глу­бо­ко­го ва­ку­у­ма. В ней идёт ла­зер­ный луч, по­том он от­ра­жа­ет­ся от зер­кал и воз­вра­ща­ет­ся в цен­траль­ное зда­ние, где и про­ис­хо­дит на­блю­де­ние за ин­тер­фе­рен­ци­ей. Со­ору­же­ние очень до­ро­го­сто­я­щее. Здесь ис­поль­зу­ют­ся са­мые со­вре­мен­ные тех­но­ло­гии. На се­ве­ре Шта­тов был по­стро­ен вто­рой ин­тер­фе­ро­метр.

- Та­кие при­бо­ры есть толь­ко в Аме­ри­ке?

- Нет, есть ещё непо­да­лё­ку от зна­ме­ни­той Пи­зы в Ита­лии, в Гер­ма­нии, стро­ят­ся в Ки­тае, Япо­нии и дру­гих стра­нах. Я был в Ита­лии, эта уста­нов­ка про­из­ве­ла на ме­ня неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние. Хо­тя не обо­шлось и без ка­зу­сов. При­бор этот на­столь­ко точ­ный, что все­го лишь один та­ра­кан при­вёл его в негод­ность. Он ка­ким-то об­ра­зом по­пал внутрь тру­бы - и из-за это­го из­ме­ре­ния ис­ка­жа­лись. - А что у нас? - Два го­да на­зад при­ез­жа­ли ита­льян­цы, они пред­ло­жи­ли нам по­мощь в стро­и­тель­стве ин­тер­фе­ро­мет­ра на тер­ри­то­рии Рос­сии. Но в пра­ви­тель­стве нам ска­за­ли, что де­нег нет. Обид­но, ко­неч­но! Уже пер­вые на­блю­де­ния в США по­ка­за­ли, что мы име­ем де­ло с очень ин­те­рес­ным яв­ле­ни­ем. Впер­вые гра­ви­та­ци­он­ные вол­ны бы- ли за­ре­ги­стри­ро­ва­ны на уста­нов- ке LIGO в сен­тяб­ре 2015 г. Вол­ны ис­хо­ди­ли от сли­я­ния 2 чёр­ных дыр.

Боль­шин­ство экс­пер­тов в сво­их про­гно­зах на­ка­нуне от­да­ва­ли пред­по­чте­ние меж­ду­на­род­ной груп­пе учёных - кол­ла­бо­ра­ции LIGO, ко­то­рая впер­вые за­ре­ги­стри­ро­ва­ла гра­ви­та­ци­он­ные вол­ны. Но­бе­лев­ско­му ко­ми­те­ту бы­ло бы труд­но про­игно­ри­ро­вать на­уч­ную ра­бо­ту, ко­то­рая ста­ла глав­ным от­кры­ти­ем го­да в об­ла­сти фи­зи­ки. А кто-то из спе­ци­а­ли­стов счи­та­ет её и во­все от­кры­ти­ем ве­ка.

84 РА­ЗА ВЫ­ДВИ­ГАЛ­СЯ НА ПРЕ­МИЮ НЕМЕЦ­КИЙ ФИЗИК.

- Но что это от­кры­тие да­ёт нам, обы­ва­те­лям?

- Это но­вый ка­нал по­лу­че­ния ин­фор­ма­ции о Все­лен­ной. Та же чёр­ная ды­ра ле­тит на­встре­чу дру­гой со ско­ро­стью, рав­ной по­ло­вине ско­ро­сти све­та, и те­перь мы мо­жем это на­блю­дать!

К со­жа­ле­нию, до­бав­лю уже от се­бя: у нас по-преж­не­му нет воз­мож­но­сти со­зда­вать та­кие уни­каль­ные на­уч­ные уста­нов­ки. А по­то­му за про­ис­хо­дя­щим в глу­би­нах Все­лен­ной мы мо­жем сле­дить лишь по пуб­ли­ка­ци­ям в на­уч­ных жур­на­лах и в Ин­тер­не­те.

ВМЕ­СТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Го­во­ря об ожи­да­ни­ях, я имел в ви­ду двух дру­гих на­ших учёных.

Ака­де­мик Алек­сандр Фё­до­ро­вич Ан­дре­ев - ав­тор круп­ней­ше­го от­кры­тия в физике: так на­зы­ва­е­мое «ан­дре­ев­ское от­ра­же­ние». По­ня­тие это уже дав­но пе­ре­ко­че­ва­ло со стра­ниц на­уч­ных жур­на­лов в учеб­ни­ки фи­зи­ки.

Ака­де­мик Юрий Цо­ла­ко­вич Ога­не­сян - ав­тор от­кры­тия но­вых эле­мен­тов таб­ли­цы Мен­де­ле­е­ва. Но­вый эле­мент на­зван в его честь - «ога­не­сон».

Ко­неч­но, оба они уже впи­са­ли свои име­на в ис­то­рию ми­ро­вой на­у­ки, и, ка­за­лось бы, Нобелевская премия ни­че­го не до­ба­вит к их сла­ве. Но её при­суж­де­ние необ­хо­ди­мо са­мой «Но­бе­лев­ке», что­бы её ав­то­ри­тет не по­мерк от слу­чай­но­стей и по­ли­ти­кан­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.